18+
понедельник, 5 декабря
Политика

Андрей Бунич: Рубль — это спекулятивный фантик

Обвал национальной валюты доказывает, что инвесторы выводят из России огромные деньги

  
101

В мире едва успели подвести итоги «черного понедельника», когда резким падением индексов закрылись европейские и американские площадки (инвесторы, перепуганные понижением кредитного рейтинга США агентством Standard & Poor’s до уровня AA+, ударились в бега из рисковых активов). И вот — грянул «черный вторник». Открытие торгов в странах Азии ознаменовалось тотальным падением котировок и распродажей акций. Японский Nikkei 225 потерял 4,4%, тайваньский Taiex Index — 3,7%, гонконгский Hang Seng — 6,5%, корейский KOSPI — 8,6%, австралийский All Ordinaries — 3,5%.

Досталось по полной программе и России. В понедельник индекс РТС рухнул на 7,7%, до 1657,77 пункта, что стало крупнейшим снижением с февраля 2009 года. Ощутимо пошатнулся и рубль. Курс доллара повысился на 89,56 копейки и составил 29,4166 рубля, а евро и вовсе взлетел на 91,89 копейки, составив 41,8973 рубля.

Не добавляют оптимизма нашей стране, прочно сидящей на нефтяной игле, и падающие цены на нефть. Так, котировки нефти Brent, по которой рассчитывается рыночная стоимость российской экспортной нефти Urals, впервые с начала февраля 2011 года провалились ниже 100 долларов за баррель. Минимальная цена сделки по нефти Brent сегодня составляет 98,74 долларов.

В 2008 году чиновники в один голос твердили, что мировой кризис обойдет Россию стороной. Сегодня мы вновь слышим похожие увещевания. Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Владислав Резник уже назвал резкие изменения курса валют «спекулятивными». «Тем, кто держит свои вклады в долларах, не стоит совершать резких действий. Текущие колебания курса доллара — спекулятивные», — разъяснил ситуацию парламентарий-«единоросс». И выразил уверенность, что снижение кредитного рейтинга США не окажет существенного воздействия на мировую экономику.

Что на самом деле творится в финансовом мире, рассуждает президент Союза предпринимателей и арендаторов Андрей Бунич.

«СП»: — Андрей Павлович, многие говорят, что обвал активов возник из-за того понижения кредитного рейтинга США Standard & Poor’s. Это так?

— Сейчас горячие головы набросились на это рейтинговое агентство, а эпатажный режиссер Майкл Мур призвал Барака Обаму посадить в тюрьму ведущих аналитиков Standard & Poor’s. Это, конечно, попытка валить с больной головы на здоровую. Достаточно вспомнить, что в 2008-м рейтинговые агентства критиковались как раз за то, что они не предупреждали ни о чем, и довели ситуацию до кризиса.

То же можно сказать по поводу споров в Конгрессе США вокруг допустимой суммы госдолга. Сами по себе такие споры не могут быть причиной кризиса. Да и реакция Конгресса была вполне предсказуемой. Я, кстати, предсказывал именно такой сценарий развития событий в интервью «Свободной прессе» 17 января 2011 года.

Отвечая на вопрос, есть ли механизм торможения процесса наращивания госдолга, я дословно сказал следующее: «Есть. Это, прежде всего, согласованные действия на международной арене. Например, президент Франции Николя Саркози постоянно заявляет: такой-то курс доллара к евро нас устроит, а такой-то — нет. То же делает Ангела Меркель. Параллельно возможны действия со стороны Китая. Возможны действия со стороны международных рейтинговых агентств, которые, я считаю, будут понижать рейтинги США в зависимости от роста долга».

Таким образом, я говорил о возможном снижении рейтинга США еще в январе. Это лишь доказывает, что такое развитие событий было очевидным, и основывалось на фундаментальных факторах.

«СП»: — Какие это факторы?

— Все математические модели, которые анализируют госдолг США и долги европейских стран, показывают, что это — не отдаваемые долги. Они в принципе не могут быть возвращены. Уменьшить их можно тремя способами: инфляцией (тут свои тонкости: нельзя, например, девальвировать американский долг относительно европейского), явный дефолт и неявный дефолт (например, нынешняя реструктуризация в Греции). В конечном счете, все это — пути к списанию долга.

Почему-то рынки и СМИ осенью-2010 бурно доказывали, что дела в мировой экономике идут хорошо. На самом деле, в экономике все плохо. Американский ВВП практически не растет, цены на недвижимость в США до сих пор завышены (значит, им есть, куда падать), безработица остается на прежнем уровне, появилась долларовая инфляция, не растет спрос. Тем не менее, с 2009 года (когда были приняты программы «количественного смягчения» в США и странах Евросоюза) во всем мире живо изображали, что в экономике преобладают позитивные тенденции. То, что мы видим сегодня — это отыгрывание экономикой этих самых позитивных настроений и программ.

«СП»: — Трудности испытывает пока только экономика США?

— Фундаментальные проблемы не у одной Америки. В Китае нет драйверов роста, в Японии — тоже. На Европу и раньше никто не надеялся, как на драйвер роста — дай Бог ей нулевой прирост экономики. Похоже, Европа может оказаться в худшем положении, чем Америка. Евросоюз испытывает межгосударственные проблемы, там труднее выделять деньги в больших количествах. Думаю, Европа стоит перед угрозой политического кризиса: в какой-то момент немцы могут отказаться финансировать остальные страны ЕС.

Фактически, в мировой экономике идет рецессия. Значит, проблемы не решены, они были отсрочены и переложены из одного кармана в другой. Сначала был кризис ликвидности банков — банкам дали деньги — долги банков перевели в госдолги — госдолги зашли в тупик. Что с этим делать, никто не знает. Политики ограничиваются тем, что переносят дату рассмотрения проблемы, чтобы решать ее пришлось не им.

«СП»: — Как это отразится на мировой экономике?

— Цена на нефть будет падать, и уже не поднимется. Какое-то время рынки были в неопределенности, сколь долго продлиться «количественное смягчение», потом гадали, будет дефолт в США или нет. Сейчас страсти улеглись, и ожидания начинают меняться. Если спроса нет, производство стагнирует, безработица большая — как может нефть стоить дорого?! Удержать цену могут политические риски, но и они уменьшаются: про Каддафи, например, уже почти не вспоминают. По большому счету, если убрать политические риски, нефть должна стоить на треть меньше, чем сейчас.

«СП»: — Низкие цены на нефть больно ударят по России?

— Из-за большого количества долгов в мире усложнен процесс переоценки экономических рисков. В такой ситуации деньги стоят дороже — в кэше находится безопаснее. А вот российские активы при этом проигрывают. Россия — зависимый игрок.

Если цены на нефть упадут, ситуация в России может сильно осложниться. Проблема даже не в том, что бюджет перестанет наполняться. Еще большую проблему представляет краткосрочные перетоки капитала. Большая часть наших золотовалютных резервов непосредственно связана с краткосрочными операциями. Изменение нефтяной цены может развернуть эти потоки, а значит, повлечь за собой потерю в течение короткого времени 20−30 млрд долларов В НЕДЕЛЮ из золотовалютных резервов, как в 2008 году. Надо учесть, что минимальный уровень золотовалютных запасов для России — 350 млрд долларов. Это значит, через 5−6 недель кровопусканий могут возникнуть серьезные проблемы.

Нынешний быстрый обвал рубля типичен для спекулятивных валют, которые валятся, как подкошенные. Все понимают, что рубль — спекулятивный фантик, и в какой-то момент начинают его сбрасывать. Сейчас интересно посмотреть (к сожалению, это не сразу видно), как изменятся золотовалютные резервы РФ, и каким будет отток капитала. Нынешнее резкое изменение курса рубля показывает, что кто-то уже выводит из России большие деньги.

«СП»: — Standard & Poor’s пересмотрел рейтинг Америки. Рейтинги других стран тоже пересмотрят?

— Да. Как сейчас оставить неизменным рейтинг, скажем, Испании, если соотношение покупательной способности американских государственных облигаций и испанских явно изменилось?! Американские treasuries (государственные казначейское обязательства) будут расхватывать и при нулевой доходности (сейчас — 2,3% годовых), а итальянские и испанские и сегодня никто не берет… Рейтинги других стран пересмотрят — но плавно, чтобы не пугать людей.

Я считаю, будут переоценены и развивающиеся страны, к которым относится Россия. И тоже — в сторону понижения. Причем в гораздо большей степени, чем США. Для таких стран стоимость заимствований возрастет значительно, поскольку они являются не совсем ликвидными.

«СП»: — Что нас ждет в будущем?

— Сейчас мы реально стоим перед перспективой возврата в 2010-й или — что более реально — в 2009-й год. Рынки очень быстро отыграли вторую программу «количественного смягчений», фактически, она сведена на нет уже сейчас. Вся надежда теперь — на Федеральную резервную систему (ФРС) США — на третью программу «количественного смягчения». Но, с другой стороны, это будет означать катастрофический сценарий, когда эта третья программа закончится. В данном случае, лечение хуже болезни. Рынок ведет себя, как наркоман: доза увеличивается, но эффекта уже не приносит.

Фактически, мир ждет, когда соберутся чиновники ФРС (госоргана США), и решат, что напечатают еще столько-то денег. Это, на мой взгляд, напоминает заседание Политбюро ЦК КПСС в 1970-е годы, на которых принимались решения о помощи загибающимся колхозам и совхозам. Именно это привело СССР к катастрофе. Тем же могут закончится и заседания ФРС.

Другое мнение

Евсей Гурвич, научный руководитель Экономической экспертной группы (ЭЭГ) при правительстве РФ:

— Пока обстановка в мировой экономике не слишком тревожная. Но если к проблемам Америки добавится дефолт какой-либо южноевропейской страны, ситуация, действительно, станет похожей на 2008-й год. В этом случае возможно глубокое падение фондовых рынков и падение цен на нефть.

«СП»: — Standard & Poor’s понизил рейтинг США. Другие агентства будут пересматривать рейтинг Штатов?

— Кроме национального рейтинга, понизились и рейтинги американских ипотечных квази-агентств Fannie Mae и Freddie Mac. Скорее всего, процесс может продолжаться.

«СП»: — Евро укрепляется к доллару. Это спекулятивная тенденция?

— Евро будет укрепляться до тех пор, пока из зоны евро не придут плохие новости. Как только там случится что-то негативное, евро начнет падать.

«СП»: — Насколько вероятно появление этих плохих новостей из Европы?

— Появление совсем негативных новостей, типа дефолта какой-либо европейской страны, я бы оценил в 25%. А в 75% - что МВФ и Европейскому банку удастся смягчить ситуацию.

Фото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня