18+
понедельник, 5 декабря
Политика

Разоблачения Wikileaks: Посольство США раскрыло своих «информаторов» в Москве

Российские политологи рассказали «СП», что американцы передергивают их слова

  
99

28-го ноября Wikileaks, как мы уже сообщали, приступил к частичной публикации уникального собрания конфиденциальных и секретных документов. В России первым сообщил предварительные результаты анализа скандальных материалов и фактов, относящихся к российской политической кухне, еженедельник «Русский репортер».

Как следует из донесений сотрудников посольства США в Москве, с ними регулярно встречались известные российские политологи для проведения приватных консультаций.

«Несмотря на отсутствие в руках Медведева неформальных рычагов власти, он может остаться на второй срок, если Путин посчитает для себя возможным управлять Россией из другого кресла помимо президентского, — сказано в одном из таких аналитических донесений. — Директор Центра политической экспертизы Евгений Минченко высказал нам мнение, что Путин не горит желанием возвратиться в Кремль, но считает необходимым сохранить для себя возможность все контролировать. Для этого вполне подходит и пост премьер-министра, который он занимает с 2008 года. Принципиально важно для него, чтобы со своего поста он мог пресечь попытку кого бы то ни было инициировать „депутинизацию“ либо связать его имя с темными делами вроде убийств журналистов или взрывов жилых домов в 1999 году».

«Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов в разговоре с нами 15 января заявил, что Путин „несомненно“ вернется на президентский пост, поскольку хочет держать Россию под контролем из более престижного кресла в Кремле. В 2008 г. он отошел в сторону только лишь затем, чтобы избежать неприятных сравнений с авторитарными лидерами по окраинам России. Главный редактор Сompromat.ru Владимир Прибыловский сообщил, что Путин сам часто организует включение вопроса о возможности своего возвращения в 2012 г. в различные публичные форматы, поскольку стремится к президентству. Он добавил, что путинский опыт работы в КГБ заставляет его с недоверием относиться к любому, кто безоговорочно поддерживает его кандидатуру», — говорится в другом отчете американцев.

В донесениях, кроме того, фигурируют следующие эксперты: директор Центра изучения элит, член «Единой России» и советник Кремля Ольга Крыштановская, президент Института национальной стратегии Станислав Белковский, главный редактор «Нового времени» Евгении Альбац, член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека политолог Дмитрий Орешкин, замдиректора Института социальных систем Дмитрий Бадовский, руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Татьяна Становая, президент PR-агентства К.Р.О.С. и в прошлом зам. главы президентской администрации Сергей Зверев (американский источник отмечает, что Зверев говорил «не под диктофон»)…

Мы связались с некоторыми из упомянутых лиц.

Президент информационно-исследовательского центра «Панорама» Владимир Прибыловский.

«СП»: — Владимир Валерианович, сотрудники посольства специально назначали вам встречи?

— Назначают — неверное слово, я же не подчиненный. Они спрашивают по телефону: не могли бы вы в беседе за кофе проконсультировать по некоторым вопросам текущей политики, в удобное для вас время? Я обычно не отказываюсь, если есть время, — почему бы и не поговорить за пивом?

В посольстве бывают еще приемы, иногда разговор происходит там. Но на приемах — реже, там меньше возможностей поговорить. Иногда по телефону спрашивают — понятно, много не поговоришь, но могут задать какой-то один вопрос.

«СП»: — Какие темы их интересуют?

— Самый частный вопрос — кто будет выдвигаться в президенты: Путин или Медведев? Будет ли новая перестройка или нет.

«СП»: — Сколько времени занимает каждая такая беседа?

— Это зависит — в моем случае — от настроения, наличия свободного времени и качества пива — час, полтора…

«СП»: — Вас предпочитают слушать, или встреча подразумевает полноценный диалог?

— Чаще слушают. Обычно, когда человек (сотрудник посольства — «СП») приезжает новый, чтобы ввести его курс, он встречается с политологами — разумеется, не со мной одним. Его помощница, сотрудница посольства, обзванивает разных людей, договаривается с ними на разное время. И новичок входит в ситуацию.

«СП»: — Как часто бывают такие встречи?

— За прошедший год с американцами я пил пиво пару раз.

«СП»: — Вы — квалифицированный специалист. Политическая консультация сотрудника американского посольства предполагает какую-то оплату?

— Нет, в моем случае — нет. Мне никто не предлагал, и сам я не просил. Я отношусь к таким беседам как к просветительской миссии. Я считаю, что чем лучше будут знать и понимать Россию за границей — тем лучше для всех. Тем более Америка — главная страна в мире, и если у меня есть хоть крохотная возможность расширить взаимопонимание народов и оказать влияние на мировую политику — надо эту возможность использовать.

Я бы охотно и Путина с Медведевым просветил, но они, в отличие от иностранных дипломатов, моим мнением не интересуются.

«СП»: — А что американцы, кстати, пьют на встречах?

— Поскольку я, в основном, пью пиво — то и со мной они пьют его же, но меньше. Или пьют кофе. Когда на приеме в посольстве или на какой-нибудь конференции-презентации — то и более крепкие напитки возможны. Но если встреча происходит в первой половине дня, американцы обычно ограничиваются безалкогольными напитками, даже в пиве себе отказывают: у них пить алкоголь, даже слабый, до определенного времени не принято. Потом — они ж на работе, это я к таким беседам отношусь, как отдыху.

«СП»: — С вами встречается один куратор, или сотрудники посольства меняются?

— По-моему, сотрудники американского посольства сидят здесь года по два-три. С некоторыми я встречался по одному разу, с другими — по два-три-четыре за несколько лет.

«СП»: — Под прикрытием посольства часто работают разведчики. Таких людей видно?

— Мне кажется, они все имеют какое-то отношение к разведке. Но к аналитической разведке, легальной. Думаю, те, кто ищет в России технические или военные тайны, возможно, и работают в посольстве. Но они с политическими аналитиками из России, по-моему, не встречаются.

Кстати, я не говорил того, что приписывает мне Wikileaks. Во всяком случае, мои слова переданы не точно. Я говорил, что Путин, несомненно, хочет сохранить власть. Но хочет ли он быть именно президентом — не факт. Это, скорее, вопрос без ответа.

Директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

— В этих встречах нет ничего экстремального. Американские чиновники публично выходят на контакт, приглашают куда-то. Бывают встречи тет-а-тет, бывают более расширенные варианты. Во всяком случае, это не что-то конспиративное и засекреченное. Аналогичные встречи американцы проводят с представителями российского бизнеса.

«СП»: — Вы как политолог часто высказываетесь по событиям. Какая нужда видеть вас лично?

— Есть специфические вопросы. Их интересует личное мнение — вот как в приведенной моей цитате. Правда, она не вполне отражает мою позицию.

«СП»: — В чем они накосячили?

— Позиция сильно упрощена. Я, действительно, полагаю, что у Путина больше шансов. Но из этого вовсе не следует, что в 2008 году та конфигурация, которая была создана (тандем, — «СП»), была создана исключительно для сохранения легитимности. Она упрощает мою аргументацию, которую я приводил в длительном частном разговоре.

«СП»: — Этот частный длительный разговор состоялся в ходе встречи на нейтральной территории?

— Нет, это был ланч. В таком формате, я знаю, проходят встречи со всеми значимыми российскими политологами. Причем, проводят их не только посольства США, Франции, Германии, но и менее существенные диппредставительства.

«СП»: — Эти консультации предполагают оплату?

— Нет, это легко проверить. Никакой оплаты я никогда не брал — есть соображения верности флагу…

«СП»: — То есть, такие встречи можно расценить, как работу на иностранную разведку?

— Нет, агентурных контактов у меня никогда не было, если об этом речь.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко:

— Ко мне обращаются за консультациями представители тех или иных посольств, в данном случае, посольства США. Понятно, секретов никаких я им не рассказываю, тем более, секретов я не знаю. Я им даю общее мое видение политической ситуации.

Что меня удивило — мне приписали слова, которых я не говорил. Первая часть насчет того, что Путин не рвется в президентское кресло, но хочет сохранять контроль — это однозначно моя фраза. А вот дальше, что они приплели про журналистов, про взрывы домов — их собственные фантазии. В связи с чем у меня возникает вопрос о профессионализме этих людей. Их главная задача — точно передать то, что говорит эксперт. А они начинают что-то накручивать, придумывать из головы.

«СП»: — Кто с вами встречается из посольства?

— Руководители политических отделов, я общался с одним из заместителей Хиллари Клинтон. Могут встречаться разные люди. Обычно сотрудники посольства готовят какое-то крупное мероприятие, и хотят знать оценку экспертным сообществом тех или иных инициатив американской стороны. Как правило, их интересуют не внутрироссийские расклады, а восприятие их стран экспертным сообществом и политическим истеблишментом…

Тем временем, на сайте «Русского репортера» появляются все новые опубликованные документы с Wikileaks, посвященные России. Характерно, что это издание официально не входит в перечень пяти ведущих мировых ежедневных газет, которых допустили для предварительного ознакомления с материалами Wikileaks. По мнению Евгения Минченко, «российский» канал для печати компромата могли организовать спецслужбы. Какие именно — политолог ответить затруднился.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня