18+
пятница, 9 декабря
Политика

Станислав Белковский: Если Медведев оставит Кадырова в покое, теракты в Москве не повторятся

Обнародована очередная версия причины взрывов в московском метро

  
235

Политолог Станислав Белковский не исключает, что за терактами в московском метро могут стоять круги, близкие к президенту Чечни Рамзану Кадырову. Такое предположение г-н Белковский сделал 6 апреля в своей статье «Как устроена власть в России-2», размещенной на интернет-портале «Ежедневный журнал». «Вам не кажется, что все дело в незрелой попытке Медведева и его полпреда поставить под контроль Победителя (президента Чечни, — прим. авт.), изменив статус-кво, достигнутый в последние путинские годы? И что Медведев с полпредом получили 29 марта очень внятный сигнал: не рыпайтесь, а то хуже будет?», — риторически спрашивает политолог.

Означает ли это, что терактов в Москве больше не будет, рассуждает президент Института национальной стратегии Станислав Белковский.

«СП»: — Станислав Александрович, из вашей статьи следует, что москвичи могут вздохнуть спокойно, потому что новых «ответов» не последует?

— У меня нет твердой уверенности, что за терактами стоят круги, близкие к Рамзану Кадырову; я знаю об этих терактах не больше подавляющего числа россиян. Я лишь знаю — и тому есть доказательства, — что теракты случились на пике конфликта между Рамзаном Кадыровым и полпредом президента в СКФО Александром Хлопониным. И что конфликт этот созрел во многом потому, что Хлопонин пытался взять под контроль финансовые потоки Северо-Кавказского федерального округа, в том числе те огромные деньги, которые идут в Чечню. Кроме того, Хлопонин, на мой взгляд, сделал ясно выраженную ставку на Осетию и осетин, что вызвало раздражение у вайнахов. Достаточно вспомнить пример со стремительным продвижением в премьер-лигу российского футбольного чемпионата клуба «Алания-Владикавказ».

Поэтому, на мой взгляд, есть основания полагать, что теракты 29 марта — именно не утверждать, а полагать — были предупреждением и Хлопонину, и, безусловно, его непосредственному начальнику Медведеву о том, что ломать систему взаимоотношений России и Чечни, сложившуюся в последние годы, не нужно.

Так что если Медведев и Хлопонин будут упорствовать, по-прежнему проводить линию на взятие под контроль финансов, идущих в Чечню, если по-прежнему будут приниматься кадровые решения, которые не в полной мере устраивают чеченское руководство, я не исключаю каких-либо новых эксцессов в российских городах.

«СП»: — В свою очередь, если они отступятся, теракты в Москве не повторятся?

— Думается, если Медведев и Хлопонин согласятся поддерживать тот статус-кво, который сложился в последние годы правления Путина, и который сохранялся вплоть до создания СКФО и назначения Хлопонина, — конечно, все будет тихо и спокойно. Другой вопрос, что тогда нужно будет отменить указ о Северо-Кавказском округе и отправить Хлопонина в отставку, потому что вся эта конструкция теряет смысл.

«СП»: — Да, я и хотел в связи с этим спросить, какой вы видите судьбу Хлопонина?

— Еще в январе, когда Хлопонина назначали, я говорил, что сама по себе идея залить Кавказ деньгами и тем самым реинтегрировать его в Россию кажется мне глубоко утопичной. Я думаю, в последние дни Александр Хлопонин начал это понимать. У меня нет такой информации, но я могу это предположить хотя бы потому, что Хлопонин молчит. А уж кому, как не ему — полпреду в СКФО — нужно активно комментировать происходящее после терактов 29 марта. Но нет, он молчит. Мне кажется, он понял, насколько сложна его миссия, и что с помощью одних лишь финансовых технологий решить проблемы Северного Кавказа не удастся. Кроме того, Хлопонин осознал, насколько серьезны его оппоненты в округе, и что с такими оппонентами он за свою карьеру менеджера и политика еще не сталкивался.

Но коль скоро Хлопонин согласился на эту должность — явно расстрельную — значит, он человек с большими, далеко идущими амбициями. Может быть, зализав эту первую рану, он соберется с силами, и продолжит гнуть свою линию. Однако было бы наивно полагать, что Рамзан Кадыров будет сидеть сложа руки, и даст Хлопонину делать то, что он хочет. Тут и у Хлопонина, и у Медведева выбор прост: либо и дальше занимать жесткую линию, и настаивать на том, что федеральный центр имеет право контролировать Кавказ, либо полностью идти на поводу у Рамзана.

«СП»: — Почему, по-вашему, Хлопонин сделал ставку на Осетию?

— Он попытался найти точку опоры, альтернативную Чечне. Кроме того, именно в Осетии Хлопонину было удобно продемонстрировать первое финансово-экономическое чудо в виде изгнания футбольного клуба «Москва» из российской премьер-лиги, и водружение на ее место «Алании». Собственно, Хлопонин искал не там, где потерял, а под фонарем. Мне кажется, это свидетельствует о том, что Хлопонин, будучи многоопытным финансистом и управленцем, еще не разобрался во многих специфических аспектах Кавказа.

«СП»: — По вашей версии, «после вялой попытки уйти в несознанку амир Доку Умаров прозревает и охотно соглашается: да, это он организовал взрывы в московском метро». Это означает, что между Умаровым и Кадыровым существуют какие-то договоренности?

— Я, разумеется, об этом ничего не знаю, и знать не могу, но я бы этого не исключал. Во всяком случае, столь стремительное прозрение Умарова должно иметь какое-то объяснение. Если бы речь шла только о том, что Умаров, как всякий боевик, тщеславен, и хочет приписать себе все теракты, которые не совершал, он бы заявил о своей причастности ко взрывам в Москве в первый же день, 29 марта. Он же поменял свою точку зрения в течение двух дней. Возможно, были некие внешние импульсы, чтобы окончательно утвердить образ Умарова как заказчика этих преступлений.

«СП»: — В Чечне создано суворовское училище, в котором 11-летних мальчиков учат обращаться со «стечкиным», водить автомобиль. О чем это говорит, Чечня готовит кадры для новой войны с Россией?

— Кадыров чувствует себя главой независимого государства, и создает в полной мере силовую инфраструктуру этого государства. Этим и обусловлено, я думаю, его раздражение Хлопониным, и весьма запоздалые попытки Кремля вернуть хотя бы частично контроль над Чечней и Кавказом в целом. Думаю, амбиции Кадырова не распространяются до взятия власти в России. Ему важно пользоваться экономическими ресурсами России, и наращивать свое влияние на Кавказе. Если Кадырову со временем удастся стать неформальным главой Кавказа, фактически ханом, который будет получать дань с России, его это будет устраивать.

Другое мнение

Юлия Латынина, ведущая передачи «Код доступа» на «Эхо Москвы»:

— Что, собственно, произошло? В Москве случился теракт. Теракты на территории России случались, как минимум, с прошлого лета. Понятно, что взорвать метро в Москве легче, чем организовать покушение смертника на Кадырова или попытку взрыва Евкурова. Но до московского теракта ничего не замечали, а когда он случился, все стали объяснять теракт происками своих врагов.

Грызлову не понравились журналисты, потому что журналисты достают Грызлова всякий раз, когда в «Единой России» обнаруживается очередной убийца или педофил. Патрушеву не понравились грузины, потому что, сколько ни пытается бедное ФСБ снять Саакашвили, все не получается. Каждый, получается, выдвигает свои параноидальные объяснения случившемуся, где всегда виноват враг данного, конкретного человека. Ну, хорошо, притянул к этому г-н Белковский Рамзана Кадырова. Ну, у Кадырова конфликт с Хлопониным. Но почему не писать об этом конфликте, не приплетая к этому теракт?

«СП»: — То есть, говорить о том, что теракт — «ответ» Кадырова, никак нельзя?

— А как ответ, если теракты продолжаются полтора года?! Почему в тени остаются факты: смертницы из Дагестана, одна вдова Вагабова, вторая — вдова Магомедова. Первый технологический вопрос: куда смотрело МВД Дагестана, раз девочки — законченные ваххабитки? Думаю, у Кадырова в Чечне такие гражданки исчезли бы без следа, и мы бы никогда не узнали, способны они совершить теракт или нет.

«СП»: — Что можно сказать по поводу версии Белковского о колебаниях Умарова?

— Это кто про что, а вшивый — про баню. У Березовского ФСБ во всем виновато, у Грызлова — журналисты… Люди не отдают себе отчет в происходящем. Достаточно зайти на сайт «Кавказ-центр», почитать проповеди на тему, почему дозволено убивать женщин и детей — «этим ты сокрушаешь сердца врагов», это цитата.

Надо рассуждать предметно по факту того, что висит на «Кавказ-центре» и ваххабитской идеологии. Потом — по поводу, где и как росли эти девочки. Эти девочки, вдовы боевиков, сидели дома, получали образование, читали в интернете, что только став на джихад, можно придти к свободе. Читали, что все беды от того, что ими правят неверные, что убей неверного — попадешь в рай. Нашли себе соответствующих мужей, которых убили. Девочки сказали, что мы встретимся в раю, и поехали в рай на метро.

Это некая реальность, но эту реальность мало кто хочет обсуждать. Вместо этого люди хотят обсуждать, почему Доку Умаров?

Колебания Доку Умарова — стандартная практика боевиков. Тот же Хаттаб в 1999 году за два дня до первого взрыва в Буйнакске сказал, что будет взрывать всю Россию. Через несколько дней после взрывов в Москве сказал, что взрывы продолжатся. А еще через неделю передумал, и сказал, что это не он. Басаев после первого взрыва дважды сказал, что это взрывают дагестанцы — в тот момент Басаев был командующим Дагестанской армией освобождения. Через несколько дней он решил, что лучше говорить по-другому, и что взрывал не он, а евреи.

У боевиков очень спекулятивная позиция. С одной стороны, они провозглашают людей, погибших во время исполнения теракта, героями. Например, погибших террористов в терактах 11 сентября они называют «великолепные 19». Но одновременно Бен Ладен никогда не брал на себя ответственность за теракты 11 сентября, и стандартным утверждением является то, что 11 сентября устроили сами проклятые американцы, чтобы иметь возможность напасть на исламский мир. Такая паранойя — мы герои и одновременно невинные жертвы — очень характерна для боевиков. Кто-то в «Имарате Кавказ» решил добавить масла в огнь, и сказать «это не мы», а Доку для укрепления своего авторитета решил сказать, что «это мы».

«СП»: — Хлопонин действительно неудачно разобрался с Кадыровым?

— Да это не является попыткой разобраться. Просто понятно, что любой самостоятельный человек, назначенный на Северный Кавказ, с одной стороны, не сможет обходиться без Кадырова. А с другой стороны, Кадыров обладает свойством газа — занимает весь выделенный ему объем. И ты непременно приходишь в конфликт с Кадыровым, и пытаешься двигать его, не имея на это никаких, на самом деле, никаких возможностей.

Что может делать Хлопонин? Федеральные власти создали еще один уровень непринятия решений — СКФО. Кавказский наместник в царское время сидел в Тбилиси и правил Кавказом с помощью армии. Хлопонин сидит в санатории в Пятигорске, и армии у него нет. Ему выдали какое-то чудовищное количество чиновников, около 1500 человек, ему отдали регион с самыми большими проблемами, но у него нет технических возможностей ни на что влиять. Возможности — это раздача денег, а российских бюджетный механизм прописан так, что деньги отдаются либо ведомствам, либо республике. Полпред там не прописан. Значит, чем Хлопонин может увещевать? Словом?! Но на Кавказе гораздо больше прислушиваются к стволам, а не к словам.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня