Политическая экономия американской индустрии вооружений

Всесилие военно-промышленного комплекса США пугало даже президента Эйзенхауэра

  
3190
На фото: президент США Дональд Трамп, главный исполнительный директор Lockheed Martin Мариллин Хьюсон и главный летчик-испытатель компании Алан Норман у истребителя F-35 на выставке "Сделано в Америке"
На фото: президент США Дональд Трамп, главный исполнительный директор Lockheed Martin Мариллин Хьюсон и главный летчик-испытатель компании Алан Норман у истребителя F-35 на выставке «Сделано в Америке» (Фото: DPA/TASS)

Президент Дуайт Эйзенхауэр, предупредил об опасности ВПК в 1961 году. Хотел назвать его «военно-промышленно-конгрессовским комплексом», но решил, что это будет неосмотрительно и неблагоразумно. Сегодня «комплекс» можно называть «военно-промышленно-конгрессовско-почти-всеобъемлющим».

Бизнес во всех его видах учитывает и использует бюджет министерства обороны (МО). Lockheed — крупнейший подрядчик оружейного бизнеса. Корпорация связывает ВПК со всем миром, закупая комплектующие, например, для истребителя-бомбардировщика F-35, во многих странах мира.

Другие типы бизнесов тоже располагают громадными многолетними контрактами, стоимость которых исчисляется миллиардами долларов. И это — вопреки положению конгресса, запрещающего выделять оборонные деньги на более, чем двухлетний срок. Здесь выделяются такие строительные компании, как Fluor, KBR, Bechtel, и Hensel Phelps. Они строят огромные базы как внутри США, так и за рубежом, нанимают местных или, как правило, граждан стран третьего мира, которые и выполняют работы. На многомиллиардных контрактах сидят подрядчики в сфере коммуникационных технологий, разведывательного анализа, транспорта, логистики, снабжения продуктами питания и одеждой.

Средние, малые и крошечные бизнесы болтаются на «рождественской елке» Пентагона, содействуя всенародным аплодисментам — или молчанию — по поводу военного бюджета. Так, малое предприятие, находящееся в собственности черных — KEPA-TCI (строительство) — получило контрактов на 356 миллионов долларов. По-настоящему малые и крошечные предприятия тоже втянуты в систему — ландшафтные дизайнеры, химчистки, детсады и гусопасы из Come-Bye Goose Control, что в Мэриленде.

Читайте также

На крупных контрактах МО «сидят» издательства — McGraw-Hill, Greenwood, Scholastic, Pearson, Houghton Mifflin, Harcourt, Elsevier и другие. Нечего удивляться той предвзятости, которая царит в этой отрасли, включая учебники. Влияние этой отрасли на читающих и учащихся объясняет молчание грамотной толпы и выпускников вузов.

То, что осталось от профсоюзов, тоже включено в производство вооружений. Их комитеты политической активности финансируют «прогрессивных» кандидатов для нашей политической системы. А они помалкивают о войне и угрозе ядерного уничтожения.

Военные расходы хоть и составляют всего 6% ВВП, но они имеют огромное воздействие потому, что:

1) это растущий сектор;

2) ему не грозят экономические спады;

3) он не зависит от капризов и прихотей обычного потребителя;

4) во многих регионах это единственное, что процветает;

5) здесь действует «мультипликативный эффект»: субподряды, корпоративные закупки, трата денег занятыми в этом секторе по месту расположения бизнесов.

Продукция ВПК с момента выпуска готова к уничтожению и устареванию. Что не потребляется в военных действиях — сгнивает или дарится нашим друзьям, а потом заменяется на еще немного более смертоносную штучку.

Рабочие места — вот то оружие ВПК, которое невозможно победить. И члены конгресса, чиновники штатов и местных органов власти знают это. Здесь отыщутся хорошо оплачиваемые работы для механиков, ученых, инженеров и даже уборщиков туалетов. Вооружение хорошо и для экспорта, ведь от наших союзников требуется, чтобы их оборудование соответствовало нашим спецификациям. Правительства, повстанцы, террористы, пираты и гангстеры — все заинтересованы в наших смертоносных устройствах.

Наш ВПК приносит высокие дивиденды по инвестициям. От этого выигрывают не только руководители корпораций и другие богатеи, но и средний класс, и рабочий люд, а также церкви, благотворительные и культурные организации. Высокодоходные инвестиции по взаимным фондам, предлагаемые Vanguard, Fidelity и другими, очень сильно завязаны на производителей вооружений.

Индивидуальные инвесторы могут и не знать, из чего состоят их портфели, а вот институциональные — знают. Проект «Мир помимо войны» выступает за вывод из военных активов инвестиционных средств работников властей штатов и местных органов власти — полицейских, пожарных, учителей и других гражданских служащих. По их данным, больше всего инвестируют в ВПК: шестой по величине пенсионный фонд в мире CALpers (California Public Employees Retirement System — Пенсионная система гражданских служащих Калифорнии), Пенсионная система учителей штата Калифорния (California State Teachers Retirement System), Пенсионная система учителей штата Нью-Йорк (New York State Teachers Retirement System), Пенсионная система служащих города Нью-Йорк (New York City Employees Retirement System) и Пенсионная общая система штата Нью-Йорк (New York State Common Retirement Fund). А ведь когда-то нью-йоркские учителя были гордыми родителями детишек в красных памперсах.

Госдеп, департаменты внутренней безопасности, энергетики, по делам ветеранов, внутренних дел, а также ЦРУ, AID, ФБР, NASA и другие агентства пропитаны военными проектами и задачами. Даже департамент сельского хозяйства имеет с МО «совместную» программу «восстановления» Афганистана путем создания там поголовья крупного рогато скота и молочного производства.

И неважно, что и коров, и быков, и корма для них нужно ввозить — коровы и быки не пасутся в той же местности, где могут пастись родные для тех мест овцы и козы. Местная живность дает йогурт, масло и шерсть, пасется на крутых склонах — но это же так не по-американски!

Читайте также

Конгресс — твердый союзник ВПК. Вклады в политические кампании от политических комитетов подрядчиков щедры, а лоббирование обширно. Таковы же и издержки финансовых институтов, массированно инвестирующих в ВПК. У самих конгрессменов в собственности находится значительный объем акций ВПК. Они, сотрудники штатов и органов местной власти хорошо представляют себе экономическую значимость военных контрактов для их штатов и округов.

Военные базы — как внутри США, так и по всему миру — это движитель экономики, узел местных общин. Доклад МО (DoD Base Structure Report for Fy2015) дает перечень более 4 000 владений внутри страны. Это полигоны для бомбометания или вербовочные пункты, возможно, — базы, оказывающие существенное влияние на местную экономику. Крупнейшая из них — Форт Брэгг в Северной Каролине — это город в городе. Она оказывает не только экономическое, но и культурное влияние на весь регион.

В Калифорнии примерно 40 баз и значительное число производителей вооружений. Офицеры, как правило, живут вне баз. Поэтому рынок недвижимости, рестораны, розничная торговля, автомастерские, отели и другие бизнесы процветают. Местное население также находит рабочие места на базах. Закрытые объекты нередко превращают в туристические достопримечательности — как, например, ядерный полигон Hanford Nuclear Reservation.

Не остается без внимания и сектор бесприбыльных организаций. Привечают даже антивоенные организации — такие, как «Ветераны Ирака против войны» (Iraq Veterans Against War), «Ветераны за мир» (Veterans for Peace), «Мир помимо войны» (World Beyond War), «Мирное действие» (Peace Action), «Союз озабоченных ученых» (Union of Concerned Scientists), «Центр международной политики» (Center for International Policy), «Католический рабочий» (Catholic Worker), Коалиция «Ответ» (Answer Coalition) и др.

Однако, в отличие от периода Вьетнамской войны не наблюдается никаких групп религиозных лидеров, громко протестующих против войны. А те немногие студенты, которые участвуют в политической деятельности, больше озабочены совсем другими проблемами.

Бесприбыльные организации участвуют в делах ВПК несколькими способами. Некоторые из них — явные партнеры ВПК: бойскауты Boy and Girl Scouts, Красный крест, ветеранские благотворительные организации, такие военные исследовательские организации, как RAND и Институт оборонного анализа (Institute for Defense Analysis), такие исследовательские организации истэблишмента, как Институт «Американское предприятие» (American Enterprise Institute), Атлантический совет и флагман проекции власти Америки на весь мир «Совет по международным отношениям» (Council on Foreign Relations).

Образовательные учреждения всех видов вплетены в ВПК. Университету не обязательно быть выдающимся, чтобы стать компонентом ВПК. Большинство из них завалены контрактами, программами переподготовки отставных офицеров, имеют в составах своих попечительских советов действующих офицеров и представителей подрядчиков ВПК. Исследование по 100 наиболее милитаризованным университетам можно посмотреть здесь.

В явных и тайных операциях давно участвуют крупные либеральные организации. Они всегда тесно сотрудничали с ЦРУ. А Council on Foreign Relations служил связующим звеном между Уолл-Стрит, крупными корпорациями, научными кругами, СМИ и лицами, принимающими внешнеполитические и военные решения.

С филантропическими, культурными, экологическими и профессиональными организациями ВПК связано благодаря финансовым вкладам, совместным программам, спонсорству различных мероприятий, выставок, концертов, наград, инвестиций, через членство в советах директоров и контракты. Именно поэтому последние 25 лет наши граждане (как показывают опросы) демонстрируют удивительную поддержку наших вооруженных сил, их бюджета и их операций.

Самый щедрый филантроп из военных подрядчиков — General Electric. Корпорация напрямую раздает гранты организациям и учебным заведениям, выступает для них партнером.

Читайте также

Главные доноры «Фонда Карнеги» (Carnegie Endowment for International Peace), по данным отчета за 2016 год, — Разведывательное управление МО США (Defense Intelligence Agency), Cisco Systems, Open Society Foundations, госдеп, General Electric, НАТО и Lockheed Martin.

МО напрямую выступает донором таких организаций, как «Старшие Братья Старшие Сёстры Америки» (Big Brothers/Big Sisters), Boys and Girls Clubs, Boy Scouts, Girl Scouts, детская бейсбольная лига (Little League Baseball) и др.

Существует множество совместных программ и планов спонсорства. Вот лишь несколько примеров. Американская ассоциация женщин в университетах по национальной программе технического обучения (American Association of University Women’s National Tech Savvy Program) содействует тому, чтобы девушки выбирали естественные науки, технологию, инженерное дело и математику (STEM — Science, Technology, Engineering and Math) в качестве своей карьеры — при спонсорстве со стороны Lockheed, BAE Systems и Boeing.

Награды для младших школьников при спонсорстве Bechtel, United Technologies и других подрядчиков ВПК ставят задачу обучать детей рыночной экономике и предпринимательству. Фонд изобразительного искусства (Wolf Trap Foundation for the Performing Arts) вступил в партнерство с Northrop Grumman для того, чтобы «с раннего детства обучать детей додетсадовского и детсадовского возраста естественным наукам, технологии, инженерному делу и математике (STEM) по инициативе «Обучение через искусство». У Фонда Бектел (Bechtel Foundation) имеется две программы в интересах «устойчивой Калифорнии» — обучающая программа для помощи «молодым людям в развитии их знаний, умений и характера для изучения и понимания мира» и экологическая программа для продвижения «менеджмента, сопровождения и сохранения природных ресурсов штата».

В NAACP действует рассчитанная на год программа «Действуй так» (ACT-SO), «предназначенная для того, чтобы вербовать, стимулировать и развивать высоконаучные и культурные достижения афроамериканских учащихся средних школ» — при спонсорстве Lockheed Martin, Northrop Grumman и иже с ними. Обладатели национальной награды получают финансовое поощрение от крупнейших корпораций, стипендии на учение в вузах, подготовку в интернатурах и иное обучение — в военных отраслях.

В последние годы участники рынка вооружений стали ярыми экологами. Lockheed в 2013 году спонсировала форум Фонда устойчивости Американской торговой палаты (US Chamber of Commerce Foundation Sustainability Forum). Northrop Grumman поддерживает такие инициативы, как «Сохрани Америку прекрасной» (Keep America Beautiful), День общественных земель (National Public Lands Day), а также партнерство с Conservation International и с Arbor Day Foundation (восстановление лесов).

United Technologies основала спонсорство «Центр Совета „Зеленое здание“ для зеленых школ США» (U.S. Green Building Council Center for Green Schools) и со-учредителем «Дизайнерской академии устойчивых городов» (Sustainable Cities Design Academy). У национальной молодежной природоохранной организации «Мушкетеры деревьев» (Tree Musketeers) партнерами выступают Northrop Grumman и Boeing.

Как усердно ни ищи, в налоговых формах сложно найти инвестиции в конкретные организации. Но в 2006-м «Американский комитет Друзей на службе обществу» (American Friends Service Committee) в декларации о поступлениях имел 3,5 миллиона долларов. «Правозащитная» Human Rights Watch в 2015 году рапортовала о получении 3,5 миллионов долларов.

Тесные связи ВПК с бесприбыльными организациями через членство в советах директоров и исполнительное руководство позволяет держать «крышку плотно закрытой» в том, что касается антивоенной деятельности и выражения пацифистских взглядов. Например, Aspen Institute — исследовательская организация, у которой имеются постоянные местные эксперты. Но у нее есть практика собирать форумы активистов — таких, как лидеры в борьбе против нищеты.

Совет попечителей возглавляет Джеймс Краун. Одновременно он — директор в General Dynamics. Среди других членов Совета Мадлен Олбрайт, Кондолиза Райс, Хавьер Солана (бывший генсек НАТО) и бывшая член Палаты представителей Джейн Харман.

Харман в 1998 году получила медаль МО за отличие в службе, в 2007 году — памятную медаль с печатью ЦРУ, а в 2011-м — награду директора ЦРУ и медаль национальной разведки за отличную службу обществу. Сейчас она — член группы старших советников директора национальной разведки, член Трехсторонней комиссии и Совета по международным отношениям. В числе пожизненных попечителей Aspen Institute Лестер Краун и Генри Киссинджер.

Читайте также

В последние годы совет попечителей Carnegie Corporation включал Кондолизу Райс и генерала в отставке Ллойда Остина-третьего, руководившего в 2003 году вторжением в Ирак и заседающего сейчас в совете директоров United Technologies.

А бывший президент «Врачей за мир» (путаницы в названиях нет, это именно та известная организация Physicians for Peace) — контр-адмирал Гаролд Бернсен, бывший командующий войсками США на Ближнем Востоке. И он никогда не был врачом.

Члены советов директоров и исполнительные директора крупных оружейных корпораций состоят членами советов многих бесприбыльных организаций. Просто чтобы показать масштабы, перечислим некоторые.

В их число входят Национальный фонд рыбных ресурсов и дикой природы (National Fish and Wildlife Foundation), «Собственный фонд Ньюмана» (Newman's Own Foundation), Общественная библиотека Нью-Йорка (New York Public Library), Общество Карнеги-холл (Carnegie Hall Society), эколологические организации Conservation International, Wolf Trap Foundation, бойскаутская Boy Scouts, фестивальная Newport Festival Foundation, Toys for Tots, обучающая STEM organizations, Национальный научный центр (National Science Center), Институт мира США (US Institute of Peace) и многие другие фонды и университеты.

МО поощряет прием на работу отставных офицеров в качестве членов директоров или исполнительных директоров бесприбыльных организаций. Бригадный генерал ВВС США (в отставке) Иден Мёрри сейчас директор по правительственной трансформации и партнерства с агентствами в бесприбыльной организации «Партнерство за государственную службу» (Partnership for Public Service). Она считает, что «бывшие военные руководители обладают опытом прямого руководства и привносят талант и честность, которые могут быть использованы в бесприбыльной организации».

Крупным военным подрядчиком является Goodwill Industries (обучение и трудоустройство инвалидов, бывших преступников, ветеранов и бездомных). В 2000—2016 годах Goodwill южной Флориды получил 434 миллиона долларов, а в юго-восточном Висконсине — 906 миллионов. Подобные организации, работающие на МО, включают еврейскую Jewish Vocational Service and Community Workshop, (уборка помещений, 12 миллионов за 5 лет); «Маяк для слепых» (Lighthouse for the Blind, 4,5 миллиона), Национальный институт слепых (National Institute for the Blind); Pride Industries и т. д.

МО не стесняется работать с использующей труд заключенных Federal Prison Industries, которая продает мебель и иные товары. Эта государственная корпорация (т. е., не бесприбыльная) продала в 2016 году товаров на полмиллиарда долларов всем федеральным департаментам. Использование труда заключенных, иммигрантов, подростков и пенсионеров говорит о трансформации рабочего класса США и некоторым образом объясняет причину отсутствия у него революционного пыла или хотя бы мягкого несогласия с капиталистической системой.

Контракты с университетами, больницами и медицинскими учреждениями слишком многочисленны, чтобы их можно было описать в статье. Только Oxford University за медицинские исследования получил 800 000 долларов. Профессиональные ассоциации с внушительными контрактами включают образовательные (Institute of International Education, American Council on Education, American Association of State Colleges and Universities), научные (National Academy of Sciences), женские (Society of Women Engineers), индейские (American Indian Science and Engineering Society), мексиканские (Society of Mexican-American Engineers) и множество других. Совет властей штатов (Council of State Governments, бесприбыльная ассоциация чиновников) получил контракт на 193 000 долларов за работу над «готовностью».

Руководство, персонал, члены, доноры и волонтеры бесприбыльных организаций — это именно те люди, которые могли бы стать активистами в борьбе за мир. Тем не менее, покров «небезопасности» их душит, чтобы они молчали.

Читайте также

В дополнение к тем, кто прямо или опосредованно получает выгоду от военно-промышленного истэблишмента, существует масса людей, которые никак не связаны с ВПК, но все равно выступают за него. Эти люди подвергаются постоянной, неустанной пропаганде в пользу ВПК и его войн со стороны властей, печатных и цифровых СМИ, ТВ, киноиндустрии, спортивных шоу, парадов и компьютерных игр. Последние учат детей тому, что убивать — одно удовольствие.

Индоктринация осуществляется легко. Она начинается в системе образования, которая прославляет насильственную и жестокую историю страны. Наши школы полны программ и кружков по интересам, которые ведут сотрудники производителей вооружений. Дети могут не понимать взаимосвязей, но они запоминают логотипы и воспринимают милитаристские ценности.

Кого-то, может быть, возбуждает мысль о смерти и уничтожении. Но большинство просто пытается заработать на жизнь, держать на плаву свою организацию или «ржавый пояс», быть принятым в вежливой компании.

Тем же, кто считает, что жизнь на этой планете имеет шанс выжить, необходимо знать, на чем держится «военно-промышленно-конгрессовско-почти-всебъемлющий» комплекс.

«Свободная рыночная экономика» это миф. За те же триллионы мы могли бы иметь такую национальную экономику, которая очистила бы окружающую среду, обеспечила достойный уровень жизни и культурные возможности для всех и сохранила бы мир на земле.

Автор - Joan Roelofs, почетный профессор политических наук в Keene State College, штат Нью-Гэмпшир.

Перевод Сергея Духанова.


Публикуется с разрешения издателя.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня