18+
суббота, 18 ноября
Политика

Неуловимый тротил

Каждый пятый поляк верит, что рухнувший под Смоленском самолет польского президента был сбит

  
198

В минувшую среду в Варшаве перед редакцией газеты «Жечпосполита» собралось около ста человек, протестовавших против зажима свободы слова и знаковых увольнений, произошедших накануне в издании. Значительную часть среди участников протеста можно назвать оппозиционными журналистами — это сотрудники правых и националистических изданий (если говорить об оформленной оппозиции к нынешним польским властям, то правые националисты и консерваторы представляют здесь наиболее заметную силу). Собравшиеся приветствовали аплодисментами и возгласами поддержки выходившего из редакции журналиста Цезары Гмыза — автора материала о взрывчатке на обломках рухнувшего под Смоленском самолета польского президента и поплатившегося местом за свой материал — точнее за то, что так и не смог представить исчерпывающих доказательств публикуемых сведений. Акции в поддержку журналистов — это вообще действа, вызывающие симпатию у всех, кто об этом пишет. В конце концов, каждому пишущему хочется представить себя окруженным поддержкой в сложных обстоятельствах. Однако обстоятельства нынешней истории имеют отношение не только к возможным отклонениям от свободы слова в соседней стране. Это история о самой большой несостоявшейся политической сенсации, которую можно было бы представить в Польше и которая имеет непосредственное отношение к России.

В начале нынешней недели была поставлена кадровая точка в истории, которую уже успели назвать главным медиаскандалом десятилетия в Польше. Наблюдательный совет издательского холдинга «Presspublica», издающий среди прочего одну из ведущих национальных газет «Жечпосполита», объявил об увольнении из газеты всех причастных к появлению статьи «Тротил на обломках Туполева», включая главного редактора газеты Томаша Врублевского. Газета опубликовала извинения владельца издательского холдинга Гжегожа Хайдаровича, который выразил персональные сожаления и заявил, что сделает все, чтобы подобные истории не повторялись впредь.

«Медиаскандал десятилетия в Польше» — новость, которая не всегда привлечет у нас внимание сама по себе. Однако сейчас отмахиваться не стоит. Несколько дней назад «Жечпосполита» опубликовала информацию о том, что на обломках польского президентского самолета Ту-154, рухнувшего под Смоленском 10 апреля 2010 года, недавно обнаружены следы взрывчатых веществ. Иными словами сторонники версии о заговоре, в результате которого погиб польский президент Лех Качиньский с супругой и еще 94 представителя польской военной и политической элиты, летевших на церемонию памяти жертв катынского расстрела, неожиданно получили на руки едва ли не доказательства своих подозрений. В подавляющем большинстве версий этого заговора не последняя роль отводится России. Теперь автора материала, редактора газеты и всех ответственных за размещение статьи уволили из издания.

Проще всего — впасть в традиционные рассуждения о «помешанных на России поляках», однако продуктивнее — попытаться понять контекст, частью которого стала скандальная газетная публикация. В частности, полезно посмотреть на механизм развития этого скандала — он многое говорит о политическом мире и о медиасреде Польши.

Итак, во вторник 30 октября одна из ведущих польских газет помещает на своей первой полосе материал, в котором утверждается, что образованная полтора месяца назад группа работников военной прокуратуры и экспертов криминалистов обнаружила следы тротила на креслах и остатках обшивки рухнувшего под Смоленском президентского Ту-154. В статье делались оговорки на тему того, что происхождение материалов неизвестно, что они, возможно, попали на обломки из почвы. Тем не менее, утверждался факт наличия взрывчатых веществ (тротила или нитроглицерина, как писалось в статье).

Опубликовавший материал корреспондент Цезары Гмыз утверждал, что перепроверил информацию в нескольких источниках, однако не указал, о каких источниках идет речь. Впрочем, в материале содержалась ссылка на слова польского генерального прокурора Анджея Серемета, подтверждавшего открытие польских экспертов. Кроме того, согласно статье Гмыза, Серемет информировал о новых данных премьера Дональда Туска, который, однако, не принял решения о том, как поступать в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.

Чтобы понять, что значит для Польши появление такого материала, необходимо уяснить несколько важных обстоятельств. Согласно социологическим опросам, до 20% поляков так или иначе поддерживают версию о том, что катастрофа президентского самолета Ту-154, в которой погиб польский президент Лех Качиньский и множество видных представителей политической и военной элиты страны, была рукотворной. Условно говоря, самолет был сбит русской ракетой. Возможно, среди циркулирующих в мире теорий заговора версия «смоленского покушения» занимает не последнее место по числу приверженцев. Скепсис в отношении официальных причин катастрофы — одно из важных средств мобилизации своих сторонников для возглавляющего оппозиционную национал-консервативную партию «Право и Справедливость» Ярослава Качиньского — брата-близнеца покойного президента. Понятие «Смоленская Польша» — стало уже устойчивым публицистическим термином для обозначения различных кругов польского общества, верящих в заговор. Отношение к активным сторонникам этой теории со стороны тех, кто в заговор не верит, как правило, подчеркнуто негативное — что связано с агрессивностью рассуждающих об «убийстве» пассажиров злополучного Ту-154. В публицистике и в интернет-спорах принято говорить о «смоленской секте» и наделять сторонников версии покушения другими не менее обидными эпитетами (они, в свою очередь, тоже не остаются в долгу).

Горячность этого спора указывает на остроту разлома в польском обществе. И то, насколько важна эта тема в польской политике. Причем — не внешней, а именно внутренней. Следует, впрочем, понимать, что острие этой теории, как бы это странно ни звучало, направлено вовсе не против России. Те, кто считают, что польский самолет был сбит, не кипят ненавистью к России и не готовы, например — хотя это напрямую следует из их теории — объявлять России войну, поскольку, прежде всего Качиньский и «Смоленская Польша» борются сейчас не с Россией, а с премьером Дональдом Туском. Это имеет гораздо большее отношение к текущей политике и задачам, стоящим перед партией. Туск многократно и по разным поводам обвинялся Качиньским и его национал-консервативными сторонниками в предательстве интересов страны — во имя Москвы, Берлина и Брюсселя в равной степени. А Смоленская катастрофа — самый яркий и коронный довод в списке обвинений. В истории вокруг смоленской катастрофы, таким образом, важен даже не сам факт, что российские военные могли сбить самолет, а то, что Туск не рассматривает эту версию, он пошел на встречу России и обнимался с Путиным на месте катастрофы среди польских трупов.

Один из доводов, который любят приводить сторонники заговора в поддержку своей версии — отказ российской стороны выдать Польше остатки самолета (по официальной российской версии это невозможно до полного завершения следствия).

Таким образом, общенациональная газета опубликовала статью, в которой утверждала, что на не возвращаемых в Россию остатках самолета следы тротила или нитроглицерина. А Туск не знает, что делать с этой информацией и не готов ее обнародовать. Ярослав Качиньский немедленно заявил о том, что всегда верил: 96 пассажиров президентского борта были убиты. «Жечпосполита» когда-то была правительственным изданием. Сейчас издательский дом Presspublica, издающий газету, принадлежит строительному магнату Гжегожу Хайдаровичу. Газета в последнее время заметно заострила свою позицию по отношению к правительству Туска. Однако материал о тротиле на борту президентского самолета, помимо сенсации и скандала, означал, что газета предъявляет Туску самое серьезное политическое обвинение, какое можно представить. Подтверждение теории заговора — это всегда заметный переворот умов, требующий серьезной переоценки многих политических ценностей. Точнее, не всегда, а в том случае, если информация появляется в респектабельной газете. В Польше существует нишевая пресса — такая как крайне правая «Газета польска» или «Наш дзенник», где рассуждения о «смоленском заговоре» никого не удивляет. Но по поводу этих газет существует понятный консенсус — это газеты «для своих», их читают люди с определенным направлением мысли, и они могут развлекать себя как угодно. Однако к информации «Жечпосполиты», несмотря на идеологическое направление газеты, отношение было по определению иное.

Однако уже на следующий день после публикации с готовностью редакции газеты отстаивать опубликованную версию стало что-то серьезно не складываться. Туск и государственный аппарат Польши предпринял немедленную информационную интервенцию, чтобы устранить последствия нанесенного удара.

Впрочем, официальные ответы также оставляли достаточно большое пространство для возможных предположений. Так, военная прокуратура провела пресс-конференцию, в которой сообщила о том, что эксперты действительно обнаружили присутствие определенных частиц, происхождение которых, однако, не определено — они могут быть как остатками взрывчатых веществ, так и следами косметики и иных материалов. Речь шла о «высокоэнергетических элементах». Их присутствие дает возможность предполагать наличие взрывчатки, однако они входят в состав некоторых других веществ.

Прокурор Анджей Серемет через своего пресс-секретаря также опроверг, что говорил о следах тротила. Однако он подтвердил, что накануне публикации встречался с редактором газеты Rzeczpospolita Томашем Врублевским, который прямо спрашивал его о находках и говорил о планирующейся публикации. Тем не менее, по словам пресс-секретаря польской Генеральной прокуратуры, Серемет ответил Врублевскому, что данных для окончательных выводов у него нет и просил об отсрочке выхода материала.

Однако редакция «Жечпосполиты», не представляя доказательств, фактически решила остаться при своей версии. Вскоре после конференции военных прокуроров на сайте газеты от имени редакции появилось звучащее издевательством пояснение «Мы ошиблись, когда писали сегодня о тротиле и нитроглицерине. Это могли быть эти элементы, но не обязательно». Причем позже по просьбе Цезары Гмыза слова «Мы ошиблись» были убраны. Конференцию провел также Дональд Туск, заявивший о полной необоснованности версии. Согласно последним опросам на данном этапе, скандал способствовал росту поддержки возглавляемой Туском партии «Гражданская платформа» — большинство поляков сенсация с тротилом не убедила.

2 ноября главный редактор польской газеты «Жечпосполиты» Томаш Врублевский объявил, что в связи со скандалом и для сохранения «доброго имени» газеты прекращает оперативное руководство изданием и оставляет решение о своей должности на усмотрение Наблюдательного совета. 6 ноября совет объявил о своем решении, выгнав с работы всех опубликовавших материал. В специальном заявлении совета при этом подчеркивалось, что холдинг готов давать письменные гарантии необходимой защиты Цезары Гмызу и его информаторам в том случае, если он предоставит документы, подтверждающие опубликованную версию. Однако эти документы Гмыз так и не представил.

Гмыз решительно отвергает информацию Наблюдательного совета, говорит о том, что совет, состоящий из бизнесменов, не понимает законов журналистских расследований и не понял приводимых им доказательств. Бизнес, впрочем, понимает вопросы репутации газеты и другие издержки, которые можно заплатить за скандал.

Интересно, впрочем, и то, что остается в сухом остатке. На данном этапе обвинения сводятся к тому, что публикаторы сделали необоснованные выводы из той информации о «высокоэнергетических элементах», которой располагали. Иными словами, все остались при своих — верящие в покушение получили новый повод о нем говорить, не верящие — утверждать, что все доказательства — вздор.

Ответ на вопрос о происхождении «высокоэнергетических элементов» рано или поздно должна будет дать прокуратура. И, между прочим, судя по словам экспертов, окончательные выводы можно будет сделать только после лабораторных исследований. Что в принципе возвращает всех к вопросу о том, что обломки самолета следует вернуть из России в Польшу — это, возможно, один из общих знаменателей в оценке ситуации вокруг случившегося скандала для большей части поляков — раздражение по поводу того, что самолет по прежнему находится в России в распоряжении российских следователей, существует в Польше не только среди сторонников версии о покушении — это, в конце концов, и вопрос национального престижа.

Случившееся в Польше доказывает один непреложный закон: если ты публикуешь в заслуживающей доверия газете информацию из рода «Раскрыта тайна убийства Кеннеди» или «Вся правда об 11 сентября» — надо быть готовым доказывать каждое слово. Если этого не получается — приходится платить за это цену — увольнение с работы, появление вопросов о репутации журналиста и издания и т. д. Хотя на сенсацию и связанную с ней противоречивую славу рассчитывать тоже можно. Впрочем, один из главных вопросов, который остается после неоднозначной медиа-истории, это именно ее неоднозначность — в частности, что делать с той информацией о «высокоэнергетических элементах», которая не подвергается сомнению?

Специальный корреспондент журнала «Эксперт» — специально для «СП»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня