Кремль испугался протеста «как в Париже» и готов на уступки

Как нужно изменить законодательство о массовых уличных акциях, чтобы не докатиться до «французской революции -2018»

  
19371
Кремль испугался протеста «как в Париже» и готов на уступки
Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Закон о митингах, шествиях и пикетировании может быть изменен. Такую возможность допустил Владимир Путин на заседании Совета по правам человека (СПЧ) 11 декабря. По словам президента, об изменениях закона о митингах «надо подумать» и «принять взвешенное решение». При этом он считает, что следует искать «компромиссы» и в условиях действующего законодательства.

Тему изменения закона о митингах поднял глава СПЧ Михаил Федотов. Он напомнил о правозащитнике Льве Пономарева, арестованном на 16 суток за призыв выйти на несанкционированную акцию, а также о том, что покойная глава МХГ Людмила Алексеева искала и находила компромиссы с властью, будучи одной из организаторов движения за свободу собраний Стартегия-31.

Несмотря на то, что Путин в тот день лично приехал проститься с Алексеевой и даже дал генпрокуратуре поручение проверить историю с Пономаревым, чувствовалось, что ему любая уличная активность граждан не по нутру. Призывы к несанкционированным митингам могут привести к событиям, «как в Париже», где разбирают брусчатку и жгут все подряд, заявил глава государства.

«ВВП за всё население выступил вчера „Мы же не хотим чтобы у нас как в Париже…“ Две третьих страны хотят, ВВП. В том-то и дело. Мордатые правозащитники вчера, те как в сметане живут, им „как в Париже“ — нож острый, и тебе Владимир Владимирович хорошо, но не нам», — отреагировал на замечание Путина колумнист «СП», а также инициатор Стратегии-31 Эдуард Лимонов.

Напомним, движение за свободу собраний опиралось на прямое действие российской конституции, игнорируя подзаконные акты, написанные чиновниками. Это привело к тактическому успеху движения в 2009—2010 годах, когда на Триумфальной площади столицы несанкционировано собирались тысячи людей. Однако после раскола среди организаторов движение сошло на нет.

В результате, во время выборов 2011—2012 годов российское общество оказалось дезориентированным и «болотные» протесты не достигли цели. Следствием этого стало последовательное «закручивание гаек» в последующие годы. Особое внимание власть уделяла как раз законодательству о митингах, считая, что в условиях политической не свободы именно уличные выступления представляют опасность.

Штрафы участникам несанкционированных акций были повышены до 20 тысяч рублей, а за повторное нарушение порядка проведения организаторов стали штрафовать на 150−300 тысяч рублей. К митингам приравняли автопробеги и встречи граждан с депутатами. Был введен запрет на уличные акции в ночное время, а неоднократные нарушения закона стали караться в уголовном порядке.

Шансы на принципиальные изменения закона о митингах, скорее всего, не велики. Причиной тому не только осторожная позиция главы государства, но тот факт, что инициаторов изменений — правозащитников в России многие воспринимают как лиц, ангажированных геополитическим соперником нашей страны — Америкой. Так, Алексееву похоронят в Вашингтоне, а за Пономарева уже вступился Госдеп. И как можно доверять мнению таких людей, спросят россияне.

По мнению адвоката Виолетты Волковой, в первую очередь можно надеяться на отмену уголовного преследования за неоднократное нарушение законодательства о митингах. А вот штрафы на фоне парижских событий могут и увеличить.

— Для правозащитников вопрос о смягчении законодательства о митингах стоял уже давно, с того самого момента, как стали «закручивать гайки» в 2012 году. Поэтому неудивительно, что они его озвучили перед президентом. Однако, я сомневаюсь, что будет какое-то серьезное послабление.

«СП»: — Почему?

— Смотрите, что происходит во Франции. Если представить нечто подобное в России, то нынешнее достаточно жестокое законодательство, которое предусматривает взыскание больших штрафов за участие в митингах, очень многих остановит. Люди не выйдут, так как предполагают очень серьезную материальную ответственность.

В России произошел резкий спад митинговой активности. Посмотрите, кто сейчас выходит на улицы. В основном дети, подростки, которых выводит Алексей Навальный. Они в силу отсутствия опыта еще не отдают себе отчет в последствиях своих действий.

«СП»: — Да, кидаются порой на полицию…

— Митинговая активность не предусматривает, что люди непременно будут вести себя агрессивно в отношении правоохранителей. Это, скорее, эксцесс митинговой деятельности. Поэтому жестких последствий за сам факт митинговой активности быть не должно. В первую очередь нужно выводить из-под уголовной ответственности неоднократные нарушения. Возможно, с этого и начнут. Это будет правильный шаг со стороны президента, который может дать рекомендации законодателям.

«СП»: — Правда, по статье 212.1 посадили пока всего одного человека — Ильдара Дадина. Да и то Верховный суд потом отменил ему приговор. Хорошо бы убрать чудовищные штрафы. Ведь это касается всех…

— А вот это сомнительно. Возможно, материальное наказание даже усугубят.

Хотя совсем подавлять протестную активность не следует. Посмотрите, какое недовольство вызвало повышение пенсионного возраста. Отказываться от социальных достижений, завоеванных десятилетиями, неправильно. Надо изыскивать иные способы для пополнения бюджета. И если люди хотят показать правительству, что они не согласны с этим увеличением, они имеют на это право. Если же его блокировать, «нарыв» однажды вскроется и последствия будут еще хуже. Как во Франции.

Представитель незарегистрированной партии «Другая Россия» Ольга Шалина полна негодования и скепсиса.

— Представители СПЧ поговорили с Путиным о «митингах». В пример договороспособности поставили Алексееву, которая, во-первых, «слила» Стратегию-31, а во-вторых умерла. Вот уж действительно идеальный оппозиционер для действующей власти. Путин не пренебрег примером и сказал, что законодательство можно и не менять, раз такие прекрасные компромиссы возможны.

Между тем санкции, предусмотренные за нарушения правил проведения митингов абсолютно не адекватны общественной опасности, а изворотливость чиновников, отказывающих в согласовании массовых мероприятий, не ограничена ничем и никем.

Штрафы за выход на улицу с плакатом или даже без него в разы превышают штрафы за нарушения например ПДД, представляющие действительно опасность для жизни и здоровья окружающих (от 10 до 300 тысяч рублей против «вилки» от 0, 5 до 30 тысяч рублей). Причем лишиться свободы за три несанкционированных пикета можно так же, как за ДТП с причинением тяжкого вреда здоровью человека — на три года.

«СП»: — Как конкретно эти меры бьют по карману активистов?

— Недавно мы посчитали на сколько наши партийцы «страданули» от нарушения чиновниками и правоохранителями 31 статьи Конституции РФ за последние три года уличной активности. То есть по статье 20.2 КоАП РФ.

Оказалось, что с мая 2015-го по декабрь 2018-го штрафы составили 2 млн 836 тысяч рублей. То есть в среднем за месяц почти на 90 тысяч рублей. Если разложить общую сумму на всех 112 задержанных за этот период, получится более чем по 25,3 тысячи рублей на человека.

«СП»: — Можно привести какой-то конкретный пример?

— В начале декабря нашего парня из Северодвинска Валерия Шептухина оштрафовали за повторное нарушение на 150 тысяч рублей. А днем ранее за другую акцию его оштрафовали на 200 тысяч рублей. Шептухин протестовал против завоза московского мусора в Архангельскую область и против пенсионной реформы. Нормально?

В свою очередь депутат Госдумы от КПРФ Денис Парфенов готов поддержать смягчающие поправки президента, однако иллюзий не питает.

— Вопрос, безусловно, актуальный, важный. Объективно говоря, институты гражданского общества у нас пока не очень сильно развиты. И массовые уличные акции, как одна из форм гражданской активности до сих пор играют значительную роль.

До сих пор власть, увы, абсолютно целенаправленно и последовательно шла по пути закручивания гаек, ограничивая конституционное право граждан проводить встречи, собираясь мирно, без оружия. И в последние годы мы стали свидетелями принятия по сути репрессивного законодательства, которое накладывало все новые и новые ограничения.

«СП»: — От драконовских штрафов участникам и организаторам до встреч граждан с депутатами Госдумы…

— Причем есть еще целый ряд изменений в региональных законах. Например, в Москве приняты поправки, которые не позволяют проводить даже одиночное пикетирование (на которое согласно федеральному законодательству не требуется согласования) если по одной и той же теме два человека стоят на расстоянии менее 50 метров друг от друга. Их уже можно «паковать» и оформлять как нарушителей общественного порядка.

Кроме того, в столице созданы так называемые «гайд-парки». В Сокольниках и в Парке Горького. Теперь всем политическим силам, и нам в том числе, пытаются навязывать эти площадки. Мол, нечего собираться в центре и всем мешать — идите протестовать в кусты.

А Казани свое изобретение. Там запретили проводить публичные мероприятия на определенном расстоянии от разного рода учреждений: органов власти, администраций, учреждений здравоохранения, образования и т. д. В итоге провести, например, шествие в Казани невозможно, потому что любой маршрут попадает в орбиту этого ограничивающего радиуса какого-либо учреждения.

Если сейчас федеральная власть хотя бы обратит внимание на эту проблему и объявит, что с этим всем надо что-то делать — это хорошо.

«СП»: — Обратила — президент сказал. Но как-то вяло, неубедительно. Верите ли вы, что послабления будут реализованы?

— Здесь у нас не должно быть никаких иллюзий. Даже если вслед за заявлением президента последуют какие-то его законодательные инициативы в форме смягчающих поправок, не думаю, что они существенно повлияют на ситуацию. Сама внутренняя логика действующего политического режима не предполагает ослабления попыток власти контролировать общественно-политическую ситуацию и давать какие-то права и свободы.

Скорее наоборот. Наш олигархический режим заинтересован в сохранении статус-кво. Те, кто обладает экономической и политической властью, хотят максимально долго сохранять свои посты и возможность по-прежнему наживать капиталы. А гражданская активность и политические свободы вредны для этого. Так что радикальных изменений ждать не стоит. Но, если смягчающие поправки будут внесены, мы их поддержим.


Новости по теме: Для Росгвардии готовят комплексы «Стена» для защиты от толпы

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Чего вы ожидаете в 2019 году?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня