18+
воскресенье, 11 декабря
Политика

Бастрыкин наговорил на шесть лет?

Журналист «Новой газеты», с которым глава СКР поговорил тет-а-тет в подмосковном лесу, спасается за границей

  
130

Генерал-полковник юстиции Александр Бастрыкин влип в дурнопахнущий скандал. Судя по сообщениям СМИ, председатель Следственного комитета вывез в подмосковный лес и угрожал жизни журналисту «Новой газеты» Сергею Соколову. Соколов не стал искушать судьбу, и вскоре после конфликта экстренно уехал за границу.

«Мы должны быть уверены в безопасности Сергея, и поэтому он находится за границей. Но мы очень надеемся, что случившееся будет урегулировано, и он, конечно, вернется в страну, поскольку русское счастье — жить и работать на Родине», — прокомментировал поступок коллеги главред «Новой газеты» Дмитрий Муратов.

О конфликте руководителя отдела расследований «Новой» Соколова и главы СКР Бастрыкина Муратов написал в открытом письме на сайте газеты. Дело дошло до прямых угроз. Господин Бастрыкин якобы пообещал убить журналиста, и лично возглавить расследование причин его гибели (см. справку ниже).

Что стоит за конфликтом, участником которого стал председатель Следственного комитета, рассуждает адвокат Игорь Трунов.

«СП»: — Игорь Леонидович, если это правда, то почему Бастрыкин так поступил? Генерал чувствует абсолютную безнаказанность?

— Следственный комитет — это настоящий монстр. И кому-кому, а руководителю СКР ясно, что если преступление совершает сотрудник Следственного комитета или Генеральной прокуратуры, никто не может ничего сделать. Эти преступления расследуют сами правоохранительные ведомства — те же СКР и Генпрокуратура. Они своих не сдают.

Если правонарушение совершает лично Бастрыкин, я, если честно, ума не приложу, кто возьмется за проведение расследования. Да, законом предусмотрена сложная процедура на этот случай — когда расследование передается подчиненным Александра Ивановича. Но надо понимать: Следственный комитет — военизированная структура с жесткой вертикалью и жесткими наказаниями за неисполнение приказов. Поэтому не надо думать, что подчиненные будут рьяно работать против своего руководителя.

Словом, в нашем государстве нет механизмов контроля за чиновниками такого ранга, как Бастрыкин. Априори считается, что такие чиновники — святые люди, и не могут нарушать закон. Это и порождает безнаказанность.

Почему Бастрыкин так поступил? Общеизвестно, что Александр Иванович — человек чрезвычайно тщеславный. Он болезненно реагирует на критику, тяжело переживает замечания. Это — его слабая сторона, но до сих пор она не создавала ему проблем.

«СП»: — С точки зрения закона, как квалифицируется такой поступок?

— Если описание Дмитрия Муратова соответствует действительности — это уголовно-наказуемое деяние, которое карается шестью годами лишения свободы. Но мне, как юристу-практику, вероятность проведения объективного расследования в этом случае представляется фантастической.

Кстати, Соколова нельзя обвинить в клевете. Чтобы квалифицировать заявление как клевету, человек должен сначала высказать его, потом его должны предупредить, что наступят правовые последствия, если заявление окажется не соответствующим действительности. И только после того, как человек предупрежден официальным должностным лицом, его могут обвинить в клевете.

Конечно, Соколов, делая такое заявление, несет гражданско-правовую ответственность — с точки зрения покушения на честь, достоинство и деловую репутацию господина Бастрыкина. В этом пункте есть важный нюанс: ответственность, если сведения не соответствуют действительности, может быть только материальной. Грубо говоря, Бастрыкин, если докажет неправоту Соколова, может взыскать у него через суд штраф — причем небольшой, порядка 30 тысяч рублей.

Поэтому, с точки зрения газеты, такой скандал выгоден. С одной стороны, тираж растет, с другой, — издержки на штрафы, в случае проигрыша в суде, минимальны.

«СП»: — Бастрыкин будет теперь доказывать, что изложенное Муратовым не соответствует действительности?

— Думаю, да. Судя по фактам, изложенным в отрытом письме, в лес Соколова вывозили подчиненные Бастрыкина. Они же — свидетели. А со стороны журналиста — одно голое бездоказательное заявление. Поэтому доказать, что его вывозили насильно, а потом угрожали, практически невозможно. Люди Бастрыкина не будут свидетельствовать против начальника — они ему жестко подчинены как по закону, так и по клановой практике построения наших государственных структур.

«СП»: — Только что прошла информация, что Соколов уехал из России по соображениям безопасности. Возникает вопрос: «Новая газета» правильно поступила, обнародовав скандал? Может, безопаснее было Соколову промолчать? Не получится ли так, что года через три господина Соколова случайно собьет машина, или ему на голову упадет кирпич, и никто не свяжет это с нынешним его конфликтом с Бастрыкиным?

— Работать журналистом можно и за рубежом. Через некоторое время ситуация устаканится. Всем нужен пиар — в том числе, «Новой газете». Это правило игры сегодняшнего дня. Мы и на Западе часто видим, что люди готовы идти на обдуманный шаг, если из него получается негативный пиар. Негативный пиар запоминается, дорого стоит, и эффективно повышает тиражи.

Если нынешняя ситуация — продуманный шаг со стороны «Новой газеты», это поймет и Бастрыкин. И никогда не будет усугублять ситуацию, организовывая покушение на журналиста. Как показывает юридическая практика, когда информация о противоправном поведении становится общеизвестна, вероятность наступления мести стремится к нулю. Напротив, месть наступает, если конфликт пытаются замалчивать.

«СП»: — Этот скандал может негативно отразиться на карьере Бастрыкина?

— Глава СКР в иерархии должностных лиц России — фигура возле второго или третьего лица в государстве. Это очень влиятельная фигура, в руках которой сосредоточены мощные рычаги, и которая по закону обладает практически абсолютным иммунитетом. По сути, это одна из самых могущественных и влиятельных фигур во власти.

Естественно, за это место всегда идет подковерная борьба. Сейчас как раз удобный момент для ее обострения. Сейчас во власти идет смена должностных лиц. Например, сменили главу МВД, есть желание поменять и главу СКР. В данной ситуации группы силовиков, заинтересованные в этом, ведут соответствующую работу.

Важное место в ней отводится газетам. Мы помним, что работа по смещению Рашида Нургалиева с поста министра МВД базировалась, в основном, на информационном сопровождении: скандалы в Татарии, скандалы с Евсюковым, скандалы в самом МВД… В случае с Бастрыкиным ситуация аналогичная. Нынешняя история — скорее всего, первый шаг. Дальше появятся какие-нибудь подробности из его личной жизни, потом еще какая-нибудь история… В результате, к руководству СКР придет новый человек, за которым будут стоять определенные группы интересов.

Другое мнение

Александр Хинштейн, депутат Госдумы:

— Слова Соколова легко проверить в рамках расследования уголовного дела. Это можно сделать с помощью детализация мобильных телефонов Соколова и Бастрыкина. Как объяснить, что председатель СКР ночью везет журналиста в лес за 60 км от Москвы?

Кроме того, там присутствовали люди: сотрудники охраны, водители. Если они будут убеждены в объективности, беспристрастности расследования — наверное, дадут откровенные объяснения о том, что происходило.

Здесь возникает еще ряд вопросов. Помимо угрозы убийства, есть еще факт незаконного лишения свободны. С момента, когда Бастрыкин в абсолютно недопустимой, хамской форме выгнал Соколова с совещания со словами «пошел вон отсюда», Соколов потерял возможность для передвижения. У него сотрудники Следственного комитета отобрали вещи, и, таким образом, он не имел возможности купить билет на самолет и улететь из Нальчика в Москву. Соколов поэтому был вынужден, фактически под конвоем сотрудников СКР, прибыть в аэропорт и сесть в этот самый спецборт, во второй салон, даже не видя Бастрыкина. Потом его привезли в Москву и посадили в машину.

Весь период времени, с момента, когда прозвучали слова «пошел вон», Соколов был лишен возможности свободно перемещаться. Таким образом, я усматриваю в этом признаки состава преступления — незаконного лишения свободы.

«СП»: — Если Бастрыкин действительно так поступил, то почему?

— Он был абсолютно уверен, что ему все сойдет с рук. Кроме того, я так понимаю, он находился в состоянии приподнятости духа. Провожали его в Нальчике долго, 40 минут не отгоняли трап от самолета…

«СП»: — Это — неадекватный поступок?

— Все, что я знаю про Александра Ивановича, укладывается в логику этого неадекватного поступка. Подобного рода действия — правда, не в такой открытой форме — он совершал и раньше. Просто многие странности, которые были в его поведении, до настоящего момента не находили объяснения…

Как развивался конфликт Соколов-Бастрыкин

Сергей Соколов, руководитель отдела расследований «Новой» опубликовал 4 июня 2012 года статью «10 тысяч с небольшим рублей за одну жизнь — это прейскурант государства». Речь шла о подозрительно мягком приговоре одному из фигурантов дела о бойне в Кущевской. Сергей Цеповяз, отсидев 8 месяцев, получил всего 150 тысяч рублей штрафа за сокрытие преступления. Соколов, комментируя ситуацию, охарактеризовал Бастрыкина и ряд других руководителей правоохранительных органов как «опору власти Цапков и их бизнеса». Господин Бастрыкин потребовал извинений.

— Бастрыкин пригласил Соколова с собой на борт самолета, вылетающего в Нальчик — там проходило выездное совещание СКР. На совещании Соколов публично извинился за «эмоциональный перехлест», но тут же задал ряд вопросов по сути расследования. Это взбесило господина Бастрыкина. «Вы себе позволяете такие слова в общероссийской газете и хотите отделаться такими извинениями? В царское время за это на дуэль вызывали», — возмутился генерал-полковник, и выгнал Соколова с совещания.

— По прилету в Москву охрана Бастрыкина насильно усадила Соколова в машину, и без объяснения причин вывезла в подмосковный лесок. Там генерал-полковник юстиции приказал охране удалиться. После чего, тет-а-тет, «в крайне экспрессивном состоянии» высказал Соколову, что думает о газете и редакционной политике, и весьма нелицеприятно отозвался о погибшем обозревателе «Новой» Анне Политковской. «На этот раз жестокая правда в том, что Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести…», — пишет Муратов.

— Муратов потребовал в письме гарантий безопасности: «Александр Иванович! Я знаю, что генералы и дети любят пугать. Но мы не дети, и к Вашей деятельности всегда относились с профессиональным уважением… Мы принесли Вам извинения в газете… Но теперь и я от Вас, господин генерал, имею право требовать. гарантий безопасности для Сергея Соколова и сотрудников редакции. Также прошу довести до Ваших подчиненных… не воспринимать сотрудников „Новой газеты“, работающих на Кавказе, как людей, на которых открыт долгожданный сезон охоты».

Анекдоты в тему из Twitter

Говорят плохая примета ехать ночью в лес… с Бастрыкиным…

Говорят, в рамках гуманизации правосудия новое процессуальное действие: «выехать в лес и перетереть»

Председатель СКР Александр Бастрыкин выступил против вырубки Химкинского и Цаговского лесов. «Мне же негде будет работать!» — возмущается он.

А. Бастрыкин: «Свежий воздух и пение лесных птиц — лучшие помощники в оперативно-разыскной деятельности!».

«Прогулки и беседы в лесу — нормальная практика большинства демократических стран». Песков

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня