Политика

«Наши» устроили Эстонии компьтерный «штурм унд дранг»

Комиссар Голоскоков уверяет, что помощь хакеров для этого совсем не понадобилась

  
29

В газете The Financial Times была опубликована заметка, в которой комиссар движения «Наши» Константин Голоскоков якобы заявил, что организовал кибератаку на правительственные сайты Эстонии в конце апреля 2007 года. «Мы преподали эстонским властям урок, что если они действуют незаконно, то мы будем реагировать на это соответствующим образом», — цитирует издание г-на Голоскокова. Но сам комиссар утверждает, что его превратно истолковали, и речь шла не о хакерской атаки, а об акции гражданского неповиновения. Подробности — в интервью с Константином Голоскоковым.

«СП»: — Константин, что конкретно вы сказали The Financial Times, откуда пошла информация о хакерской атаке?

— The Financial Times буквально спросили о кибератаке. Я сказал, что никакой кибератаки не было, была кибероборона, что ли, — акция гражданского неповиновения против действий эстонских властей. Почему вдруг все решили, что это хакерские атаки — ну, наверное, потому, что так модно говорить.

«СП»: — Как появилась идея такой акции?

— Я был в командировке в Приднестровье в конце апреля 2007 года, в Эстонии шли известные события, связанные с апогеем, я бы сказал, политики мягкого апартеида. Когда были массовые нарушения прав человека в отношении русскоязычного населения, когда был снос памятника. Мы с моими знакомыми ребятами, которые даже не состоят в движении «Наши» решили сделать такую акцию — множественный запрос на сайт. Причем это была именно не DDoS-атака, как ее пытаются представить. DDoS-атака — незаконное действие, поскольку сопряжено с использованием вирусные программ. Мы никаких вирусных программ не использовали — только собственные компьютеры, собственные каналы связи и собственные социальные сети. Мои знакомые отправляли информацию об акции своим знакомым, все они компьютерщики, у всех широкие социальные сети в разных странах мира — на Украине, Венгрии, Чехии. Это и позволило сделать массовую акцию в виртуальном пространстве.

«СП»: — Сколько примерно человек в ней участвовало?

— Несколько сотен, я думаю. Не могу ручаться.

«СП»: — И что они делали?

— Люди выходили на сайты эстонских госорганов — полиции, минобороны. Эти действия и были восприняты как хакерская атака. Хотя, хочу заметить, возможно, атаки и были, возможно и DDoS-атаки, но ни я, ни мои знакомые этим не занимались.

«СП»: — Вы согласовывали время выхода на сайт?

— Конечно, это был согласованный момент, люди делали максимальное число запросов в короткий промежуток времени. Это было вечером или даже в начале ночи, чтобы участники могли придти с работы. Это типичная массовая акция, люди, которые в ней участвовали, были против политики эстонских властей.

Свой протест они могли выразить двумя способами — либо поехать в Эстонию, что было невозможно в силу визовых формальностей, границ, жесткой политики эстонских властей. Либо выразить свой протест в виртуальном пространстве.

Кстати, законность акции подтвердило даже Бюро криминальной политики Эстонии, которое сначала завело на меня уголовное дело. Мне было официально предъявлено обвинение в хакерских атаках, я был допрошен. Я объяснил, что делал, и дело было закрыто.

«СП»: — А где вас допрашивали?

— Это было в январе 2008 года, когда я находился в тюрьме в Литве за незаконный переход границы. Я шел, чтобы встать на место, где стоял ранее бронзовый солдат в форме советского солдата времен ВОВ. Я был арестован на 35 суток. Когда я отбывал срок, ко мне приехали следователи Бюро криминальной полиции и сотрудники спецслужб Эстонии, и предъявили обвинение, они уже готовили документы о моей экстрадиции в Эстонию. После этого следователи уехали, и больше я о них ничего не слышал. Вернувшись в Москву, я сам связывался с Бюро криминальной полиции, спрашивал, нахожусь ли я в розыске, нужен ли я им для комментариев. Они сказали, что ничего не нужно.

«СП»: — Почему информация об этом всплыла сейчас?

— Насколько я знаю, это связано с заявлением депутата Сергея Маркова, помощником которого я являюсь, на конференции в РИА «Новости». Он-то и заявил, что это были не хакерские атаки, а акция гражданского неповиновения.

«СП»: — Такие акции планируется проводить в дальнейшем?

— Они уже проводились. Это было в августе прошлого года. во время событий в Южной Осетии, когда Россия оказалась в условиях информационной блокады, монополии информпозиции Грузии. И очень много интернет-пользователи по всей стране занимались тем, что постили свои комментарии по всему миру. По сути, тогда работала та же самая схема, которую мы отработали в апреле 2007 года. Схема та же самая — использование социальных сетей в виртуальном пространстве. Технологически это было немного более доработано, это тогда принесло свои плоды, мы прорвали-таки эту информационную блокаду.

Думаю, такого рода акции очень перспективны, их нужно применять и в дальнейшем. Некоторые заявляли, что якобы я нанес ущерб сайту. На самом деле, ущерб нанес не я, а плохое техническое обслуживание сайта. В случае акции гражданского неповиновения ущерб будет всегда. Когда акции гражданского неповиновения были в Индии, и индийцы отказывались покупать английские товары, английские компании, да, понесли ущерб. Но это было право индийцев — покупать у них товар или не покупать, это нельзя ставить им в вину. Точно так же мы воспользовались правом заходить на сайт в открытом доступе.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня