18+
среда, 7 декабря
Политика

«Народный фронт» играет на руку уголовникам

«Фронтовики» решили радикально либерализовать УК РФ

  
14

«Народный фронт» предложил реформировать и гуманизировать Уголовный кодекс. Об этом заявил руководитель фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» Николай Федоров, координирующий «Народную программу». По словам Федорова, действующий с 1997 года Уголовный кодекс в результате многочисленных поправок и дополнений «приобрел несистемный, лоскутный характер». В новом законодательстве, по мнению «фронтовиков», необходимо сократить сферу применения наказаний, связанных с лишением свободы, как по приговору суда, так и на время следствия.

Федоров высказался и за совершенствование процедуры назначения судей, обязав кандидатов на эти должности сдавать письменные квалификационные экзамены, результаты которых следует публиковать в интернете. Кроме того, Федоров заявил о необходимости участия квалификационной коллегии судей в продлении полномочий мировых судей.

В настоящее время, по утверждению Федорова, Россия все еще остается в плену советской уголовной практики. Как отметил политик, сегодня в стране подавляющее количество приговоров являются обвинительными. А за последние 15 лет суды приговорили свыше 15 миллионов человек, то есть каждого девятого гражданина РФ. Кроме того, на содержание тюрем государство тратит половину от суммы, выделяемой на школы. Такая ситуация, по мнению координатора «Народного фронта», делает российское общество морально нездоровым.

Прибавит ли здоровья обществу новый УК, рассуждает полковник милиции в отставке, доктор юридических наук, писатель Данил Корецкий.

«СП»: — Данил Аркадьевич, Федоров предлагает здравые вещи?

— В предложениях Николая Федорова я не вижу ничего здравого. Объясню, почему. Все поправки в УК за последние годы — это конъюнктурные решения, которые принимались без научной проработки, без консультаций с экспертами. Поэтому сейчас, действительно, Уголовный кодекс не годится. Хотя сам факт, что кодекс пришел в негодность, проработав всего 14 лет, говорит о том, что у нас не годится система законотворчества.

Нельзя латать Уголовный кодекс отдельными заплатками, потому что преступность — системное явление. Сегодня мы вдруг начинаем бороться с педофилами, в том числе химической кастрацией, хотя эта кастрация никак не вписывается в систему принципов нашего уголовного законодательства. Завтра предлагаем принять закон против лазерных указок. Послезавтра будем бороться еще с чем-то частным. Все это показывает, что в борьбе с преступностью отсутствует системный подход.

«СП»: — Но осужденных у нас очень много, разве это — правильно?

— А изучался при этом вопрос, скольких надо было осудить? По экспертным оценкам, ежегодно в России совершается не 2,5 миллиона преступлений, как сейчас официально регистрируется, и даже не 3,5 миллиона, как традиционно регистрировалось еще несколько лет назад. Совершается преступлений — 25 миллионов! В то время как осуждается - 900 тысяч человек.

Вот соотношение реальной преступности и реальной наказуемости. Теперь вопрос: нуждается ли наше государство в снижении наказуемости? Как это коррелируется с качественными показателями преступности — а качественные показатели с каждым годом обостряются?!

«СП»: — Но надо что-то менять, ту же систему учета заявлений?

— Это, конечно, надо менять. В 2010 году поступило 22,5 миллиона заявлений и сообщений о преступлениях. А уголовные дела возбуждены только в 9,8% случаев. Получается, либо наши граждане в 90% случаев идут и делают ложные заявления (или заявляют о событиях, не содержащих состава преступления), либо надо признать, что 22 миллиона граждан просят защиты, но 90% из них в этой защите отказано.

Либо надо признать, что в систему учета включают события, которые туда входить не должны. Это действительно так — например, техническое срабатывание систем сигнализации входит в эту систему. Конечно, все это нуждается в совершенствовании, но делать это надо СИСТЕМНО, привязываясь к реальному состоянию преступности.

«СП»: — То есть, дальнейшая гуманизация УК нам не нужна?

— Кодекс у нас и был гуманным — по сравнению даже с европейским законодательством, не говоря об американском. Сейчас же гуманизация дошла до такого уровня, что преступники чувствуют себя вполне безнаказанно. А основной принцип борьбы с преступностью — это когда риск совершения преступления превышает возможную выгоду от его совершения. Сейчас дело обстоит ровно наоборот: возможная выгода от преступления гораздо выше, чем возможность наказания. Особенно это касается крупных экономических хищников, которые разгрызают экономический фундамент общества.

«СП»: — УК все же нужно переписать?

— Уголовный кодекс нужен другой. Не может действовать документ, в который, по разным оценкам, уже внесено от 30 до 100 тысяч поправок. Американская конституция действует более 200 лет, но поправок в ней неизменное количество — всего 12. Кодекс Наполеона действовал более 100 лет, до сих пор действует его гражданская составляющая — и никто туда не вносил изменений по тысяче в год.

А у нас изменения многократно вносились, и были направлены на ослабление борьбы с преступностью. Чего стоит одно изъятие из УК нормы о конфискации имущества, против которого выступали все ученые-криминалисты!

«СП»: — Получается, заявление Федорова носит чисто предвыборный характер?

— Если бы человек заявил так: я создал социологическую и криминологическую группу, которая провела исследование развития законодательства последних лет. Она выявила требования, которые необходимы для внесения изменений уголовного законодательства. Мы установили то-то и то-то, в связи с чем надо сделать то-то и то-то.

Это был бы один разговор — компетентный, научный. Хотя исследование — тоже не истина в последней инстанции. Ни одно исследование не дает 100% достоверности, но очерчивает хотя бы горизонты, рамки, в которых проводятся изменения.

Но в случае Федорова ничего этого нет, человек просто говорит: «Надо сделать так!» А что делать «так»? Оглянись назад, да посмотри!

«СП»: — А что Федоров увидит, оглянувшись?

— Федоров был министром юстиции России с 1990 по 1993 годы. Чуть позже, в 1998 году, места лишения свободы передали из МВД в Минюст. Нам говорили, что теперь все будет замечательно — это якобы европейский стандарт, и нельзя, чтобы одно ведомство привлекало к ответственности, разыскивало, арестовывало и содержало осужденных. Условия в МВД ужасные, а в Минюсте условия якобы будут хорошими.

Передали, затратили огромные деньги на организационные мероприятия. И что? На деле, остались те же изоляторы и колонии, они по-прежнему переполнены, в них прежние жуткие условия содержания. Так что изменилось?!

Я считаю, инициаторы подобных реформ должны нести ответственность за свои действия. 12 декабря 2003 года, например, был принят большой пакет законов о внесении дополнений и изменений в Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс. Была смягчена уголовная ответственность несовершеннолетних, устранена конфискация, декриминализировано ношение газового и холодного (в том числе, метательного) оружия. Скоро будет 10 лет этим поправкам. Пора задаться вопросом, как они сказались на состоянии преступности?

«СП»: — И как сказались?

— Плохо сказались. На экономических преступлениях, на преступности среди несовершеннолетних. Резонно выяснить, кто был инициатором этих поправок, и с этих людей спросить. Не обязательно их сажать в тюрьму, но нужно показать их некомпетентность, вредоносность их предложения. Страна должна знать своих героев, и антигероев — тоже.

Но этого не делается. Поэтому каждый может предлагать все, что придет в голову, что ему сейчас выгодно. Вот и Федоров так предлагает.

Другое мнение

Юрий Гервис, адвокат:

— Действующий УК, в связи с многочисленными дополнениями, которые в него вносились, действительно стал похож непонятно на что. В нем нет структуры, некоторые его статьи противоречат друг другу и не согласуются между собой. Поэтому кодекс, конечно, нужно приводить в порядок.

С чего Федоров сейчас озаботился этим вопросом? Ну, к выборам и Жириновский сказал, что нужно отпустить большое количество осужденных. Таким образом политики нарабатывают себе очки.

Другое дело, просто так изменить Уголовный кодекс невозможно. Это очень сложная кропотливая работа, причем работа не одного месяца, и даже не одного года. Поспешность приводит к тому, что появляется масса статей, которые совершенно не работают. Например, в нынешнем кодексе такая неработающая статья — уголовная ответственность за заведомо ложный донос. В то же многие современные явление не находят отражения в уголовном праве. В итоге, сейчас в УК скопилось большое количество несуразиц.

Словом, проблема существует, но форма и время его решения — вопрос открытый. В настоящее время нет ни рабочей группы, которая бы готовила проект УК, нет его обсуждения в обществе, нет даже предложений по поводу созданий такой группы. Поэтому высказывания Федорова больше отдают популизмом. Который, как известно, ни к чему не обязывает.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня