Политика

Плоды регионализма и черви этнократии

Национальные окраины выступают за пересмотр нынешней «вертикали федерализма»

  
298

В прошлом года на массовых протестных акциях впервые появились региональные флаги — бело-зеленые в Сибири, ингерманландские в Петербурге, кёнигсбергские в Калининграде и Otava в Карелии. Местные активисты, конечно, и раньше использовали свою символику, но в сочетании с белыми лентами она обрела новый смысл. Гражданский протест против фальсификации выборов органично совместился с выступлением против самой этой «вертикальной» системы, которая лишила все регионы нормальной избираемости своей власти и превратила бывшие «субъекты федерации» в колонии имперских сырьевых корпораций.

По существу, в России это было первое масштабное выступление регионалистов. Как уже давно замечено, ей свойственно лет на 20 запаздывать за европейскими трендами. Мировая «рок-революция» донеслась до нас лишь в эпоху Перестройки. Европейский регионализм, развивавшийся параллельно со становлением ЕС в 1990-х годах, доходит только сегодня. Да и то не до всех…

Регионализм — идеология интегральная. Движения регионального самоуправления в ЕС — вплоть до таких известных, как шотландское и каталонское — вполне находят между собой общий язык на общеевропейском уровне. Эльзасские регионалисты, с которыми довелось пообщаться осенью в Страсбурге, также являются последовательными сторонниками европейской интеграции — и языковая разница им в этом ничуть не мешает. Эти движения могут выглядеть «сепаратистскими» лишь с позиций бывших имперских столиц (Лондона, Мадрида, Парижа), чье влияние на общеевропейские процессы неуклонно снижается. Эти столицы желали бы видеть Европу в прежнем формате — изолированных и централизованных национальных государств — но Европа уже другая…

Регионалисты фактически трансформируют Европу в федерацию самоуправляемых, но взаимосвязанных регионов. Но провести параллель с Россией здесь довольно затруднительно, поскольку она совершает обратную историческую эволюцию — от федерации к империи. А с имперской точки зрения всякое требование повышения роли регионов — это безусловный «сепаратизм». То, что регионы не разлетятся куда-нибудь в космос, но в любом случае останутся экономическими взаимосвязанными, — империю не утешает. Ведь для подобной регионалистской трансформации с ними потребуется поделиться реальной властью. Но империя не привыкла доверять собственным гражданам.

Поэтому регионализм — как новый европейский тренд — для нее чрезвычайно опасен. А вдруг, к примеру, тюменцы спросят — почему «Газпром» и «Роснефть» практически безвозмездно выкачивают их природные ресурсы, пуская сверхприбыли на пресловутые «рублевки» и «кувейтские» витрины кавказских сатрапий? Практически аналогичные вопросы могут задать северяне, уральцы, сибиряки, да и жители регионов «центральной России», откуда все ресурсы и налоги также уходят в распоряжение «федеральных» чиновников.

Чтобы притормозить эти неудобные вопросы, империя действует классическим с римских времен методом: разделяй и властвуй. Конечно, «запретить» регионалистское мышление ей уже не под силу, а «всех пересажать» — это большой шум. Но можно попытаться расколоть и маргинализовать эти движения, переведя их дискуссии в безвыходный контекст межэтнических разборок.

Не хотелось бы впадать в конспирологию — но уж больно наглядно порой наживляется этот этнократический червячок! Казанский историк Марк Шишкин рассказал в соцсетях одну характерную историю: вот, собирается у них регионалистская группа, заинтересованная в развитии социальной и культурной идентичности Татарстана, в продвижении новых брендов республики. Вроде бы даже удается разработать какие-то перспективные проекты — но тут вдруг непременно появляется какой-нибудь персонаж, который принимается делить присутствующих на два сорта: «мы татары, а вы — русские — ничего в этом не понимаете» (или наоборот).

Как ни удивительно, многие даже весьма продвинутые личности с академическими степенями легко клюют на этого червячка! Обсуждение тут же обрушивается в древнее прошлое — начинается война исторических мифов и нелепое выяснение, кто тут «кореннее» другого. Весь творческий настрой и футуристический драйв испаряются, ломаются и личные отношения. В итоге — никаких современных проектов у республики снова нет, а есть лишь унылое столкновение различных архаических сюжетов. Если это действительно спецслужбистская разработка (ФСБ или центров «Э»?), то надо признать — проводится она весьма эффектно. Органы империи выполняют задачу по нейтрализации опасных для нее регионалистских альтернатив.

Похожая ситуация недавно возникла и в Карелии. Видимо, кого-то сильно напугало возникновение регионалистского движения «Свободная Карелия», выступающего за конституционное республиканское самоуправление и выходящего на «белые» митинги под первым, «несоветским» карельским флагом еще 1918 года. Для карельских регионалистов этническая принадлежность участников движения изначально не играла особой роли. И дело даже не в том, что в условиях, когда этнических карел осталось в республике менее 10%, заявлять какие-то этнократические лозунги выглядит верхом абсурда. Участники «Свободной Карелии» просто по своему типу — современные люди европейского мышления, для которых узкая этнократия скучна. Хотя они безусловно дорожат культурной спецификой республики — но таковых большинство и «русских карелов», далеких от всякого национализма.

Однако с середины года появилось вдруг несколько сайтов и страниц в соцсетях, ведомых никому не известными до того людьми, которые стали «кидать в массы» грубую этнократическую пропаганду — мол, во всех бедах Карелии виноваты «русские оккупанты». Причем, что наиболее забавно, этот информационный вброс осуществляется исключительно по-русски — карельским и финским его инициаторы практически не владеют. Карельская общественность отреагировала на эту провокацию с нордическим недоумением — как заметил заонежский поэт и художник Вячеслав Агапитов, «нашу гремучую славяно-финскую смесь разъять невозможно». Очевидным объектом атаки была «Свободная Карелия», уже получившая медийную известность в республике. Но регионалисты совсем не повелись на эту наживку и не раскололись на «русских» и «карелов». Теперь, видимо, следует ожидать новых «креативов» такого рода…

Империя и этнократия в действительности легко сочетаются. Это недавно объяснил известный сторонник «единонеделимства» (когда-то СССР, теперь РФ) Виктор Алкснис: «Хотите национальный танцевальный ансамбль? Пожалуйста, вот вам финансирование из бюджета на его создание». В общем, полное благолепие — вы хоть упляшитесь в своих национальных костюмах, а политические решения по-прежнему будем принимать мы, имперские чиновники.

Этнократы и имперцы одинаково искажают политическое понятие нации — но как бы с разных сторон. Если для первых нация тождественна этнической национальности, то для вторых это просто все население империи. Неслучайно вновь стали расхожими проекты власти по созданию «единой российской нации». Однако «сверху» нацию учредить невозможно — так может получиться лишь искусственный конструкт типа «советского народа».

Политическая нация способна вырасти лишь «снизу», в процессе гражданского самоуправления. И это самоуправление может начаться лишь в регионах — но именно оно прочно блокируется нынешней властью. Дело не только в непроходимых «фильтрах» для губернаторских выборов. Главным критерием гражданского самоуправления в регионах станут региональные партии, свободно избирающиеся в местные парламенты. Но именно в них, похоже, таится игла имперского Кащея — существование таких партий в России запрещено. Этот запрет обычно объясняют опасениями сепаратизма — но это скорее опасения за то, что партии нынешние, чьи списки визируются в президентской администрации, просто проиграют на свободных выборах в региональные парламенты местным политическим силам, гораздо лучше знающим ситуацию в своих регионах. В итоге, вместо живого регионального многообразия пока повсюду насаждается консервация «провинциальности», а региональные парламенты представляют собой лишь уменьшенные клоны Госдумы.

Интересно заметить, что этнократы обычно и не борются за политические свободы в своем регионе. Как правило, они лишь отстаивают «титульный» статус своего этноса. Но в итоге получается замкнутый круг — отрицая «русификацию», многие из них стремятся к не менее директивному навязыванию всем жителям региона его «титульного» языка. Тоталитарный тип мышления от этого не меняется. Европейская хартия региональных языков, современные и привлекательные бренды региона — все это от них очень далеко…

Впрочем, показательный пример соотношения регионализма и этнократии можно найти и на европейской политической карте. Как известно, Шотландская национальная партия победила на прошлогодних выборах и ныне готовится провести референдум о независимости. При этом ШНП, несмотря на ее название, невозможно назвать этническими националистами — это широкая общегражданская сила, выступающая за политическое и экономическое самоуправление. Разумеется, они отстаивают также и культурную специфику Шотландии — но не сводят ее лишь к килтам, волынкам и прочей этноархаике, изобретая актуальные региональные бренды. А вот Партия Уэльса, напротив, стремится опираться лишь на валлийскоязычное население и его «древние традиции». Поэтому в своем парламенте никогда не получает более четверти мест.

Плоды регионализма, подобные шотландским, в России, конечно, пока не созрели. Но этнократические червячки уже появились… Может быть, это и к лучшему — растущим регионалистским движениям полезно их изучить, чтобы выработать политическую «вакцину».

Залогом здорового развития регионов станет их гражданское самоуправление и естественная избираемость власти. Только в условиях неконтролируемой обществом «вертикали» возможны различные патологии — наподобие закрытия в Карелии издательства, выпускавшего книги и газеты на региональных языках.

Кстати, эта ситуация продемонстрировала и полный провал этнократического мировоззрения. В мае карельская общественность весьма радовалась тому, что новым губернатором был назначен человек с финской фамилией. Хотя Александр Худилайнен к Карелии вообще не имел никакого биографического отношения. И вот осенью новая власть приступила к болезненной «оптимизации» республиканской медиасферы, выселяя национальное издательство из его здания. На него не покушались даже прежние «русские» губернаторы, несмотря на все критическое к ним отношение. Известный карельский писатель Арви Пертту уже проницательно заметил, что Худилайнен по национальности никакой не «финн», а «едрос»…

Фото: Александр Петросян/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня