Политика / Война в Сирии

Парижский фронт Дамаска

Франция готова стать первым союзником США в начинающейся войне против Сирии

  
7687

Подготовка к очередному кровопролитному конфликту вступила в завершающую стадию. Президент США Барак Обама уже представил на суд мировой общественности мотивировку готовящейся силовой акции в отношении Сирии. Отказ принять на веру голословное обвинение режима Башара Асада в применении отравляющих газов против мирного населения, по мнению Обамы, служит доказательством неспособности Совета Безопасности ООН «действовать и отвечать на откровенное нарушение международных норм в результате применения ядовитых веществ под Дамаском».

«Эта атака стала вызовом всему миру. Мы не можем принимать такой мир, в котором женщин и детей убивают газом» — патетически заключил американский лидер. Стоит напомнить, что американские спецслужбы были не раз замечены в фальсификации данных, связанных с применением т.н. «режимами-изгоями» оружия массового уничтожения. Самым ярким примером сознательной дезинформации международного сообщества, открывшей дорогу оккупации Ирака, стали обвинения в применении отравляющих веществ против иракских курдов, которые в свое время прозвучали в адрес Саддама Хуссейна. После того как вторжение в Ирак сил натовской коалиции стало свершившимся фактом, информация, послужившая поводом к войне, так и не получила подтверждения.

Характерно, что на стороне воинственного лауреата Нобелевской премии мира пока выступила только Франция. Как заявил в интервью изданию «Монд» президент Франсуа Олланд, Париж поддержит решительные действия в отношении Дамаска даже в отсутствие соответствующей санкции Совета Безопасности ООН. «Если Совету Безопасности не дадут действовать, сформируется коалиция — подчеркнул Олланд — Она должна быть как можно более широкой. Она будет опираться на Лигу арабских государств, которая осудила это преступление и оповестила о нем мировое сообщество. Она также получит поддержку Евросоюза».

Стремление президента-социалиста присоединиться к антисирийской коалиции настолько велико, что Олланд дал понять, что не собирается ждать отмашки со стороны парламента. Заседание высшего законодательного органа страны, на котором планируется рассмотреть этот вопрос, запланировано на 4 сентября. Как отметил французский лидер, США могут атаковать Сирию до этой даты. Он также напомнил, что по Конституции у главы пятой республики есть полномочия направлять армию для участия в военной операции без согласования с парламентом, если ее продолжительность не превышает четырех месяцев.

Несмотря на то, что карательная акция против Сирии — вопрос самого ближайшего времени (максимум 3−4 дней), официальная Москва вместо мобилизации противников международного беспредела продолжает увещевать сторонников силового решения проблемы. Как заявил в интервью МК помощник президента РФ Юрий Ушаков, который курирует в администрации главы государства вопросы внешней политики, РФ хочет избежать применения военной силы в Сирии. В то же время, как следует из его слова, сама Москва не готова прибегнуть к «последнему аргументу» для того, чтобы предотвратить развитие событий по нежелательному сценарию. Помощник Владимира Путина подчеркнул, что Россия не готова применить боевые действия в ответ на возможные удары по Сирии со стороны западных стран. Более того, судя по высказываниям некоторых высокопоставленных лиц, Россия постепенно теряет интерес к событиям в Сирии.

Бывший посол РФ во Франции Юрий Рыжов выразил недоумение по поводу шумихи, поднятой российскими СМИ вокруг сирийской темы.

«СП»: — Сирия, конечно, далеко. Настораживает то, что география «гуманитарных интервенций» приближается к нашим границам

— В том то и дело, что не допустить этого можно только одним образом. Хватить муссировать ситуацию вокруг Сирии. Как будто у нас своей Чечни, Ингушетии, Дагестана нет. В стране проблем колоссальное количество. У самих все разваливается, а нам как будто думать больше не о чем кроме как о Сирии! Где у нас осталась по большому счету не нужная военная база.

«СП»: — Запад напоминает маньяка-рецидивиста, то и дело хватающегося за «демократизаторскую дубинку». Сирийский сценарий нам не угрожает?

— Сомневаюсь, что в Сирии будет полномасштабная интервенция. Тогда геополитический «пожар» охватит весь ближневосточный регион. Там и так хватает проблем. Никому этот геополитический геморрой не нужен. Россия — другой вопрос. Мы находимся в кризисе, и здесь грядет что-то очень нехорошее. Вопрос, когда. Я считаю, что в течение ближайших двух лет.

По прогнозу председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике, главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова, удар по Сирии скорее всего состоится. Американцы уже не могут без ущерба для собственной репутации отказаться от этой затеи. После того как они уже не один раз анонсировали акцию возмездия.

«СП»: — Натовская «шпана» тоже «живет по понятиям» — раз замахнулся, то бей?

— Такие же принципы царят и в «большой политике». Иначе никто не будет к тебе относиться всерьез. А когда на кону репутация мирового лидера другого выбора вообще не остается. Парадоксальность и даже абсурдность ситуации заключается в том, что Обама этого делать не хочет. В одном из своих последних интервью глава Белого дома признался, что удар по Сирии ничего не даст. Но, что называется, «положение обязывает». Обама не глуп. Он гораздо лучше понимает, что происходит в мире, чем многие его соотечественники. Понятно, что вмешиваться в межконфессиональный конфликт на Ближнем Востоке может быть чревато. Это абсолютно гиблое дело. Ничего не добьешься, зато увязнуть и опозориться здесь можно капитально. В этом смысле Обама мыслит гораздо более реалистично, чем другие американцы.

«СП»: — В реальной политике «лидеры нации» не руководствуются экспертными оценками?

— Само собой разумеется. Президента США просто не поймут. А Обаме нужно оправдывать свое политическое лидерство. Подавляющее большинство американцев вообще не хочет слышать голос разума. Еще более жесткое давление на Обаму оказывает политический истеблишмент. Причем, за реализацию военного сценария выступают не только республиканцы, но и многие демократы. В ситуации элитного консенсуса президент США не имеет права демонстрировать свою нерешительность. Правильно, не правильно, раз решили — давай!

«СП»: — Кто входит в закулисную «бригаду кукловодов», которая в очередной раз пытается разыграть милитаристскую карту? Военно-промышленное лобби, Пентагон, «ударники эмиссионного труда» с Уолл-стрит, не смыкающие глаз у печатного станка?

— Я бы не вносил в этот «черный список» профессиональных военных. Начиная с Боба Гейтса, который был категорическим противником вторжения в Ливию, главы Пентагона это чуть ли не самая пацифистски настроенная часть американских элит. Тогдашний министр обороны прямым текстом заявил примерно следующее. Если кто-то еще предложит американскому президенту послать войска на Ближний Восток, то его следует сразу отправить к психиатру. Военные как раз хорошо понимают, что значит влезть в эту авантюру. Особенно после Ирака и Афганистана. Но в данном случае это не играет роли, поскольку доминируют соображения политического престижа. Такой подход широко распространен среди американских политиков. Особенно это касается республиканцев. Последние чаще всего «атакуют» Обаму по линии «ты тряпка и рохля — ничего не можешь сделать, а только болтаешь!». А то и вовсе обвиняют Барака Хуссейна в том, что тот «пресмыкается перед диктаторами».

«СП»: -Хотелось бы понять логику «партии войны». По принципу, «если США не применят силу против Асада, то…»

— То Америка перестанет контролировать мировые процессы. Ситуация на Ближнем Востоке и защита гуманитарных прав сирийских граждан здесь мало кого волнует. Важно другое. Мировой лидер тем и отличается от других стран, что может навязать им свою волю. Правильная она или нет, это второй вопрос.

«СП»: — Формирование очередной «гоп-стоп коалиции» Запада явно пробуксовывает. Может у некоторых участников прежних аналогичных ОПГ сегодня совесть проснулась или есть более практические резоны?

—  То, что произошло в Палате общин, я имею в виду ветирование участия Великобритании в интервенции, вполне понятно. Десять лет назад Тони Блэр также явился в парламент и попросил разрешить Британии принять участие в «маленькой победоносной» войне против Ирака. При этом он выдал массу благоглупостей насчет того, какая это страшная угроза. Апофеозом этой нелепой речи стала фраза о том, что Саддам Хусейн может применить ядерное оружие в течение 45 минут. Впоследствии, как оказалось, все заверения Тони Блэра от первого до последнего тезиса были чистым враньем. После того как Ирак был оккупирован, его прочесали и рассмотрели буквально каждый сантиметр под микроскопом. Естественно, никакого «оружия массового уничтожения» там не обнаружили.

Спустя 10 лет сработал эффект «дежа вю»… Когда следующий премьер Великобритании явился к депутатам с примерно похожей речью, его едва не освистали. Я думаю, что Кэмерон испытал некоторое облегчение от того, что он выполнил союзнический долг перед США без последствий. Теперь он может с чистой совестью сказать Обаме «я был готов, но ничего не получится».

«СП»: — И тут в качестве заокеанского «пуделя» США британского премьера неожиданно подменяет глава Франции. Как вам эта рокировка?

— Французская политическая элита считает, что Пятая республика должна быть великой державой. Мимо которой не проходят важнейшие мировые события. На практике это давно не так. Франция превратилась в страну очень среднюю по своему геополитическому весу и не имеющую глобального влияния. В такой ситуации французский правящий класс старается использовать любой повод для того, чтобы хотя бы имитировать такое влияние. Тем более, что Ближний Восток традиционно входит в сферу влияния Франции. А уж Сирия тем более. Конечно, французские политики постараются не упустить такую возможность. К тому же Олланду будет обидно — у Саркози была своя «маленькая победоносная война» против Ливии, а у меня нет.

И вообще внутриполитическая ситуация складывается для Олланда не лучшим образом. Он явно неудачливый лидер, у него ничего не клеится. Экономика стагнирует, и надо хоть как-то себя проявить. Вначале года была военная акция в Мали. Она была относительно успешной. Но это была совсем крошечная «победоносная война». Сирия другое дело — участие в «операции гуманитарного возмездия» повысит как его собственный престиж, так и вес Франции.

«СП»: — Американцы согласятся действовать в двустороннем формате? Кто еще готов принять участие в демократизаторской вакханалии, углеводородные монархии Персидского залива?

— Насчет последних я бы так уверенно не говорил. В последние месяцы среди местных автократов стали возникать сомнения по поводу правильности выбранной линии. Тем более, что США и Франция могут обойтись без них.

«СП»: — Но здесь важен фактор международной легитимации очередной кампании «большого ближневосточного террора». Дескать, смотрите это не произвол Запада — исламские страны дали добро

— Такие соображения, конечно, играют определенную роль. В этих целях какой-нибудь Катар обязательно поддержит интервенцию. Саудовская Аравия тоже. По крайней мере «благословит» на «право дело». А вот, кто действительно двумя руками «за» и будет с большим рвением участвовать в избавлении Сирии от Асада это Турция. Тем более, что она по сути и так уже там. Туркам терять в плане репутации уже нечего.

«СП»: — Какому формату военного вмешательства отдадут предпочтение коалиционеры?

— Полномасштабная интервенция в Сирии это для них «кошмарный сон». Никто даже представить не может, чем обернется такая авантюра. Я думаю, что пока никакого окончательного решения о сценарии и формате будущей операции еще не принято. Скорее всего по военной инфраструктуре Сирии будет нанесен довольно мощный удар. Но он будет однократным. Официально это будет преподноситься как «наказание» Башара Асада за вменяемое ему в вину использование химического оружия.

Русский публицист и общественный деятель Константин Крылов не видит существенной связи между заявлением Франсуа Олланда и ролью исламской общины в политической жизни страны. По его словам, у главы Пятой республики нет особой нужды заигрывать перед мусульманским электоратом. В этом смысле Владимир Путин находится в гораздо более сложной ситуации. В России процесс исламизации протекает гораздо быстрее. Через какое-то время Путин и его преемники будут вынуждены ориентироваться на мусульманских избирателей.

«СП»: — В последнее время приходится слышать, что Россия зря упорствует в своем стремлении отстоять суверенитет Сирии. Дескать, это гарантия того, что мы не окажемся следующими в числе будущих объектов «ковровых гуманитарных бомбардировок»

— Такой подход наводит на достаточно грустные мысли. Официально Россия остается ядерной державой. А значит ей нечего опасаться того, что она может стать жертвой агрессии. Когда мы слышим нечто противоположное, это может означать следующее. Либо мы перестали быть ядерной державой (что на самом деле ужасно). Либо Запад и наши прочие геополитические «доброжелатели» имеют 100% гарантию, что наше ядерное оружие не пойдет в ход. Понятно, что обычная российская армия малодееспособна. Хочется верить, что наше руководство не скрывает от граждан истинное состояние нашей обороны. Не исключено, оно более плачевно, чем мы думаем. Одного такого заявления на тему «мы можем быть следующими» от руководителя высокого ранга вполне достаточно для того, чтобы начать разбираться. С какой стати мы следующие? Если мы являемся полноценной ядерной державой, которая может гарантированно уничтожить Европу и США. Так как это было во времена СССР. И даже все последующие разоруженческие инициативы не должны были привести к нейтрализации потенциала ядерного сдерживания.

Рассуждения вроде того, что ядерное оружие не может применяться в ответ на использование обычного, не выдерживают критики. Первая же бомба, не важно с какой «начинкой», которая упадет на российскую территорию, должна привести к адекватному ответу с использованием всех видов вооружения. США поступили бы точно так же. Любая бомба, которая упадет на США, спровоцирует атомную войну. Иначе обладание ядерным оружием теряет смысл.

«СП»: — Когда наше руководство занимает жесткую позицию по Сирии, оно защищает только международное право и национальные интересы РФ или в данной ситуации «своя рубашка ближе к телу»?

— Честно говоря, я не совсем понимаю, какие интересы России защищает Путин в Сирии. Доводы я слышал самые разные. Вплоть до того, что он защищает наш рынок оружия. Это утверждение не лишено определенного смысла. Но оно представляется неполным. Если наши власть предержащие вдруг озаботились свержением светских режимов и «ползучей исламизацией», то у меня возникает вопрос. Если дело действительно в этом, то было бы логично предпринять меры против «ползучей исламизации» России, которая происходит на наших глазах. Например, выслать нелегальных мигрантов. Кроме того, следовало бы пресечь ваххабитскую пропаганду. Совсем не обязательно искать радикальных исламистов так далеко от наших границ. Достаточно заняться теми, которые у нас здесь есть. Можно, например, выслать из страны наиболее одиозных проповедников радикального ислама, ввести визовый режим со странами Средней Азии, бороться с замещением традиционного ислама его радикальными версиями. После того как мы сами продемонстрируем волю к сопротивлению, тогда можно с полным основанием и Сирию защищать.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня