18+
четверг, 29 сентября
Политика

Ни Путин, ни Медведев не досидит новый президентский срок

В России нарастает делегитимизация власти, что чревато социальным взрывом

  
946

Центр стратегических разработок (ЦСР) представил доклад «Политический кризис в России и возможные механизмы его развития». По мнению его авторов — бывшего замминистра экономики Михаила Дмитриева и социолога Сергея Белановского, России угрожает политический кризис, а российская власть все менее легитимна в глазах граждан. Интересно, что в начале 2000-х ЦСР считался «мозговым штабом» Владимира Путина и предоставлял тому аналитические разработки по реформам в стране.

«Тенденция к делегитимизации сегодняшней российской власти проявила себя не только в снижении рейтингов (Медведева, Путина и „Единой России“, — „СП“), но и в результатах голосования на региональных и муниципальных выборах 13 марта 2011 года, в ходе которых, невзирая на использование административного ресурса, „Единая Россия“ получила небывало низкие результаты», — отмечают эксперты.

При этом «набирает силу тенденция «проголосую за кого-то третьего, не за Путина или Медведева», отмечено в документе. Медведев в фокус-группах выглядит неизбираемым, говорится в докладе. Путин сохраняет часть своего электората, но и его преданность основывается на прежних заслугах экс-президента.

Авторы выражают сомнение в жизнеспособности механизма преемничества в России, так как даже первый опыт его применения (переход власти от Путина к Медведеву) вызвал возмущение в самых разных слоях общества. «Если выборные кампании 2011−2012 годов пройдут запланированным образом, они нанесут очень сильный удар по легитимности власти вследствие очевидного факта политического манипулирования», — говорят эксперты. — Снижение авторитета власти может наложиться на «серьезный бюджетный кризис» и ускорение инфляции, ожидаемые экономистами в поствыборный период.

«Если тенденции падения доверия к властям сохранят устойчивость хотя бы на протяжении ближайших 10−15 месяцев, то Россию ждет политический кризис. Не исключено, что по своей интенсивности этот кризис превзойдет период конца 1990-х и вплотную приблизится к эпохе конца 1980-х», — предрекают аналитики ЦСР. Результаты нынешних соцопросов «поразительно напоминают» исследования 1987 года, когда люди также демонстрировали усталость от «предельно скучной и не имеющей отношения к жизни» риторики советских властей.

Чем это кончится для тандема Медведев-Путин, рассуждает автор доклада, политолог Сергей Белановский.

«СП»: — Сегодня, 28 марта Владимира Чурова вновь избрали главой Центриизбиркома — на пятилетний срок. Скорее всего, это означает, что методы проведения выборов останутся прежними. Если так, чем это обернется?

— Сегодня, с одной стороны, резко снижается поддержка Путина и Медведева: уменьшается электорат, падает явка. С другой стороны, растет антиэлекторат, которому тоже некуда деваться, потому что из бюллетеней исключили строку «против всех». Что в такой ситуации будут делать люди? Кто-то не пойдет на выборы, а кто-то назло проголосует за Жириновского или Зюганова. Это уже крайняя степень озлобления.

Не исключено, что к президентским выборам — времени еще немало — могут активизироваться протестные группы, пусть частично ангажированные. Думаю, появятся фотографии и ролики о том, как в России подавляют демократию, которые обойдут весь мир.

Из-за этого фона, думаю, продавить нужного кандидата в президенты будет гораздо труднее. Понимаете, одно дело, когда люди не пошли голосовать, но, к примеру, сами они не против Путина. Здесь нет основания для протеста. Но совсем другая ситуация, когда мотивация становится негативной (не буду голосовать за действующую власть), возникает внутреннее несогласие, и на него накладывается внешняя информация, что так же думают многие. Поэтому нынешние президентские выборы, кто бы на них ни пошел — Медведев или Путин — пройдут с большим применением административного ресурса, чем когда-либо раньше.

«СП»: — Что будет, если нужного президента все-таки продавят?

— Власти придется применять политическое насилие в гораздо больших масштабах. Я не говорю, что это будет как при Сталине, как в советское время. Но насилие неизбежно, если люди станут выражать несогласие. А они будут это делать, пусть даже «несогласные» окажутся проплаченными, путь будут нарочно провоцировать власть на отпор — это не имеет значения. Думаю, уже сейчас сложился тренд на снижение легитимности нынешней власти — что в лице Путина, что Медведева. Поэтому если они останутся у власти, политическое насилие станет совсем уж грубым и неприкрытым.

Но в этом есть огромная проблема. Допустим, на этих новых выборах победил Путин. Что он сможет делать в этой новой ситуации — большой вопрос. Я, честно говоря, сомневаюсь, что он просидит в кресле президента все шесть лет — это лично мое мнение.

«СП»: — Вы говорите, у россиян возникает мысль, что нужен кто-то третий — не Путин и не Медведев. Этого третьего люди видят в нынешних политиках?

— Либо не видят, либо называют Жириновского и Зюганова (с большим отрывом — Шойгу). Да, не видят. Но такой «третий» может появиться — как «сверху», так и «снизу». «Сверху» — в результате мер, которые мы предлагаем в докладе: демократизировать процесс обсуждения политических вопросов в Госдуме, сделать правительство коалиционным. Короче, перейти от квазисоветской демагогии, в духе риторики съездов КПСС к обсуждению реальных проблем. Эту риторику надо прорвать.

«Стратегия-2020», «Стратегия-2012» — это же читать невозможно. Стилистика этих документов полностью совпадает с тем, что в советское время писалось в материалах съездов. Самое удивительное, я бы даже не сказал, что писались глупости. Тем не менее, то ли это к жизни никакого отношения не имело, то ли надоело, — но читать материалы съездов тоже было невозможно. Никто и не читал, ничего, кроме насмешек, это не вызывало. Сейчас возникла такая же ситуация.

«СП»: — Если «третий» придет «сверху», что это даст?

— Что будут кандидаты квалифицированные, осведомленные, образованные. В этом случае есть надежда, что в публичном пространстве появятся какие-то вменяемые люди, которые смогут проводить ответственную политику.

«СП»: — А вариант «снизу»?

— Это возможно, если «внизу» произойдут какие-то внезапные, непредсказуемые события, вроде крупных забастовок, и они выдвинут в телевизор лидера из, допустим, рабочей среды. Это будет человек по-своему неглупый. Но, судя по моему пониманию мировоззрения подобных людей, с одной стороны он экстремист, с другой — его подготовка и квалификация как государственного деятеля оставляет желать лучшего.

Если такой человек прорвется на телевизор, в публичное поле, и его не удастся загасить (примеры были — не загасили ведь Леха Валенсу в Польше), возможен иной вариант действий — более экстремистских, и менее продуманных.

«СП»: — Вы говорите, через 10−15 месяцев в России может случиться политический кризис, который превзойдет кризис конца 1990-х и вплотную приблизится к эпохе конца 1980-х. Все действительно так плохо?

— Речь идет о политическом кризисе, не об экономическом. Пик экономического кризиса пришелся на 1990-е, а политического — на конец 1980-х. Такие кризисы и приводят к смене власти. Когда-нибудь такой кризис разразится снова — во время выборов-2012, либо после них. Внезапно, как это было в Египте.

В президентском кресле не усидишь в атмосфере недоверия, насмешек, еще более сильных негативных чувств. Есть, конечно, вариант — сидеть и ничего не делать, как Брежнев. Да и Путин, в каком-то смысле, ничего не делал. Но сейчас этот номер — с моей точки зрения — не пройдет. Проблем накопилось много, они идут чередом. И одно дело решать проблемы, добиваясь общественного согласия — убеждая людей, разъясняя им ситуацию. А другое — пытаться это делать, когда тебя все ненавидят. В таких условиях даже попытки правильных действий встретят такое сопротивление, что сделать будет ничего нельзя.

Антикризисный рецепт от ЦСР

ЦСР предлагает провести политическую реформу в два этапа. Первый нужно осуществить в ходе думских выборов в декабре 2011-го, второй — в ходе президентских выборов, которые предлагается перенести с марта на июнь 2012 года. Эксперты советуют отказаться от попыток «любой ценой» обеспечить парламентское большинство «Единой России» в ходе думских выборов. По итогам кампании следует сформировать коалиционное правительство с привлечением представителей оппозиционных партий, что «послужит дисциплинирующим фактором» для оппозиции.

Обновление политического поля рекомендуется начать с создания партии, выражающей взгляды среднего класса Москвы и крупных городов России. В столице численность такого электората оценивается в 40%, в российских городах — в 15−20%. Представители столичного среднего класса находятся в оппозиции к премьеру Путину и «Единой России», но «наименее радикализованы», отмечают исследователи.

Второй этап реформы должен быть осуществлен в ходе президентской избирательной кампании, считает ЦСР. В условиях «быстрого падения кредита доверия первым лицам государства» эксперты предостерегают от проведения нечестных выборов. «Новый президент России фактически будет лишен возможности эффективно исполнять свои функции в условиях объективно очень сложной ситуации. Отсутствие в стране эффективной власти может открыть путь для реализации самых деструктивных политических сценариев», — говорится в докладе.

Тандем: Хроника падающих рейтингов

Падения рейтинга Путина ждали с 2000 года, когда он впервые стал президентом. Однако падать он начал «на пике веры в его «непотопляемость». С мая 2009 года по март 2011 года рейтинги доверия к Медведеву упали на 7%, с 58% до 51%, рейтинги Путина — на 14%, с 71% до 57%, а рейтинг «Единой России» — на 11% (с 56% до 45%), свидетельствуют данные фонда «Общественное мнение». Рейтинги недоверия, напротив, растут: у Медведева за тот же период рейтинг недоверия вырос на 5%, с 12% до 17%, у Путина — на 7%, с 9% до 16%.

В ЦСР выражают недоверие социологическим данным о выравнивании электоральных рейтингов Медведева и Путина летом минувшего года. Альтернативные замеры, в том числе самого ЦСР, говорят о значительном превосходстве рейтинга Путина над рейтингом Медведева. В опросах ЦСР в 2010/11 годах рейтинг Медведева стабильно был в 1,5−2 раза ниже путинского.

Так, в опросе, проведенном ЦСР в марте этого года в пяти городах, включая Москву, рейтинг Медведева в реальности составил всего 22% (в группе 35−54-летних — 16%), рейтинг Путина тоже сильно отличается от официозных цифр — 33% (в Москве 20%), а рейтинг «кого-то третьего» — 14% (не в Москве 16%). Чаще всего — 19% - «кого-то третьего» выбирали респонденты мужского пола.

Фото: kremlin.ru

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье