18+
суббота, 27 августа

Польша бряцает оружием

Варшава опять атаковала Москву, вспомнив на этот раз трагедию под Смоленском

  
11982
Министр обороны Польши Антоний Мацеревич
Министр обороны Польши Антоний Мацеревич (Фото: Forum/TASS)

Министр обороны Польши Антоний Мацеревич назвал «террористическим актом» авиакатастрофу под Смоленском в 2010 году, в результате которой погиб президент страны Лех Качиньский. Такое заявление он сделал во время выступления на международной конференции «Современная политика: конфликты и терроризм», передает «Радио Польши».

Глава польского военного ведомства назвал терроризм «порождением социалистическо-советских идей», и отметил, что он не существовал в истории западного христианского мира.

«На данный момент терроризм используется против западных государств как инструмент провоцирования потока миграции с целью дестабилизации европейского континента. Стоит помнить, что Польша была первой жертвой терроризма в 1930-е годы. После смоленской катастрофы мы можем сказать, что Польша стала первой жертвой терроризма в рамках современного конфликта, который разыгрывается на наших глазах», — объявил Мацеревич.

Авиакатастрофу под Смоленском польский министр поставил в один ряд с обострением ситуации на Юго-Востоке Украины и конфликтом в Южной Осетии и Абхазии, однако напрямую не заявил, что за падение самолета ответственна Москва.

«Мы прекрасно видим это на примере истории последних 10 лет. Без сомнения, вооруженному нападению на Грузию предшествовала внутренняя диверсия. Без сомнения, целью того, что случилось под Смоленском, было лишение Польши лидерства, которое вело нас к независимости. Очередными шагами было нападение на Украину, оккупация промышленной части страны, крушение самолета „Малазийских авиалиний“, вмешательство в ситуацию в Сирии», — подытожил он.

Напомним: за несколько месяцев пребывания на посту Мацеревич успел сделать ряд громких заявлений (министром обороны он стал в ноябре 2015 года, после победы на парламентских выборах консервативной партии «Право и справедливость», которую возглавляет бывший премьер Ярослав Качиньский). В частности, в декабре он призвал увеличить вдвое численность вооруженных сил, чтобы противостоять военным угрозам, а в январе назвал Польшу «фронтовым государством». 12 марта Мацеревич анонсировал превращение Польши в полноправного члена НАТО летом текущего года.

В Москве предсказуемо резко отреагировали на слова Мацеревича. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал заявление польского министра «голословным» и «не имеющим ничего общего с реальностью», а глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая — без околичностей — «бредом».

Возможно, стремление выставить Россию в образе монстра объясняется попыткой сместить фокус общественного недовольства. Польшу сотрясают многотысячные демонстрации: новое руководство закручивает гайки, пытаясь реформировать судебную систему, и часть поляков этим недовольна.

Чего на деле хотят польские власти, куда заведет Варшаву привычка бряцать оружием?

— Нынешняя Польша строит государственную политику, и вообще государственную идею, на радикально-антироссийской основе, — считает кандидат исторических наук, доцент Факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко. — Надо понимать: с момента развала СССР Польша претендовала на роль лидера среди государств Восточной Европы. Именно желание исторического реванша Польши стоит за проектом Вишеградской четверки (объединения четырех центральноевропейских государств — Польши, Чехии, Словакии и Венгрии) и проектом ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия). Причем, в Варшаве прекрасно понимают: пока Россия является сильным государством, установить преобладание Польши в Балтийско-Черноморском регионе попросту невозможно. Особенно ясно это стало в последние годы, что породило у поляков приступы внешнеполитической истерики.

Есть еще важный момент. В мае 2017 года исполняется 20 лет основополагающему акту Россия-НАТО. Польша уже сейчас блокировала переговоры по его переподписанию в прежней форме, но чем дальше, тем сильнее Варшава будет раздувать эту тему, чтобы получить реальное американское военное присутствие на своей территории.

«СП»: — Куда ведет Варшаву ее антироссийская политика?

— Думаю, поляки хотели бы создать крупный антироссийский блок под своим господством, в составе Польши, Прибалтики, Украины и Белоруссии. В этом и заключается сверхзадача нынешней внешней политики Варшавы. По сути, речь идет о воссоздании на новом историческом этапе Речи Посполитой. Вопрос только в том, как и в какой форме это будет достигнуто.

Надо сказать, проект такого блока появился еще в 1920-х, когда лидер возрожденной довоенной Польши маршал Юзеф Пилсудский предложил термин «междуморье», и стал рассматривать весь регион от Балтики до Черного моря как единую систему, которая в прошлом была частью Речи Посполитой.

Еще в те времена в Польше боролись два общественно-политических течения. Сторонники первого — «минималисты» — выступали за компактное Польское государство. Их противники — «максималисты» — напротив, настаивали на воссоздании Речи Посполитой «от моря до моря». Но только после окончания холодной войны, в 1989—1990 годы, в Польше победила идея возрождения Речи Посполитой в новой форме — через политические блоки (Вишеградскую группу) и при поддержке США.

И, надо сказать, поляки действительно важны американцам, прежде всего, в качестве противовеса России и Германии.

«СП»: — Каковы шансы, что Польша воплотит свои проекты в жизнь?

—  Большую Речь Посполитую, конечно, никто полякам воссоздать не позволит. Но реальными представляются два сценария.

Первый — что мы пойдем с Польшей на фактический раздел некоторых ныне существующих государств постсоветского пространства. В этом случае западные области Украины и, возможно, Белоруссии могут отойти Польше — при условии, что оставшиеся части Украины и Белоруссии (большие части этих республик) начнут дрейф в сторону России. Такой раздел, — скорее всего, через серию опасных конфликтов, — в итоге действительно может произойти.

А второй сценарий — что поляки, в конце концов, придут к конфликту не только с Россией, но и с Германией. А это всегда для Польши заканчивалось не самым лучшим образом.

Поляки забывают, что у них выросло всего-навсего одно поколение в истории, которое не знало передела границ Польши. И это тоже очень важный момент…

— Варшава демонстрирует отсутствие рациональных внешнеполитических планов, и строит политику на базе иррациональных комплексов, которые мотивированы исторически, — отмечает директор Института политических исследований Сергей Марков. — Новое правительство Польши является, на мой взгляд, не только крайне русофобским, но и антигерманским, антибрюссельским и, кстати сказать, очень антиукраинским. Это правительство настоящих националистов, которые по своим взглядам значительно более правые, нежели лидер французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, или лидер Австрийской партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе, которых клеймят в Европе за радикализм. При этом польское правительство является еще и откровенно проамериканским, и потому обвинять его публично в ЕС опасаются.

Есть другая важная характеристика членов польского правительства — их малообразованность, я бы сказал, «сельскость». Именно поэтому медиалогия Варшавы принимает такие примитивные формы.

По сути, члены польского кабмина хотят, чтобы Польша была лучше Германии, сильнее России, и, желательно, чтобы Украина ей подчинялась. При этом, повторюсь, связи между этими «хотелками» и рациональными планами у поляков нет, кроме желания накачивать свои вооруженные силы.

«СП»: — С кем Польша собирается реально воевать, с Россией?

— С Россией поляки воевать не могут. Москва на них нападать не собирается, а если нападет Варшава, катастрофа может случиться уже в течение 30 минут: все-таки РФ — это ядерная держава.

Внятного ответа, с кем Варшава собирается воевать, у нынешнего польского руководства просто нет. У него есть фобии, помноженные на низкий образовательный уровень членов кабмина.

«СП»: — У нас есть возможности для взаимодействия с ними?

— Почему нет? У Варшавы есть не только министр обороны, временами теряющий адекватность, но и люди несколько иных качеств, испытывающие недоверие к Брюсселю, нелюбовь к постиндустриальному миру, уважение к религии и традиционным ценностям, а также нелюбовь к банде, захватившей власть на Украине. Это как раз те основания, на которых мы можем находить общий язык даже с нынешним сложным польским правительством.

Думаю, нам нужно игнорировать польскую риторику, и обращать внимание только на действия. И при этом — как положено взрослым образованным людям при общении с агрессивным подростком — стараться найти мотивы для взаимодействия…

— Всплеск антироссийской риторики связан с тем, что в Польше утверждается новая власть, — уверен ведущий научный сотрудник РИСИ Олег Неменский. — Эта власть сейчас реализует то, о чем говорила все последние годы, находясь в оппозиции. Сегодня партия «Право и справедливость» является абсолютной властительницей Польши — она контролирует президентский пост, правительство и парламент. А значит, у нее есть реальная возможность пересмотреть прежнюю политику Варшавы.

Я не исключаю, что в ходе этого пересмотра дело дойдет до официального обвинения России в катастрофе под Смоленском, и в убийстве польского президента Леха Качиньского. Если «Право и справедливость» будет и дальше реализовывать свои антироссийские идеи, дипотношения между нашими странами могут быть заморожены, а связи порваны почти на всех уровнях.

В то же время в Польше немало политических сил, которые громко говорят о том, что полный разрыв отношений с Москвой для Варшавы невыгоден. Дело в том, что российско-европейские отношения в любом случае сохранятся, и если Польша пойдет на разрыв с Россией, это вытеснит ее на периферию европейской политики. Это существенно снизит вес Польши на международной арене.

Словом, слишком далеко зайти на пути русофобии Варшаве мешают естественные политические ограничители. Тем не менее, антироссийская риторика нынешней власти будет только нарастать. Впрочем, расти будут и оппозиционные настроения, поскольку недовольство Варшавой в польском обществе уже сегодня велико. Это значит, нынешняя радикальная политика в перспективе станет ассоциироваться с крайне непопулярной властью, что сыграет на руку российско-польским отношениям…

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Павел Святенков

Политолог

Комментарии
Первая полоса
Оживляя историю Оживляя историю

О том, как генеалогические изыскания совпали с невероятными семейными легендами

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье