18+
вторник, 6 декабря
Политика

Средний класс сделают маленьким, но благодарным

По предложению ректора ВШЭ Кузьминова, граждан нужно освободить от высшего образования и ненужных амбиций

  
107

Соавтор «Стратегии-2020», ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов выступил с программной статьей в газете «Ведомости». В ней говорится, что власть должна взять курс на новую социальную политику: селекцию и поддержку нового среднего класса. Эту мысль господин Кузьминов озвучивал и раньше, теперь он изложил ее расширенно — в 30 пунктах.

По Кузьминову, средний класс составляет от 20 до 30% населения России. Это семьи с месячным доходом выше 30 000 руб., квартирой и машиной — их доля в стране превысила 26%. Основа среднего класса — граждане 30−50-лет, сделавшие карьеру после распада СССР. Это не лавочник или рантье, а креативный работник, наемный или фрилансер. Таких людей ректор ВШЭ называет новым средним классом (НСК).

Кузьминов видит три проблемы, связанные со средним классом в России.

А. Существует большая социальная группа, официальные доходы которой не позволяют отнести ее к среднему классу, но образование, содержание деятельности и порождаемые ими социальные установки соответствуют НСК — учителя, врачи, офицеры, преподаватели высшей школы и научные работники.

Б. Быстро расширяется социальная группа людей с высшим образованием, претендующих на высокие доходы, обеспечивающие им уровень потребления среднего класса, и на работу, исключающую тяжелый и монотонный физический труд.

В. Традиционная для Европы и США составляющая среднего класса — квалифицированные рабочие и служащие с профессиональными квалификациями — в России недоразвита, растет очень медленно. Основная масса исполнителей получают заработную плату, не позволяющую войти в средний класс.

Другими словами, всяк россиянин с высшим образованием метит в средний класс, но далеко не всякий попадает. Хотя, по Кузьминову, НСК тоже не медом мазан. Чтобы обеспечить привычный уровень жизни в старости, представителям среднего класса приходится прикупать дополнительное жилье, и сдавать его внаем (то есть, живя в XXI веке, прибегать к унизительной политике рантье XVII—XIX вв.еков). А чтобы улучшить качество образования ребенка, — еще и нанимать репетитора (современный вариант домашнего учителя XVIII века). Короче, новые среднебогатые тоже плачут.

Для улучшения жизни среднего класса Кузьминов предлагает два пути.

Первый — сократить число людей с высшим образованием (ВО). Сегодня в составе работников таковых 30%. Через 10 лет их доля достигнет 40−45%, через 20 лет — превысит 55%. В этом случае, считает Кузьминов, высшее образование начнет производить второе поколение «новых бедных» — значительные группы людей, доходы которых устойчиво ниже средних по экономике, людей, вынужденно занятых трудом, не соответствующим их квалификации и амбициям. Эти группы будут накапливать социальное недовольство, что будет крупнейшим дестабилизатором общества.

Второй путь — более полно использовать возможности НСК. Политика, основанная исключительно на бюджетных ресурсах, исчерпала себя. Она должна смениться политикой, базирующейся на росте экономики и растущем вовлечении частных ресурсов. У среднего класса спрос не на бюджетные деньги, а на инструменты использования своих денег или своей активности. Главным инструментом должно являться создание креативных рабочих мест, максимальное расширение поля свободного предпринимательства (новых бизнесов) и фрилансерства.

В итоге, по мнению Ярослава Кузьминова, возникнет основа для нового общественного договора. Представители нового поколения — более образованного, более креативного — готовы брать на себя большую часть ответственности, вкладывать собственные средства в социальные блага, которые государство сейчас гарантирует на базовом уровне качества (здравоохранение, образование, пенсионную систему). Речь идет о софинансировании государственных обязательств в социальных секторах.

Резюме получается таким. По Кузьминову, нужно сделать вход в средний класс менее доступным, — в первую очередь, ограничив доступ к высшему образованию. Но уж тем, кто его получит, дать гарантированную высокооплачиваемую работу — с условием, что они помогут государству содержать бедных и менее успешных сограждан. В итоге, немногочисленные люди с образованием (так сказать, сливки общества) будут радоваться возможностям самореализации, и благодарить за это государство. А остальных — условно говоря, пэтэушников — скудное образование излечит от ненужных амбиций, и не позволит усомниться, что мир устроен справедливо.

Правда, в конце ректор ВШЭ делает оговорку, которая расходится с общим вектором статьи. «Речь не идет и никогда не может идти о каком-либо снижении уровня поддержки социально незащищенных граждан, о каком-либо переводе бесплатных услуг в платные», — пишет Кузьминов.

Что стоит за этими идеями, рассуждает ведущий эксперт Московского центра Каргени Николай Петров.

«СП»: — Николай Владимирович, к чему готовит нас ректор ВШЭ?

— Статья является запевом к ревизии «Стратегии-2020», которой Ярослав Кузьминов руководит вместе с ректором Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимиром Мау. Очевидная цель — предложить так называемому среднему классу в большей степени нести расходы, в том числе, на себя. В конце, как мантра, повторяется мысль, что объем предоставляемых услуг не будет снижаться. Но это противоречит всем другим тезисам господина Кузьминова.

«СП»: — У нас действительно такой большой средний класс — треть населения?

—  25−30% населения, о котором говорит господин Кузьминов — это не средний класс. Это просто группа людей со средними доходами. Есть, конечно, разные подходы к определению, что есть средний класс. Но главные три критерия не меняются: доходы, образование и стиль поведения. По совокупности этих критериев никакого среднего класса, который составлял бы треть населения России, быть не может. Средний класс — это, в первую очередь, люди, которые не зависят от государства. Они самодостаточны, и являются двигателем перемен.

«СП»: — Кузьминов говорит, что наш средний класс живет, как рантье, на деньги от сдачи собственности…

— Рантье — в нашем случае — это пенсионеры, которые получают деньги от государства. Бюджетники или работники госкомпаний, которые тоже получают деньги из бюджета — тоже не средний класс, по своему поведению. Они не двигатель перемен, а консерваторы. Их устраивает существующая структура, и само их существование гарантирует, что структура будет консервироваться и дальше.

«СП»: — Соавтор «Стратегии-2020» видит корень зла в росте образованности. Это реальная проблема?

— Кузьминов — ректор крупнейшего современного университета. Тем более странно слышать от него, что в России произошел рост образованности общества. Ведь он пишет не о людях, формально имеющих высшее образование, а употребляет слово «образованность» без кавычек. Получается, Кузьминов не знает, что процентный рост граждан с высшим образованием достигнут за счет колоссального снижения качества образования, и ростом образованности не является?

Впрочем, проблема «вызова образования», о которой говорит ректор ВШЭ, на самом деле существует. Каким бы формальным не было высшее образование, у человека, его получившего, есть некий уровень притязаний. Вообще, в нашем обществе совершенно искаженная образовательная структура. У нас, например, есть спрос на рабочую силу, которую мы сами не готовим, и потому вынуждены завозить ее из сопредельных стран СНГ. И в то же время наблюдается перепроизводство граждан с высшим образованием, которые не нужны экономике, и которые из-за этого уезжают за границу.

Это ненормальная ситуация. Мне казалось, Кузьминов как ректор должен в первую очередь обратить внимание именно на нее, предложить пути ее решения. Например, очевидно, что взлет процента высшего образованности в России в значительной мере обусловлен нашими военными, которые фактически заставляют мальчиков поголовно идти в вузы — только бы отправляться в 18 лет в армию. Это серьезная проблема. Мне казалось, именно от экспертов вроде Кузьминова мы должны услышать, как с ней быть…

«СП»: — Наш средний класс и впрямь особо креативный?

— С чего вдруг?! Как раз наоборот: у нас большая прослойка в среднем классе — это люди, получающие деньги независимо от характера личных достижений. Поэтому тезис о креативности не работает.

«СП»: — Кузьминов говорит, что возможен новый общественный договор между властью и средним классом. Это осуществимо?

— Из того, о чем Кузьминов говорит, естественным образом вытекает политическая либерализация, требования политических изменений. Ректор ВШЭ считает, что сформирован достаточный слой людей, которые хотят и могут выбирать. Но я думаю, общественный договор с ними, в первую очередь, относится не к здравоохранению и образованию, а к политической системе…

«СП»: — Модель — маленький средний класс, хорошо зарабатывающий и благодарный государству — напоминает сталинскую техническую интеллигенцию?

— Ну, нет. Думаю, такого рода обвинения в адрес Кузьминова были бы неправильны. Если убрать его оговорки о прежнем объеме социальных услуг (без них нельзя, ибо радикальные рецепты, которые ректор ВШЭ готов предложить, неприемлемы перед выборами), главная его идея — перекладывание социальных обязательств государства на плечи относительно высокодоходных работников. В первую очередь, это касается обязательств в сфере крайне архаичной пенсионной системы.

В целом, с этой философией можно было бы согласиться — если бы Кузьминов более четко прописал обязанности сторон. Но ректор ВШЭ много говорит, что люди у нас уже могут платить за многое. И ничего не говорит, как сочетать с этим социалистический лозунг о сохранении социальных обязательств.

Средний класс в мире

Германия. Средним классом социологи считают граждан, которые зарабатывают в коридоре от 70 до 150 процентов среднего дохода по стране. Средним показателем считается примерно 2800 евро в месяц, без учета коммунальных платежей и подоходного налога — это примерно 1600 евро «чистыми» на руки. Тот, кто получает 60 процентов от этой суммы, уже слывет бедняком. А немцы, зарабатывающие более 5 тысяч евро в месяц, входят — на взгляд статистики — в категорию состоятельных. В начале «нулевых» критериям среднего класса отвечало 62 процента населения Германии, теперь доля среднего класса упала до 54 процента. В абсолютном исчислении это 44 миллиона человек.

США. Средним классом в Америке считают семьи с ежегодным доходом от 40 до 95 тысяч долларов. В эту категорию попадает 80% американцев (численность населения США — около 300 млн человек). Как правило, «среднеклассная» семья живет в собственном доме. В большинстве случаев представитель среднего класса — это специалист с высшим образованием или управляющий. 70 процентов американцев из среднего класса имеют спутниковое телевидение, два автомобиля. Две трети этой группы пользуются скоростным интернетом и смотрят плазменный телевизор. У них обычно минимум по две кредитные карточки и достаточно много дорогой электронной бытовой техники. Нынешний экономический кризис ударил больнее всего именно по среднему классу. В отчете CRS — Congressional Research Service — исследовательской службы Конгресса говорится, что в 2009 году 61% американцев этого сословия жили, как говорится, от чека до чека, то есть, от зарплаты до зарплаты. В то время как в 2008 году таких было только 43%. Около полутора миллионов человек в 2009 году оформили личное банкротство — на 32% больше, чем в 2008. Сегодня более 40% американцев, имеющих постоянную работу, вынуждены подрабатывать на стороне. Более 40 миллионов получают продовольственные талоны и, согласно прогнозам министерства сельского хозяйства, в 2011 это число вырастет до 43 миллионов. Это рекордные для Соединенных Штатов цифры. При этом, в 2009 году, несмотря на экономический кризис, число миллионеров повысилось на 16%.

Фото: Стас Владимиров/Коммерсантъ

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня