Политика

Конфискация «агентского» миллиарда

Кремль решил финансово уничтожить своих критиков

  
250

Деньги, которые получают российские НКО из-за рубежа, возможно, будут конфисковывать - если организация не желает регистрироваться в унизительном качестве «иностранного агента». Такое предложение озвучил депутат Госдумы от «Единой России», представитель «Народного фронта» Михаил Старшинов. Сегодня инициативу обсудят на заседании фракции, а завтра «Единая Россия» внесет ее в нижнюю палату в виде законопроекта.

Идею прижать к ногтю «иностранных агентов» высказал 5 апреля Владимир Путин в немецкой телерадиокомпании ARD. Президент заявил, что в России действует «целая сеть» из 654 неправительственных организаций, которые получили из-за границы «почти миллиард долларов», и что эти деньги «может быть, и стоило конфисковать, если люди нарушают закон». И вот, «Единая Россия», не мешкая, бросилась воплощать слова президента в жизнь.

Сам Старшинов объяснил инициативу просто: «НКО должны пойти и зарегистрироваться, но они этого почему-то не делают», и добавил, что деньги у нарушителей будут изыматься «в полном объеме».

Надо заметить, и сегодня за отказ от регистрации в качестве «иностранного агента» предусмотрен суровый штраф — 500 тысяч рублей. Но, по мнению господина Старшинова, этого мало. «Видимо, денег так много, что лень штраф заплатить», — предположил депутат. Все отобранное у «агентов» единоросс предлагает направлять в специальный фонд, из которого средства перераспределят «представители добросовестных НКО на наиболее приоритетные направления их деятельности — например, на работу с детьми, инвалидами». «Многие говорят: да это же грабеж, денег-то не останется. Ну так не надо нарушать закон», — резюмировал «фронтовик» и единоросс.

Что стоит за желанием внушить общественному мнению, что иностранные деньги — это уже иностранный агент?

— Кремль уже так много сделал негативного в отношении НКО, что новые ужесточения вызовут скандал на международном уровне, — считает лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. —  По моей оценке, цифра в миллиард долларов преувеличена примерно в 50 раз. Возможно, в эту сумму вошли деньги, которая Россия получает от Запада за хранение ядерных отходов. Естественно, организациям гражданского общества эти деньги не попадали.

«СП»: — Почему Кремль выстраивает такую жесткую линию в отношении НКО?

— На мой взгляд, в России уже идет вялотекущий переворот. Путин и его окружение меняют характер управления страной и политический режим. Толчком послужила Болотная площадь, а потом последовали законы, которые противоречат духу и букве российской Конституции и международным обязательствам. Например, закон о так называемых «иностранных агентах».

Поймите, правозащитники никогда не будут регистрироваться как иностранные агенты. Еще год назад было трудно предположить, что к такой регистрации будут принуждать штрафами, либо ликвидировать неправительственные организации. Но теперь такая угроза реально существует, и общество должно на нее реагировать…

«Сигнал о давлении на НКО, который дал Путин в своем интервью, достаточно серьезный», — уверен ведущий эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров.

— Если раньше речь шла о том, чтобы президенту докладывали о нарушениях, выявленных в ходе проверок НКО, то сейчас Путин изложил новую концепцию взаимодействия, — говорит Петров. — Она сводится к тому, что Кремль вправе делать в стране что хочет, и вправе припугнуть западных партнеров, «наехав» и на их организации. Думаю, это не заранее выбранная стратегия, просто последовательность шагов власти привела к выстраиванию более жесткой авторитарной модели в России.

Есть два политических сюжета, которые заставляют власть активно атаковать НКО. Первый — антикоррупционная кампания. В ней Кремль хочет быть борцом-монополистом, хочет сам выбирать цели и демонстрировать борьбу с коррупцией. Ему не нужны другие, относительно автономные организации, которые могут заниматься тем же самым. Поэтому организации типа Transparency International Russia рассматриваются как занимающиеся нежелательной деятельностью.

Второй сюжет еще более важный и срочный — это выборы. Кремлю на выборах не нужны независимые наблюдатели, и поэтому «Голос» тоже является объектом атаки. Скорее всего, мы увидим на ближайших выборах множество прокремлевских организаций, которые будут регистрировать огромное количество наблюдателей, и затем заявлять, что выборы прошли гладко.

Как мы видим, Кремль в своей борьбе с НКО движется с двух концов. С одной стороны, он отсекает западных спонсоров, с другой — хочет повесить ярлыки на некоторые организации, всячески затруднить им жизнь, и обложить их штрафами, которые для многих окажутся фатальными.

«СП»: — Если НКО встанут перед выбором — остаться без денег или признать себя «иностранными агентами», они что предпочтут?

— В ситуации, когда бизнес контролируется властью, источники финансирования НКО внутри страны также контролируются Кремлем. Это либо государственные гранты, либо деньги, которые по разрешению сверху выплачивают НКО определенные бизнес-структуры. В этих условиях финансировать организации, которые Кремлю кажутся нежелательными, могут либо эмигранты из-за границы, либо западные организации.

Сейчас дилемма — признать себя «иностранным агентом» и жить, либо умереть стоя — перед НКО уже не стоит. Те ужесточения, которые уже введены в отношении НКО, означает сворачивание деятельности многих из них. То, что предлагает им Кремль — полностью перейти на государственное финансирование — означает очень короткий поводок и очень жесткий контроль за деятельностью.

«СП»: — Ликвидируя неугодных, Кремль в чем-то проигрывает?

— Кремль в очередной раз — возможно, в последний — наступает на одни и те же грабли. Пытаясь бороться с автономными критиками, он лишает себя и независимой экспертизы, и нервной системы. Раньше сигнал о неблагополучии на региональном уровне мог быстро поступить в центр по каналам НКО, и на него можно было оперативно отреагировать. Сейчас — нет, и в этом заключается глупость Кремля.

Если у вас в организме что-то болит, вы можете либо лечиться, либо пить обезболивающее до тех пор, пока не сгниет рука или нога. Ровно то же Кремль делает с гражданским обществом, будучи в плену тактических задач.

Все, что делает Москва, репродуцируется на региональном уровне. В итоге, резко сужаются возможности получения информации, неугодной властям. По сути, Кремль лишает себя сбалансированной информации об обстановке в стране. Желая избежать скандалов и борясь с призраком «оранжевой» угрозы, он сам делает себя слепым и глухим. В таком состоянии власть будет еще менее адекватной.

«СП»: — В России не очень любят тех, кто живет на зарубежные деньги. Кремль хочет нажить политический капитал из кампании против НКО?

— Безусловно. Информация о зарубежных источниках финансирования НКО регулярно предоставляют в Минюст. Никаких секретов от власти в этой сфере нет и быть не может. Идея с «иностранными агентами» как раз позволяет вывести эту информацию в публичное пространство. Прежде всего, для дискредитации неугодных организаций.

Представьте: у вас выборы. После них десять организаций, в разной степени близкие к Кремлю заявляют, что все нормально, и только «Голос» утверждает, что нарушений много. Вот тут власть извлекает туза из рукава и говорит, что «Голос» — иностранный агент. Мол, имейте в виду, граждане, кто платит — тот и музыку заказывает, вот кое-кто и поет не со своего голоса. Это простая, но вполне действенная модель. К тому же «наезд» на НКО сочетается с весьма агрессивной западной риторикой. И то, и другое — с точки зрения Кремля — работает на повышение легитимности власти. В нынешней ситуации власть в этом крайне нуждается…

Фото: ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня