18+
вторник, 6 декабря
Политика

«Черные списки» неприкасаемых стали шире

Через 15 лет российские СМИ будут, как в Северной Корее

  
22

Положение СМИ в России постепенно ухудшается, в стране нет ни одного региона, где прессу можно считать свободной. К такому выводу пришли эксперты Фонда защиты гласности (ФЗГ), подводя итоги ежегодного исследования, проводимого в рамках проекта «Карта гласности». Презентация «Карты гласности», отражающей степень свободы печатной и электронной прессы в регионах России, состоялась в Санкт-Петербургской правозащитной организации «Гражданский контроль».

Наиболее тяжелая ситуация, по оценке экспертов ФГС, на Северном Кавказе, в Калмыкии, национальных республиках Поволжья, в Забайкальском и Хабаровском краях, а также в Ленинградской и Московской областях, где власти контролируют прессу полностью. Относительно благополучная ситуация в Карелии, Санкт-Петербурге, Свердловской области, Пермской крае, на юге Западной Сибири и на Дальнем Востоке.

Какие перспективы у свободы слова в России, рассуждает руководитель региональной сети Фонда защиты гласности Борис Тимошенко.

«СП»: — Борис Михайлович, больше у нас стало свободы слова или меньше?

— Это уже четвертая наша «Карта гласности». Мы делали ее в 2007, 2008 годах — правда, не за полный год. А поскольку это не первый выпуск, появляется возможность посмотреть на тенденции. Если в двух словах, ситуация ухудшается — медленно, но бесповоротно. Свободных зон как не было, так и нет, а вот несвободных становится больше. Возможно, это объясняется тем, что произошло укрепление регионов, и где регионы объединяли, возникли проблемы с прессой.

«СП»: — Проблемы в чем заключались?

— Там, как правило, возникала борьба местных элит: руководство более мелких регионов не хотело укрупнения, и настраивало в этом духе местную прессу. Но это не самое главное. Дело в другом: осталось достаточно мало руководителей регионов, которые бы лояльно относились к прессе. У нас всегда был своеобразный резерв в виде Новосибирской, Свердловской, Томской областей, где проблемы были, но не такие глобальные, как в Калмыкии и Башкирии. Но в последние годы, когда прекратили выбирать губернаторов, ситуация и там ухудшилась.

«СП»: — Региональные власти нетерпимо относятся только к местной прессе, или к прессе вообще?

— И в относительно свободных, и несвободных территориях ситуация такова, что критиковать местное начальство не стоит. А вот критиковать соседей, или даже федеральный центр — это пожалуйста. Получается, главное — не трогать местных начальников, и все будет хорошо.

«СП»: — Сейчас сократилось количество самоокупаемых изданий?

— Самоокупаемость — чрезвычайно редкое явление в мире СМИ. Это и раньше было так, и сейчас тоже. Но, знаете, мы в экономические дела не очень вдавались, нас больше интересовало, как себя люди чувствуют в регионах, ощущают ли они себя свободными.

Нельзя не отметить и тот факт, что практически везде есть самоцензура, есть и негласные «черные» списки лиц, которых нельзя упоминать или нельзя показывать. Кроме того, люди сами прекрасно понимают, что будет опубликовано, что стоит писать, а за что точно оторвут голову. Наконец, еще момент: стало намного меньше тяжелых, криминальных происшествий с журналистами.

«СП»: — Журналистов перестали убивать?

— Не перестали, к сожалению. Мы насчитали пять случаев за год, когда журналистов убили. Но дело не в этом. В Северной Корее, в Саудовской Аравии тоже журналистов не убивают — нет необходимости. И в Советском Союзе не убивали — тоже не было необходимости. Потом только были 1990-е годы, когда свобода была безграничной на публикации. А сейчас идет откат, и люди хорошо думают, прежде чем ввязываться в какие-то расследования. Сейчас даже в криминале нет необходимости, он применяется как крайнее средство цензуры. Но это совсем не то, что было 10−15 лет назад.

«СП»: — Получается, 1990-е — это эталон свободы прессы?

— Эталоном это время трудно назвать. Когда людей за слово убивают, это нельзя назвать эталоном, никоим образом. Люди свободнее себя чувствовали, журналисты чувствовали руки развязанными — это да.

«СП»: — Один мой приятель работал в 1990-е в «Коммерсанте». Про тогдашнего владельца издательского дома Бориса Березовского он говорил так: «Это были люди, а сейчас — жучки». Он считает, что когда за СМИ стояли олигархи, было намного свободнее. Это так, на ваш взгляд?

— Естественно. Если отталкиваться от нашей карты, есть относительно свободные территории, где руководство лояльно относится к прессе. А другая порция таких регионов находится там, где существуют конфликты местных элит. Допустим, между мэром областного центра и губернатором. Если есть хотя бы две силы, между ними возникает зазор, где пресса может чувствовать себя более-менее свободной. Когда было много олигархов, было больше выбора, больше свободы для маневра. Не всегда она правильно использовалась, но она была.

А сейчас, в условиях вертикали, когда все выстроены, последствия шага влево или вправо пусть не такие жесткие, как в 1990-е, но очень эффективные. Сейчас, например, роль цензора зачастую берут на себя местные управления по печати. Доходит до идиотизма: в газеты спускают ключевые слова, набор слов, которые обязательно должны присутствовать. Это уже зомбирование какое-то. Словом, Северная Корея на горизонте вырисовывается уже достаточно явно.

«СП»: — А как быстро может наступить эта Северная Корея?

— Ну, лет за десять-пятнадцать мы вполне ее можем достичь, если ситуация и дальше будет развиваться нынешними темпами. Единственная надежда — что-то изменится во внутренней политике, в климате страны. Сейчас климат таков, что говорятся красивые и правильные слова, но делаются удивительные дела: милиция не защищает, суды не судят. Если климат сохранится, у нас, действительно, будет пусть не как в Северной Корее, но как в Китае — это точно.

«СП»: — А как в Китае?

— Будет интернет китайского образца. Сейчас у нас хотя бы есть отдушина — интернет, где можно найти любую информацию. Кстати, одна из новых форм давления на прессу — увеличение конфликтов, связанных с деятельностью интернет-изданий. Например, заставляют убирать форумы — то есть, фактически резать интернет-издания. Сами понимаете, без форумов совсем не то. У нас только пытаются бороться с интернетом, а в Китае все выстроено, там только внутренний интернет.

«СП»: — Какая страна образцовая с точки зрения свободы прессы? В Америке пресса свободна?

— Думаю, у них тоже есть свои проблемы. Они, конечно, не сравнимы с нашими, но об их наличии говорят рейтинги, составляемые международными правозащитными журналистскими организациями, типа «Защита журналистов», «Репортеры без границ». Они отмечают, что не все в порядке и в США. Поэтому за образец Штаты брать не стоит. А вот что касается стран Северной Европы — это вполне достойный образец для подражания: Норвегия, Швеция, Финляндия. Дания, Голландия, Бельгия… Еще, как ни парадоксально, страны Восточной Европы — Польша, Чехия, Словакия. Может, к свободным территориям я бы добавил Австралию и Новую Зеландию.

Уровень свободы печатных и электронных СМИ в регионах России

1. Свободна — 0

2. Относительно свободна (характеристики свободной прессы заметны) — 16

Республика Дагестан, Республика Карелия, Алтайский край, Камчатский край, Пермский край, Приморский край, Ставропольский край, Кировская область, Новосибирская область, Саратовская область, Сахалинская область, Свердловская область, Тверская область, Томская область, Ярославская область, Санкт-Петербург

3. Относительно несвободна (характеристики свободной прессы едва просматриваются) — 44

Республика Адыгея, Республика Алтай, Республика Бурятия, Республика Коми, Республика Северная Осетия, Республика Тува, Республика Удмуртия, Республика Хакасия, Чувашская Республика, Республика Якутия, Краснодарский край, Красноярский край, Амурская область, Архангельская область, Брянская область, Владимирская область, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, Ивановская область, Иркутская область, Калининградская область, Костромская область, Курская область, Липецкая область, Магаданская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Омская область, Оренбургская область, Псковская область, Ростовская область, Рязанская область, Самарская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тульская область, Тюменская область, Ульяновская область, Челябинская область, Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ, Москва

4. Несвободна — 22

Республика Башкортостан, Республика Ингушетия, Республика Калмыкия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Чеченская Республика, Забайкальский край, Хабаровский край, Астраханская область, Белгородская область, Калужская область, Кемеровская область, Курганская область, Ленинградская область, Московская область, Орловская область, Пензенская область, Еврейская автономная область, Ямало-Ненецкий автономный округ

5. Нет сведений — 1

Чукотский автономный округ

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня