18+
вторник, 6 декабря

Киеву дали время и деньги

Почему Путин посоветовал российскому бизнесу не уходить из Украины

  
32222
Киеву дали время и деньги
Фото: Zuma/TASS

Судьба российского бизнеса на Украине стала одной из тем недавней закрытой встречи Владимира Путина с представителями предпринимательской элиты, которая прошла 24 марта в рамках съезда РСПП. Об этом в интервью Business FM рассказал президент Союза Александр Шохин.

По словам главы РСПП, бизнесмены поинтересовались у лидера государства относительно ситуации в Украине. В смысле, нужно ли распродавать активы, учитывая, мягко говоря, некомфортные условия, которые в последнее время создает «незалежная» для российских предпринимателей.

Президент не стал давать рекомендаций — уходить или оставаться, отметил Шохин. Но предложил, по его выражению, «чуть-чуть еще потерпеть», пока есть надежда на нормализацию отношений.

Надежда, действительно, как известно, умирает последней. Но хулиганские набеги так называемых «украинских патриотов» на филиалы российских банков, АЗС и офисы компаний совершаются на Украине все чаще и чаще. Подобное времяпрепровождение уже стало своего рода национальной забавой для неуравновешенных молодчиков. И вряд ли вандалы угомонятся в ближайшее время. Тем более что власть смотрит эти «шалости» сквозь пальцы. И даже поощряет на официальном уровне. Можно, например, вспомнить, как депутат Верховной рады Игорь Луценко недавно призывал посредством погромов выразить бойкот российскому бизнесу и продемонстрировать «всеукраинский характер».

Кстати сказать, как раз когда наш президент призывал бизнесменов не спешить уходить из Украины, Киевский суд выпустил из-под домашнего ареста Николая Коханивского. Скандально известный своими нацистскими и антисемитскими взглядами комбат батальона ОУН, как сообщает ИА «ПолитНавигатор», был задержан за организацию погромов отделений «Альфа-банка» и «Сбербанка», которые имели место в Киеве 20 февраля. Коханивского взял на поруки другой нацист Игорь Мосийчук. И прокурор ничего не имел против.

Есть ли в этих условиях смысл терпеть?

Этот вопрос «СП» адресовала замдиректора Центра украинистики и белорусистики МГУ, члену Совета по межнациональным отношениям при Президенте России Богдану Безпалько:

— Прежде всего, должен сказать, что российский бизнес, который был представлен на Украине, он никогда не был пророссийским. Никогда не был активным в политике. Наоборот, он подстраивался под существующие там идеологические нормы, и вполне комфортно себя чувствовал на протяжении всего существования независимой Украины. В данной ситуации российский бизнес в значительной степени ответственен и за то, что происходило на Евромайдане.

«СП»: — Поясните?

— Могу сказать, что ни одна партия, ни одна организация не была создана (или поддерживалась) российскими бизнесом для того, чтобы, собственно, отстаивать какие-то российские национальные интересы. Поэтому те потери, которые он сейчас несет, в значительной степени порождены им же самим. Либо его бездействием, либо откровенным желанием приспособиться к существующим реалиям на Украине.

Это же относится, кстати, и к бизнесу в области средств массовой информации. Клоны российских газет, клоны российских радиостанций никогда не являлись пророссийскими по своему содержанию. В лучшем случае, они были умеренно русофобскими. Именно это вызывало и вызывает сейчас ненависть у украинских радикалов.

Конечно, после Евромайдана ситуация несколько изменилась. И сейчас, действительно, бизнес может говорить о том, что он теряет свои активы. Но я бы здесь в первую очередь говорил не о нападениях на офисы наших банков. Не о Коханивском, и таких как он. Это, на самом деле, мелочь. Ну, разбили несколько стекол… Где-то во Львове или Тернополе демонтировали слово «Россия» на вывеске… Где-то еще закидали яйцами… Все это никакими убытками по большому счету не является. И страховка там вполне все способна покрыть.

«СП»: — Что тогда считать убытками?

— К реальным потерям бизнеса можно отнести конфискацию ряда активов — нефтеперегонных заводов, например. ЛУКОЙЛ ведь фактически уже выставили с Украины.

А также потерю прибыли вследствие катастрофического снижения покупательной способности на Украине. И закрытие рынков украинских для российских производителей.

Дело в том, что расчет бизнесменов, которые вели бизнес с Украиной, строился на том, что эмбарго со стороны Киева вводиться не будет. С учетом того, что российский рынок для украинского производителя все-таки неизмеримо важнее, чем украинский для российского.

Это, безусловно, так. Но, тем не менее, рынок 45-миллионной тогда еще Украины, это все-таки достаточно хорошее подспорье для бизнеса. Это был достаточно обширный рынок, который позволял предпринимателям из России получать хорошую прибыль.

Я напомню, что когда только начинались все эти процессы — еще до Евромайдана — украинские националистические активисты, например, швырялись в посольство РФ тогда не яйцами, а, скажем, пакетиками российского чая или российскими шоколадками. То есть, даже в области пищевых продуктов, которыми как раз славилась и славится Украина, российский производитель на ее территории находил рынок сбыта.

«СП»: — Но это все как бы в прошлом. Реалии сегодняшние совсем другие…

— Именно сейчас, когда встал вопрос о том, уходить ли совсем с территории Украины — т.е., не рассчитывать ли на то, что этот рынок будет потерян навсегда, - Путин и предупредил бизнесменов, что спешить не стоит. Пока есть надежда на некую нормализацию отношений — на мой взгляд, призрачная.

Или же, по крайне мере, на то, что удастся заставить украинских политиков соблюдать интересы российского бизнеса на Украине. В том числе и в банковской сфере. Потому что уже звучали голоса, что нужно полностью ликвидировать возможность работы банковских структур на Украине, которые имеют значительную часть российского капитала.

«СП»: — Наоборот, глава Нацбанка Гонтарева недавно вынуждена была признать, что без российских банков Украина как раз не выживет. Общая сумма из активов — более 70 млрд. грн., это 25% банковской системы страны. То есть, понимают?

— Проблема в том, что логика действий украинских политиков, она не вписывается даже в рамки национальных и государственных интересов Украины с самой радикальной националистической доктриной. Потому что любая доктрина самостоятельная предусматривает все-таки, прежде всего, выгоду для своей собственной страны. Украина действует по принципу «навредить России». И это явно сценарий, который разрабатывался за пределами «незалежной». Поэтому — да, возможно, ликвидация структур со значительным российским капиталом в банковской сфере нанесет урон экономике Украины. Но здесь главная цель другая — нанесение ущерба именно российской экономике, российскому капиталу.

Фактически вся экономическая политика сегодняшней Украины строится по этому принципу. То же эмбарго, которое Украина объявляла России, оно наносило самый большой ущерб, прежде всего, самой Украине. И только потом — России.

Известно, что свято место пусто не бывает. И можно предположить, если российские банки будут изгнаны, на этот рынок придут другие. Например, немецкие, или шведские. Которые, кстати, будут на более жестких условиях работать на Украине, и будут выбивать из нее прибыль.

«СП»: — А что, по-вашему, стоит за словами президента? Только пожелание?

— Возможно, помимо надежд на нормализацию отношений президент имеет в виду еще некие рычаги влияния на Киев, которые являются достаточно мощными, но пока еще незадействованными. И я думаю, он рассчитывает с помощью этих рычагов заставить, если не вернуть — пусть частично — на круги своя отношение к российскому бизнесу, то хотя бы сохранить то, что имеется сейчас. Поэтому, собственно, и призвал бизнес не уходить из Украины.

По мнению директора Института региональных проблем, политолога Дмитрия Журавлева, говорить о перспективах российского бизнеса на Украине в нынешних условиях проблематично:

— Они, однозначно, без нас не обойдутся. Поскольку в европейскую экономику не встроятся. Это невозможно. Потому что невозможно, в принципе.

И для нас был бы смысл «потерпеть». Если бы речь шла только об экономике. Вопрос в том, что экономика сегодняшняя не живет без политики. К тому же, политические власти Украины не гарантируют безопасность бизнеса, а значит, все его шансы обнулятся ровно в тот момент, когда нас захотят подоить. Нам будут позволять пастись, а потом выдоят.

Но, возможно, наш президент знает что-то (чего мы с вами не знаем) о том, что украинская власть через год, через месяц готова будет дать реальные гарантии нашему бизнесу. Тогда все правильно.

Если же мы исходим из сегодняшней ситуации, то в условиях, когда российские граждане на территории Украины никакими правами реальными не обладают и никак не защищены, то трудно представить, как наш бизнес там может дальше работать. Вам просто могут сказать: «Забудьте обо всем, это теперь наше». Это могут сказать в любой день, в любую ночь… когда настроение придет. Или обострится проблема платежей за газ.

Поэтому при сегодняшних политических реалиях сохранять бизнес на Украине как минимум опасно. Если не сказать безрассудно.

Досье «СП»

На 1 октября 2015 года остатки по прямым инвестициям из России в украинскую экономику составили 2,17 млрд долл., включая 1,48 млрд. участия в капиталах компаний и 691 млн. — в долговых инструментах, напоминает РБК. При этом по сравнению с началом 2014 года общий показатель упал в 2,8 раза (почти с 6 млрд долл.).

На Украине у российских предприятий остаются также крупные активы. Государственная «Роснефть» владеет Лисичанским НПЗ в Луганской области, а также 141 АЗС. В январе 2016 года украинские СМИ сообщали, что «Роснефть» собирается продать заправки швейцарской Glusco Energy, но сделка пока не состоялась. ЛУКОЙЛ еще в августе 2014 года продал сеть из 238 АЗС, но компании до сих пор принадлежит украинская нефтехимическая компания «Карпатнефтехим».

UC Rusal Олега Дерипаски владеет на Украине Николаевским глиноземным заводом. До 2015 года компании принадлежал Запорожский производственный алюминиевый комбинат, но актив был национализирован властями Украины. У «Мечела» Игоря Зюзина есть частично законсервированный Донецкий электрометаллургический комбинат. А у Evraz Романа Абрамовича и Александра Абрамова — Днепропетровский металлургический завод имени Петровского (производство стали), «Баглейкокс» (производство металлургического кокса) и «Сухая балка» (добыча железной руды).

VimpelCom, подконтрольная структуре Михаила Фридмана и его партнеров LetterOne, владеет крупнейшим украинским мобильным оператором «Киевстар». Второй крупнейший оператор — «МТС Украина», принадлежащий группе МТС.

В банковской сфере работают Сбербанк Украины, «дочки» ВТБ и Альфа-банка, дочерний банк Внешэкономбанка — Проминвестбанк. Есть и более мелкие инвестиции: например, инвесткомпания A1 владеет 24% нефтегазовой Regal Petroleum, а московская Proxima Capital Group — 20% нефтегазовой JKX Oil & Gas, связанной с украинским олигархом Игорем Коломойским.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня