Политика

Стагнация до революции доведет

Политпрогноз-2013: попытки Кремля удержать статус-кво чреваты социальными волнениями

  
265

С точки зрения астрологов, политический 2013 год обещает быть бурным, поскольку это год Змеи. На годы Змеи, в частности, пришлись революции в России 1905 и 1917 годов, биржевой крах и начало Великой депрессии в 1929 году, начало Великой Отечественной в 1941 году, события в Китае на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, крушение башен-близнецов в Нью-Йорке 2001-м… Впрочем, и без астрологии ясно: перемены в 2013-м году могут случиться неожиданные и масштабные. Об этом говорят и события последних дней.

Например, на последней в уходящем году встрече с членами правительства Владимир Путин публично выразил недовольство тем, что кабинет Дмитрия Медведева не выполняет задачи, поставленные президентом. Вряд ли этот разговор закончится без потерь среди чиновников. Да и Медведев сегодня — уже не член тандема, и не исключено, что в 2013-м его позиции могут пошатнуться.

Или взять экс-министра обороны Анатолия Сердюкова. В предновогодние дни он, наконец, явился на допрос в Следственный комитет по делу «Оборонсервиса». Пока господин Сердюков дает показания в качестве свидетеля, но в 2013-м — чем черт не шутит — может поменять процессуальный статус и стать обвиняемым. А вслед за Сердюкова, глядишь, возникнут вопросы и к другим высшим чиновникам.

Перемены могут случиться и в администрации президента. Виной тому — беспрецедентная перебранка между министрами и депутатами при принятии поправки о запрете усыновления российских детей американцами в ответ на «акт Магнитского». Во многом из-за этого к концу года рейтинги руководства страны упали до прошлогодних показателей. За скандал кто-то должен ответить — но кто? По сведениям телеканала «Дождь», авторство «акта Магнитского» принадлежит первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину и Ольге Баталиной, первому зампреду думского комитета по делам семьи, женщин и детей. Но с госпожи Баталиной спрос невелик, а вот господин Володин вполне может поплатиться за «закон Димы Яковлева» служебным креслом.

Чего еще ждать от наступающего 2013 года?

«Цель Кремля в 2013 году — сохранение статус-кво и оттягивание решений по экономическим реформам», — уверен ведущий эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров.

— Неслучайно программы, которые принимает правительство, в ближайшие год-два финансируются довольно скромно, — говорит Петров. — Это значит, горизонт планирования Кремля — пара лет, причем на этот период у власти нет реформаторских планов. В политике легитимности у власти хватает — но только для стояния на месте, без какого-либо продвижения вперед. А вот экономика не оставляет сомнений: базы для стагнации и сохранения статус-кво надолго не хватит.

Скажем, в социальной сфере мы видим относительную стабильность, но надо понимать, какой ценой она достигается. Кремля вынужден сохранять курс на популизм, он не может, как раньше, забыть об обещаниях сразу после выборов. В результате, Кремль вынужден быстро бежать, чтобы оставаться на месте. Стабильность покупается властью за все большую цену в условиях стагнации в экономике — и это не может продолжаться долго.

При этом мы видим, что правительство Дмитрия Медведева остается недееспособным. Нынешний кабинет — не команда лидеров, которые могут возглавить реформы. Скорее, это технократы, чья функция — поддерживать существующий порядок вещей. Даже те изменения, которые происходят в правительстве, выглядят негативно. Показательна замена на посту главы Минрегинразвития Олега Говоруна на Игоря Слюняева. Слюняев до апреля 2012 года руководил Костромской областью, где «Единая Россия» набрала всего 30% на декабрьских выборах в Думу — это очевидный провал для главы региона. Тем не менее, Медведев отдал предпочтение именно кандидатуре Слюняева. Это яркая иллюстрация, что в принятии решений премьер исходит из соображений личной лояльности, а не эффективности. Так будет продолжаться до тех пор, пока правительство не требуется Путину в качестве реального двигателя реформ.

Вместе с тем, в послании Путина Федеральному Собранию не оказалось стратегии действий на новый президентский срок. Это значит, что в ближайшие несколько месяцев 2013 года в планы Путина не входит формирование реального правительства. Группировки в элите будут по-прежнему тянуть одеяло на себя, сохраняя общий фронт конфликта между либералами и государственниками. Победить в этой борьбе никто не сможет — это не нужно Путину. Но и страна в такой ситуации обречена на загнивание.

«СП»: — Какие главные политические риски ждут Кремль в будущем году?

— В 2013 году нас ждет существенно больше выборов, чем в 2012-м. И не следует переоценивал возможности Кремля в управлении этими избирательными кампаниями. На президентских выборах-2012 ему удалось ценой огромных усилий обеспечить более-менее приличную картинку (без грубых нарушений и подтасовок в ходе выборов) всего в двух регионах — в Москве и Петербурге. Что же касается октябрьских выборов губернаторов, Кремль намеренно выбрал наиболее простые регионы, где сам себе доказал, что может обеспечить победу действующего губернатора, каким бы слабым он ни был. По сути, в октябре власть протестировала новую модель выборов-2013.

Но эта тестовая задача не решает общей проблемы. Кремль давно поменял эффективных губернаторов на лояльных, и на парламентских выборах 2011 года убедился, что лояльные главы регионов не дают результатов, которые Кремль хотел бы получить.

В начале года, перед тем, как принимать новый порядок губернаторских выборов, Кремль заменил два десятка глав регионов. Но, меняя одних на других, он ситуацию не улучшил, а кое-где ухудшил. И тем самым заложил бомбу замедленного действия, которая может взорваться уже в 2013 году — если население какого-нибудь региона возмутиться действиями губернатора, назначенного из Москвы в пожарном порядке. Социально-политические процессы сейчас ускоряются: раньше эффект плохого назначения мог сказываться через три-четыре года, теперь же граждане склонны гораздо быстрее реагировать на то, что им поменяли шило на мыло.

«СП»: — Что получается в итоге?

— Экономика не сможет долго обеспечивать популистскую социальную политику, и давать Путину возможность оттягивать принятие непопулярных решений — по пенсионной реформе, ЖКХ, здравоохранению, образованию. С другой стороны, население не доверяет власти, чтобы идти на жертвы в угоду новым реформам. Получается, экономика будет работать в минус, социальная стабильность станет все более хрупкой, а грядущие выборы-2013 добавят рисков локальных политических кризисов. Как ни крути, власть в ряде регионов должна сдавать экзамен, а сделать это в ситуации, когда выборы трудно фальсифицировать, и люди не будут спокойно относиться к фальсификациям, очень непросто.

Думаю, в 2013 году мы увидим и политические, и социально-экономические протесты. Позиция Путина — его нежелание делать выбор между либеральной моделью и авторитарной — будет подталкивать элиты к внутренней борьбе. Элиты лучше Путина понимают: чтобы им выжить в системе, нужно систему менять. Власть в 2013 году либо окажется достаточно сообразительной, чтобы начать модернизацию — и тогда нас ждет эволюционный сценарий развития. Либо сценарий окажется революционным — если Путин и дальше будет избегать каких-либо шагов, и ситуация пойдет вразнос.

«СП»: — В будущем году кто-то ответит за скандал с «законом Димы Яковлева»?

— Игра еще не закончилось. Мне кажется, «закон Димы Яковлева» нельзя считать политтехнологическим просчетом. За ним стоит желание Кремля перевести стрелки народного недовольства с российских коррумпированных чиновников, по которым бьем «акт Магнитского», на проблему усыновления, в рамках которой можно спокойно испытывать нелюбовь к Америке. Психологически это верный ход — порочна идея, а не ее реализация. Поэтому позиции Володина не пошатнуться: более грубые политтехнологи, которые связывают с его именем, устраивают президента.

«СП»: — Что в 2013 году будет с Медведевым?

— Медведев и нынешнее правительство удобны Путину в качестве буфера. Кабинет несет ответственность за невыполнение предвыборных обещаний президента, которые невозможно выполнить. Да, правительство еще не сыграло эту роль до конца, но уже сейчас ясно: нахождение Медведева на посту премьера — лишь вопрос времени. Думаю, в 2013 году Дмитрий Медведев уйдет в отставку. Скорее всего, правительство столкнется с рядом нарастающих проблем, и не сможет ничего предложить для исправления ситуации. Мне кажется, Медведев мог бы уйти раньше, при объявлении Путиным нового курса — это было бы более позитивным вариантом для премьера. Но, скорее всего, Медведев уйдет, проклинаемый гражданами…

«В 2013 году либеральный клан вытеснит себя с авансцены политики», — убежден директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

— Нарастание глобального экономического кризиса отвлечет внимание ключевых участников мирового политического процесса от России и временно ослабит значение внешнего фактора в нашей внутренней политике, — говорит Делягин. — Обострение межклановой войны, легализованное в качестве борьбы с коррупцией, уже приобрело характер, масштабы и непредсказуемость, опасные для правящей тусовки в целом. Поэтому эскалация уже завершилась, и теперь конфликт будет медленно, по инерции сходить на нет, а коррупционные скандалы — «спускаться на тормозах» и переориентироваться на стрелочников. Это лишит Медведева и либеральный клан в целом возможностей самозащиты, что в условиях продолжающейся агрессии либерального клана против «силовиков» с высокой степенью вероятности приведет к отставке правительства в марте-апреле (по сути, либеральный клан сам вытеснит себя с авансцены политики). Из находящихся сегодня «на поверхности» политиков наиболее актуальным кандидатом на пост премьера выглядит Рогозин, хотя ситуация может еще неоднократно измениться. Социально-экономическая политика обновленного правительства останется либеральной и антироссийской (в силу сохранения власти у «оффшорной аристократии»).

Сердюков будет полностью выведен из-под удара, но в силу особенностей характера не будет защищать своих женщин. Скандал со Скрынник имеет наибольшую судебно-политическую перспективу и может (хотя и не обязательно) стать дополнительным фактором, ускоряющим отставку Медведева.

Весной в регионах будут наблюдаться отдельные очаги обострения протеста, вызванные ухудшением условий жизни (причем и «среднего класса», и работающих бедных), расширением и ужесточением агрессивной экспансии этнических мафий (не только в Ставрополье), выражением правящей бюрократии презрения к гражданам России.

Осенью эти очаги начнут сливаться в заметную и требующую реакции государства новую волну социального и патриотического протеста, но бюрократия заметит это с опозданием, а по-настоящему реагировать начнет лишь в 2014 году.

Осенью в ходе единого дня голосования можно ожидать появления первого избранного губернатора, представляющего избирателей, а не бюрократию «Единой России».

В течение года будет наблюдаться вызванная состоянием здоровья и психологической усталостью трансформация имиджа Владимира Путина из «мачо» в «умудренного старца», отягощенная категорическим неприятием этой трансформации со стороны ее объекта.

Кризис региональных бюджетов проявится и будет осознан обществом как общенациональная проблема. Губернаторы будут использовать вспышки протеста для шантажа федеральных властей и привлечение их внимания к проблеме; результатом станет продолжение уже начавшегося, хотя и не принципиального смягчения межбюджетной политики (частичное перераспределение финансовых потоков в пользу региональных и местных бюджетов, а также пролонгирование части бюджетных кредитов).

Парламентские партии будут стагнировать. На «Справедливую Россию» будет оказывать влияние разрыв между необходимостью протестной активизации и сохранения политической лояльности. Партия потеряет популярность и значимую поддержку общества окончательно. Из создаваемых «новых» партий заметной на региональном уровне сможет стать только партия Рыжкова.

Дестабилизация Западного Кавказа продолжится, стабильность сохранит только Адыгея. Межнациональные проблемы будут обостряться, в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане и Якутии. Самооборона граждан русской культуры против агрессии этнических мафий станет заметным фактором, но будет в целом подавляться бюрократией. Русские националисты не смогут создать ничего сколь-нибудь серьезного даже в Интернете.

На федеральном уровне будет продолжать уверенно расти популярность Рамзана Кадырова как разумного, эффективного и по-своему ответственного руководителя. Популярность Шойгу будет расти умеренно (при этом он начнет восприниматься как возможный преемник Путина в отдаленном будущем), популярность остальных российских политиков — оставаться на прежнем уровне или снижаться.

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня