Политика

Россия в ВТО: Боролись и напоролись?

Теперь вступлению ничего не мешает — в российской экономике нечего добивать

  
42

10 ноября Грузия даст «добро» на вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Об этом заявил замминистра иностранных дел Грузии Серги Капанадзе: «Все технические процедуры грузино-российских переговоров должны быть завершены к 10 ноября», — сказал Капанадзе в аэропорту Тбилиси, откуда он вылетал в Швейцарию для участия в последнем раунде переговоров. Речь идет о том, что Россия для вступления в ВТО должна согласиться с предложениями Швейцарии — наладить международный мониторинг над всеми передвигающимися между Россией и Грузией грузами. В первую очередь, это подразумевает размещение международных наблюдателей в начале и в конце торговых коридоров между двумя странами, а также задействование системы электронного обмена информацией.

Ранее глава российской делегации, директор департамента торговых переговоров Минэкономразвития России Максим Медведков заявил, что Россия договорилась с Грузией по вопросу мониторинга грузов на границе Абхазии и Южной Осетии — последнему камню преткновения на пути вступления России в ВТО.

Итак, членство в ВТО — чего Россия добивалась рекордные 18 лет — практически у нас в кармане. Не окажется ли это членство последним гвоздем в гроб российской экономики, рассуждает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, кто в России выиграет от вступления в ВТО?

— Выиграют экспортеры — те отрасли, которые наиболее конкурентоспособны, активно играют на внешних рынках, и заинтересованы в том, чтобы там для них был благоприятный режим. В случае вступления в ВТО, например, они смогут инициировать антидемпинговые расследования.

«СП»: — Один из главных аргументов «против» — вступление обрушит целые наши отрасли. Это так?

— Многие из этих аргументов относятся к 1990-м годам. Тогда иностранцы без всякого ВТО вытесняли нас с рынков — металлургического, пищевой промышленности, у нас было архаическое сельское хозяйство. С тех пор многое поменялось. Мы видим, что существуют крупные агрофирмы, среди которых произошел естественный отбор наиболее конкурентных в рыночных условиях.

Что касается пищевой промышленности — поскольку она не относится к числу стратегических отраслей (где происходит сдерживание иностранных инвестиций) — в нее пришли иностранные инвесторы. Бренды, которые раньше завоевывали наш пищевой рынок, производились за границей и ввозились в Россию, сейчас производятся на российских предприятиях. На этих предприятиях работают россияне, производства платят деньги в российский бюджет.

Если взять сектор страховых услуг — туда тоже пришли большие иностранные игроки. В секторе финансовых услуг этот период оказался растянутым, но иностранцы идут и сюда — через создание российских юридических лиц, либо через покупку акций российских банков. То есть, механизмы прихода зарубежного капитала в Россию и сегодня существуют, поэтому вступление в ВТО не принесет существенных изменений.

«СП»: — Если вступление ничего не меняет, почему мы не могли определиться, надо нам это или нет целых 18 лет?

— Этот растянутый период имел свои плюсы. Целому ряду отраслей удалось провести структурную перестройку, адаптироваться к новым условиям. Теперь вступление в ВТО, возможно, принесет им определенные трудности, но катастрофой не будет.

«СП»: — Почему формат вступления вызвал разногласия на высшем политическом уровне? Медведев говорил, что Россия должна вступать в ВТО сама по себе, а Путин — всем Таможенным союзом?

— В этом моменте есть политика — в контексте, какой вектор для нас является приоритетным. Точнее, является ли приоритетом западно-европейский вектор: наши отношения с Советом Европы, в том числе, вступление в ВТО. Понятно, в ВТО входят не только западные страны, но и все развитые экономики мира. Тем не менее, вступление в торговую организацию — это признание приоритета свободной рыночной экономики, и связано с усилением западного вектора во внешней политике. Это — один политический момент.

Второй момент был в конкуренции Таможенного союза и ВТО. Одно время в высшем политическом руководстве возникла идея — думаю, во многом эмоциональная — вступать в ВТО Таможенным союзом. Теоретически это не исключено, но практических прецедентов нет.

ВТО — это клуб, который сам определяет правила игры, и клуб оказался не готов к коллективному вступлению. Проблема в том, что в Таможенном союзе объединены страны с очень разными экономиками. Да и само коллективное вступление могло быть коллективным лишь в смысле координации во времени: с точки зрения ВТО, членов Таможенного союза принимали бы поодиночке, но старясь делать это одновременно. Коллективизм означал откладывание вступления России в ВТО на неопределенный срок, и был чреват отменой этого вступления.

В результате ВТО занял твердую позицию: никаких коллективных вступлений. Да и в самой России, после того, как диалог активизировался и стали находиться развязки по конкретным вопросам (например, удалось быстро договориться по преференциям западным автозаводам, занимающимся в России крупноузловой сборкой), идея коллективного вступления отпала.

«СП»: — Может, ВТО нам не нужно?

— Современный мир глобален. Тот, кто не хочет себя в нем позиционировать — проигрывает. Тема «надо или не надо» хороша для дискуссий в узком кругу, где вспоминают, как было в России при Иване Грозном или Сталине. Но к реальной современной экономике — в реальном современном мире — эти дискуссии не имеют никакого отношения.

Другое мнение

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики:

— Вступление в ВТО для региональных экономик, по большому счету, ничего не меняет. Для экспортеров членство в ВТО — это преимущество. Соответственно, для регионов с экспортной специализацией это или неплохо (для металлургов), или особо никак (для нефтегазового комплекса). Для сельского хозяйства риски минимальны, потому что у нас нет особой поддержки этой отрасли. Для машиностроительных регионов риски были раньше, до кризиса 2008 года. Сейчас они так грохнулись, что членство России в ВТО их уже не добьет.

Из досье «СП»

ВТО — международная организация, декларируемая цель которой — это либерализация международной торговли и регулирование торгово-политических отношений. Сейчас в ВТО свыше 150 стран.

Идея вступления в ВТО (тогда еще ГАТТ — Генеральное соглашение по тарифам и торговле, ВТО является его преемницей, — «СП») возникла в России на волне перестройки Михаила Горбачева. Тогда же начались первые переговоры о получении статуса наблюдателя в этой организации. Однако в 1986 году США отклонили заявку, мотивировав это тем, что СССР является страной с плановой экономикой, несовместимой с принципами свободного рынка. Только в 1990 году Советский Союз получил статус наблюдателя. Обычно вступление в ВТО занимает 5−6 лет. России потребовалось 18 лет, чтобы максимально к нему приблизиться.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня