18+
суббота, 30 июля
Политика

Синдром чиновничьей толерантности

Российские власти продолжают забалтывать проблему межнациональных отношений

  
17163

Пока российские города превращаются в «плавильный котел», в котором накаляются и уже почти доходят до точки кипения межнациональные страсти, наши власти продолжают увлеченно предаваться любимому занятию: забалтывать реальную проблему чтением риторических мантр про толерантность. В минувший четверг премьер-министр Дмитрий Медведев подписал федеральную целевую программу под названием «Укрепление единства российской нации». Очередной бюрократический опус представляет собой инструмент реализации недавно одобренной правительством Стратегии государственной национальной политики. Как говорится в сообщении кабмина: «Программа обеспечит координацию государственной национальной политики, выработку региональных стратегий этнокультурного развития, поддержку диалога между органами государственной власти и общественными национальными и религиозными объединениями».

Судя по основным концептуальным положениям, представленным в ФЦП, главный источник бед, связанных с межэтнической напряженностью и ксенофобией, коренится не в объективной реальности, а в сфере субъективных эмоций и переживаний. То есть угрозу социальной стабильности представляет не сама ситуация, когда улицы многих российских городов заполнили развязные иностранцы из «ближнего зарубежья», а ее «неправильное» восприятие. Авторы «дорожной карты» по внедрению в общественное сознание идей толерантности поставили перед собой амбициозную цель. Менталитет россиян уже к 2020 году должен претерпеть чудесную метаморфозу. Предполагается, что к этому времени 65% наших сограждан будут положительно оценивать состояние межнациональных отношений в России, а 85% - толерантно относиться к другим национальностям. Правда, «инженеры человеческих душ», пообещавшие премьеру по сходной цене (реализация ФЦП обойдется «всего» 4,5 млрд. рублей) воплотить в раздираемой межэтническими противоречиями России межнациональную идиллию, не уточняют, не будут ли эти 65 и 85 процентов соответственно, потомками мигрантов, как внешних, так и внутренних.

Авторы программы верно констатируют «рост числа преступлений на национальной и религиозной почве, значительное число бытовых преступлений, часто приобретающих характер межэтнических конфликтов». Далее следует парадоксальный вывод — ответственность за разгул этнопреступности лежит не на коррумпированном чиновничестве, которое «слилось в экстазе» с представителями бизнеса, эксплуатирующих труд нелегалов или порочной модели миграционной политики. Оказывается, всему виной «неоднозначное освещение в СМИ», а также «сознательная этнизация ситуации одной из конфликтующих сторон». А поскольку «подобное», как известно, «лечится подобным», то рецепт от мнимой «болезни», выписанный правительственными «знахарями», как ни странно, вполне логичен. Они, в частности, декларировали «необходимость принятия системных мер гуманитарного, информационного, просветительского, государственного и общественного характера».

«Страусиная позиция» властей, пытающихся списать накопившиеся системные проблемы на «слабое общероссийское гражданское самосознание», «правовой нигилизм» и «политизацию этнического и религиозного фактора» чем-то напоминает поведение шахтеров, прикрывающих датчики метана мокрыми тряпками. Разница в мотивации. Горняками движет желание заработать хоть немного дополнительных средств на жизнь, без которых их семьи еле сводят концы с концами. В свою очередь элиты, завешивающие бумажными декларациями о «дружбе народов» индикаторы накопления в стране взрывоопасного «этнонационального метана», подвергают риску не столько себя (с учетом наличия у них оффшорных «запасных аэродромов»), сколько все общество.

Акцент на толерантности, понимаемой как «непротивление злу насилием» в сфере межнациональных отношений, объясняется спецификой состава президентского Совета по национальной политике, считает сопредседатель Общероссийского общественного движения «Народный собор» Владимир Хомяков. Именно в недрах этого учреждения периодически рождаются подобные инициативы. По словам Владимира Хомякова, в нем собрались компетентные и знающие люди. Но каждый из которых любит свой народ и защищает его интересы. В нем собраны представители большинства этнических диаспор. Это «размывает» представительство русских, которых в Совете всего несколько человек.

«СП»: — Таким «сравнительно честным» способом большинство оказывается в меньшинстве?

—  В любой нормальной демократической стране осуществляется правление большинства с учетом интересов и законных прав меньшинств. У нас же цели и общий вектор развития в сфере национальной политики определяются всеми, кто угодно, но только не русскими. Толерантность — это понятие «от лукавого». В медицине оно означает отсутствие иммунитета к инфекциям. В этом смысле 100% толерантность напоминает СПИД. В политике такая аналогия работает в полной мере. Давайте посмотрим, чему нас будут учить власти на эти 4,5 млрд. рублей, «выцыганенных» из кошельков наших налогоплательщиков. Нас будут учить тому, что другие нации имеют право быть такими, какие они есть. В этом, собственно, никто и не сомневается. Если бы русские мыслили иначе, они бы не создали тысячелетнюю империю, на территории которой мирно сосуществовали полторы сотни народов. Причем, это была не «тюрьма народов», в которой все ходят под конвоем и строем, а цивилизационное образование, в котором большинство народов с родоплеменного и феодального уровня развития шагнули в XXI век. Однако, толерантность не означает потакание вседозволенности. Приезжие должны уважать наше своеобразие. Тогда мы согласны уважать чужое.

«СП»: — Это называется «не лезь со своим уставом в чужой монастырь»?

—  Именно. Никому не понравится, когда посторонний приходит к вам в дом и объясняет, как он должен быть устроен. То есть пытается не адаптироваться к правилам, установленным здесь, а насадить собственные порядки. Только потому, что они более привычны и комфортны. Толерантности нельзя научить. Вменяемая национальная политика автоматически делает людей терпимыми к своеобразию друг друга.

«СП»: — Какая модель госрегулирования в сфере межнациональных отношений является оптимальной?

—  Наше руководство много рассуждает о необходимости формирования политической нации. Последняя, как известно, формируется двумя способами. Наш путь, по которому Россия шла в течение тысячи лет, это формирование суперэтнической общности вокруг государствообразующего русского большинства. Это имперский принцип. Второй способ использовался при создании европейских национальных государств. Когда членами нации объявляются все, у кого есть паспорт, кто подчиняется одним законам и говорит на одном языке. К чему приводит реализация этого принципа, можно наблюдать в сегодняшней Европе, по которой прокатываются этнические бунты. Несмотря на полный провал концепции мультикультурализма, начиная с 1990-х годов, именно этот метод взят на вооружение официальной властью. У нас титульными нациями являются народы, которые даже в своих республиках не составляют большинства. Из чего нетрудно сделать вывод о том, что в России имеет место дискриминация большинства. У русского народа нет даже квадратного метра территории, на которой он выступал бы в качестве титульной нации. И это при том, что во всех федеральных округах русские составляют от 65% до 90% населения.

«СП»: — Почему власти с таким упорством цепляются за нежизнеспособную модель?

— Потому, что они рассматривают новейшую историю РФ не как продолжение тысячелетней традиции, а строительство нации «с нулевого цикла». Как сказал Медведев, будучи президентом, у нас 20-летняя молодая государственность. То есть все, что было до 1991 года — несущественно. Россия воспринимается не как особая русская цивилизация, а как некая территория, на которой проживают представители различных этнических групп. Дескать, в 1991 году они между собой договорились и с нуля создали новую государственность. Это ущербная логика, на основе которой строится вся национальная политика. На момент возникновения РФ некоторые народы были «равнее других». Они имели национальные республики, им их и оставили. Русские остались не у дел. Немногие знают, что в подписании федеративного договора от 1992 года, который был положен в основу государственного устройства РФ, не участвовала ни одна «русская» область. Только федеральная бюрократия от имени всех и элиты национальных республик. По сути дела это был сговор команды Ельцина с этнократией, «окопавшейся» в республиках. Выстроенная на такой порочной основе национальная политика по определению не может быть эффективной.

«СП»: — Значит, она должна быть пересмотрена?

—  Именно этому сопротивляются этнические группы и диаспоры, которые не понимают, что таким образом они разрушают Россию. Можно предложить такую метафору. Россия это «Солнце», которое по размеру больше всех «планет», которые ее окружают. Конечно, можно объявить любой астероид в Солнечной системе равным самому Солнцу. Если исчезнет астероид, то ничего не изменится. Хотя, конечно, это будет плохо, печально, с ним было лучше… Но если потухнет или взорвется Солнце, то разлетятся все планеты. И будут бесцельно, хаотически перемещаться по Вселенной. В нашем случае Россия превратится в территорию для внешнего освоения.

По мнению президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова «единствоукрепляющая» ФЦП — это лишь производная одобренной недавно Стратегии национальной политики. Положения этого документа по определению не могут быть продуктивны, учитывая бесплодность базовых идей, положенных в его основание. Люди, разработавшие концепцию нацполитики, склонны фокусироваться на симптомах болезни, а не на ее причинах. Основные проблемы в сфере межэтнических отношений в России руководством страны микшируются, либо и вовсе игнорируются.

«СП»: — Что конкретно предпочитают не замечать наши большие чиновники?

— В первую очередь это, конечно, массовая иммиграция в Россию из стран Средней Азии и Закавказья. Во-вторых, это этническая преступность и экспансия радикального исламизма. В-третьих, клановая, диаспоральная экономика. Наконец, но не по значению, это формирование этнократий в национальных республиках. Это сложные проблемы, которые связаны с существующей объективной социально-экономической реальностью. Все эти факторы провоцируют рост социальной напряженности на межнациональной почве. Отсюда и бытовые конфликты, и соответствующее восприятие инородцев. Если проблему просто переименовать из этнической в социально-экономическую, межнациональные эксцессы как в Кондопоге или Пугачеве не прекратятся. Отсюда близорукость бюрократии в диагностике проблем. Она объясняется известной склонностью управленцев идти по линии наименьшего сопротивления. Чиновнику важно не решить проблему, а отчитаться о выполнении поставленных задач. Даже если последние совершенно оторваны от реальности. Вместо разрешения проблемы, они нейтрализуют порожденный ею информационный негатив.

«СП»: — Могут ли тенденциозные соцопросы рассматриваться как показатель успешности выполнения ФЦП?

— Разумеется, нет. Используя такой инструмент, чиновники могут спать спокойно даже в предреволюционной ситуации. Организовать соцопрос с «правильными» результатами это, как говорится, «дело техники». Кроме того целевые индикаторы ФЦП сами подгоняются под удобство ее выполнения.

«СП»: — По каким реальным показателям можно судить об уменьшении межнациональной напряженности?

— В частности, это владение русским языком на уровне родного среди мигрантов и представителей национальных меньшинств. Не менее важен количество преступлений, совершаемых представителями диаспор. Особенность криминальной статистики российских правоохранительных органов в том, что она не выделяет этническую преступность. Еще одним показателем является доля нелегальных мигрантов по отношению к общему числу населения. К отдельной категории следует отнести приезжих с низким уровнем профессиональной квалификации и со слабой адаптацией.

Директор Института демографических исследований Игорь Белобородов считает ставку властей на миграцию ущербной. Коренное население России и приезжих разделяет огромная культурная дистанция, если не сказать, пропасть. Даже если абстрагироваться от этого обстоятельства и рассматривать внешний приток рабочих рук как способ компенсировать демографическую убыль населения, он рано или поздно исчерпает себя. Повышение уровня толерантности к приезжим не решает проблемы, из-за которой уже сегодня страдает наша экономика. Речь идет о недостаточном воспроизводстве населения.

«СП»: — Насколько Россия подсела на «демографический наркотик» под названием компенсирующая миграция?

— Наша страна уже давно и плотно сидит на нем. Если раньше мы говорили только о больших городах, Москве и Питере как о центрах притяжения, то сегодня аналогичную картину вы можете увидеть и во Владивостоке, Салехарде, Новосибирске, Екатеринбурге и т. д. Естественное, что местное население весьма болезненно реагирует на появление незваных гостей. Что фиксируют многочисленные соцопросы. Проблема не в мигрантах, а в том, что их число избыточно. В такой ситуации межнациональные трения неизбежны. При этом радикальная реакция определенных маргинальных слоев на мигрантов явно не соответствует уровню угрозы. Я бы не говорил, что все наши соотечественники «белые и пушистые». К сожалению, в нынешних социально-экономических реалиях маргинальный слой постоянно расширяется. В числе базовых причин безработица, профессиональная невостребованность, алкоголизм и продолжающееся разрушение семейных ценностей. У нас половина детей растет без отцов.

«СП»: — Какие пункты должна содержать программа по укреплению единства российской нации с точки зрения демографа?

— Что бы мы ни делали с рождаемостью, нам не удастся добиться решающего перелома в течение ближайших 20 лет. Это объясняется силой инерции демографических процессов. В этой связи я бы предложил делать ставку на репатриацию соотечественников. Основным демографическим «резервуаром» для нас являются Казахстан и Украина, где много русскоязычной молодежи. Есть еще Беларусь и Молдавия. Во-вторых, следует иметь ввиду, что в Европе сейчас серьезный кризис. В Словакии, Польше, Чехии и Южной Европе осело немало наших бывших сограждан. В сложившейся ситуации они начинают поглядывать на Россию. Если в нашей стране будет хотя бы минимальный экономический рост на фоне европейской рецессии, а государство повернется лицом к соотечественникам, многие из этих людей определятся в пользу России.

«СП»: — А что делать с той инородной миграционной массой, которая уже накопилась в РФ?««

— Ее нужно «переваривать». И лучшего средства для этого, чем межнациональные браки, я лично не вижу. Причем, межнациональные браки здесь могут быть только с присутствием российских мужчин в качестве второй брачной половины. Иначе мы рискуем потерять наших женщин, а значит, и будущее потомство от них. При этом генеральной задачей остается обеспечить рост рождаемости среди коренного населения. Этой цели можно достичь путем укрепления института семьи, построенной на традиционных началах. Официально пропагандируемым идеалом и эталоном в государственной семейной политике должна стать семья с тремя (как минимум) детьми. Для чего необходимо полностью «перекроить» информационный контент. Рассказывать про «дружбу народов» — это неплохо, но основной упор нужно делать на пропаганде семейных ценностей.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье