Политика

«Справедливой России» нужны комплексные перемены

Интервью с депутатом Государственной думы В.М. Зубовым

  
1422

26−27 октября в Москве запланирован очередной съезд партии «Справедливая Россия». Ожидается, что в результате съезда на фоне падающих рейтингов и слабых результатов на сентябрьских выборах изменится не только состав руководящих органов партии, включая её председателя, но и политическая стратегия «справедливороссов». Своим видением текущего положения дел и ожиданиями от съезда со «Свободной прессой» поделился депутат Государственной Думы Валерий Михайлович Зубов.

«СП»: — Валерий Михайлович, на предстоящем съезде «Справедливой России» ожидается решение организационных вопросов. Николай Левичев может уступить пост председателя партии Сергею Миронову. Как Вы оцениваете подобную перспективу?

— Кадровые перемены действительно нужны — это показали плачевные для партии результаты выборов мэра Москвы, где не только был показан крайне низкий результат, но и причинен ущерб репутации «Справедливой России» как оппозиционной партии. Но я полагаю, что на проблему надо смотреть шире — партии нужны комплексные перемены. Кадровые вопросы надо решать в тесной взаимосвязи со сменой партийного курса — и уже под новый курс надо формировать команду, способную наиболее эффективно его проводить в жизнь.

«СП»: — А какие изменения курса, по Вашему мнению, сейчас необходимо провести?

— Мы не должны отклоняться от мандата, который нашей партии дали избиратели на выборах 2011 года, когда, напомню, за «Справедливую Россию» проголосовали свыше 8,6 млн. россиян, что тогда воспринималось как сенсация. Но почему это произошло? Дело в том, что нас поддержали люди, выступавшие за перемены и рассматривавшие нашу партию как самую оппозиционную политическую силу из имевших реальные шансы пройти в Думу. В предвыборном манифесте партии говорилось, что «здоровые силы общества может объединить стремление к свободе и справедливости, становлению демократии и правового государства, обеспечению равных возможностей для всех граждан». Однако многие действия фракции «Справедливой России» свидетельствуют о том, что она принципиально разошлась с запросом избирателей. И это влияет на ее рейтинги — и социологические исследования, и результаты региональных выборов свидетельствуют о том, что популярность партии падает, ее все меньше отличают от «Единой России».

«СП»: — О каком мандате идет речь?

— О мандате на реальную оппозиционность. На конструктивное, но жесткое и последовательное оппонирование власти по широкому кругу политических и социально-экономических вопросов. В России есть одна «партия власти» — это «Единая Россия», которая целиком и полностью поддерживает политику, проводимую властью. Все остальные политические силы находятся в оппозиции. И надо понимать, что избирателям не нужна «партия власти второй свежести». В странах с серьезными демократическими традициями возможно формирование правительства на основе партийных коалиций, но их участники согласовывают программные положения кабинета министров на основе взаимоприемлемых компромиссов, получают квоты в правительстве и только после этого могут нести ответственность за его деятельность. У нас же мало того, что партии не оказывают реального влияния на формирование кабинета министров, но и так называемая «парламентская оппозиция» имитирует свою оппозиционность.

«СП»: — А каковы примеры такой имитации?

— «Справедливая Россия» заигрывает с властью по мелочам, что, кстати, не прибавляет ей уважения в Кремле. Например, зачем было голосовать за фактически пожизненное пребывание в должности председателя Верховного суда Лебедева, под руководством которого произошла деградация судебной системы? Решить этот вопрос можно было усилиями «Единой России», имеющей большинство в парламенте — но и наша фракция зачем-то к ней присоединилась.

Кроме того, партия соблазнилась вторичной повесткой дня, которая не связана ни с повседневными, ни со стратегическими нуждами ее избирателей. Например, борется за укрепление нравственности способами, вызывающими неприятие у активных, «продвинутых» избирателей, в том числе и голосовавших за нее в декабре 2011-го. Людей волнуют проблемы ЖКХ, здравоохранения, образования. Для них значимо создание новых рабочих мест, стабильное развитие экономики, повышение ее инвестиционной привлекательности. А вместо этого населению предлагаются «обманки», только отвлекающие — понятно, что временно — от реальных болезненных проблем. Когда этим занимаются сторонники власти, то все понятно. Но когда в такой процесс втягивается оппозиция, это совсем уж неестественно.

«СП»: — Какой, по Вашему мнению, может быть альтернатива такому курсу?

— Альтернатива — следование принципам оппозиционной партии. Активные действия в общественном пространстве, а не попытки спрятаться от него. Социал-демократический курс, предусматривающий сочетание политической свободы, современных достижений рыночной экономики и высокой степени социальной защищенности граждан. Выражение интересов всех трудящихся в широком смысле этого слова — как наемных работников, так и предпринимателей, которые занимаются производством, а не паразитируют на государственных ресурсах. Защита социально-экономических прав человека неотделима от защиты прав политических. Россия — страна регионов, и интересы субъектов Федерации должны соблюдаться в полной мере.

Характерно, что справедливость многих инициатив, в прошлом выдвигавшихся нашей партией, сейчас подтверждается на правительственном уровне. Например, когда премьер-министр в своей статье выделяет три основных стратегических направления: свободу предпринимателям, рост производительности, качество госуправления. И по всем трем направлениям есть множество вопросов, на которые мы обращали внимание уже давно. Например, мы настаивали на ограничении амбиций естественных монополий — и государство, объявляя о замораживании их тарифов, наконец-то демонстрирует значимость этой проблемы. Мы выступали против повышения налогов на малый и средний бизнес — их повысили, а сейчас собираются вновь уменьшать.

«СП»: — Означает ли это, что теперь, после статьи Дмитрия Медведева, Ваша партия должна солидаризироваться с правительственной политикой? А как же насчет оппозиционности? Не противоречит ли это Вашим словам о необходимости принципиального оппонирования власти?

— Разумеется, нет — мы должны быть оппозицией, причем настоящей, а не карманной. Констатация фактов отнюдь не означает предложения реальных мер по разрешению массы существующих проблем. Например, качество государственного управления — ведь надо решать проблему не только федерального, но и бесконечно убыточных региональных бюджетов, причем делать это во взаимосвязи, на основе децентрализации и не отнимать при этом денег у бизнеса, не снижать инвестиционной привлекательности экономики. Почему бы этим не заняться не только исполнительной, но и федеральной законодательной власти, а не заниматься «штампованием» правительственного проекта бюджета с косметическими правками.

Когда правительство говорит о свободе предпринимательства, то мы полностью «за». Но она несовместима с получением предприятиями дотаций из бюджета на основе непонятных критериев (а так перераспределяется, между прочим, не много, не мало — половина бюджета). Она несовместима и с преференциями для крупнейших государственных компаний, в том числе естественных монополий, во много раз превышающих поддержку малого и среднего бизнеса, который загибается в результате правительственной политики. И эти преференции сохраняются, несмотря на объявленную заморозку тарифов, которая в этих условиях во многом обессмысливается. Растут цены на нефтепродукты, что неизбежно приведет к дополнительной раскрутке инфляции, которая и без того идет вверх.

Разумеется, мы никак не можем согласиться с предложением премьера сокращать рабочие места. Задача любого кабинета министров — обеспечивать занятость населения. Если бизнес в кризисные периоды вынужден маневрировать, в том числе сокращая рабочие места, то задача государства — не подстегивать этот процесс, а, напротив, максимально возможно смягчать его последствия.

И, вообще, система управления должна основываться на законах, на рациональном, продуманном подходе, а не на точечных решениях, которым неизбежно свойственен субъективизм. Необходимо нормализовать взаимоотношения правоохранительной системы и бизнеса, чтобы не допускать «силового» давления, в том числе носящего коррупционный характер. И оппозицию надо слушать не только в то время, когда «жареный петух» уже клюнул, а постоянно. Так как именно оппозиция не только способна предложить альтернативные решения, но и транслирует общественные настроения, позволяя своевременно распознать проблемы, которые не всегда видны чиновникам.

«СП»: — Все это относится к сфере государственной политики. А что же делать партии в сложившейся ситуации?

— Социально-экономическая ситуация ухудшается, правительство, как я уже говорил, не в состоянии предложить достойный выход. В этой ситуации повышается востребованность настоящей оппозиции. Поэтому партия оказалась перед выбором — или мы станем такой политической силой, или же ничего не меняем в нашей стратегии и тактике — и тогда нас никто даже не пожалеет. Либо мы повышаем уровень амбиций, предлагаем обществу современную повестку дня — или партии наступит конец уже на парламентских выборах 2016 года, которые наступят скорее, чем может показаться сейчас.

Надо делать ставку на успешный опыт региональных организаций, который, в частности, проявился в ходе региональных выборов нынешнего года. С одной стороны, конечно, есть примеры Москвы и Московской области, где избирательные кампании были полностью проиграны из-за сознательного конформизма, игры в поддавки. Но есть и другой опыт — Екатеринбурга и Красноярска, где в результате партия оказалась достойно представлена в органах власти городов-миллионников. Добиться этого результата удалось за счет подчеркивания партийной идентичности, а не ее размывания.

Необходимо серьезно корректировать партийный устав с тем, чтобы «Справедливая Россия» подавала пример внутрипартийной демократии и всемерного учета интересов регионов. Принципиально важно не только провозглашать демократические принципы, но и реально жить в соответствии с ними.

«СП»: — А хватит ли у партии решительности для изменения курса?

— На съезде это и должно выясниться. Главная проблема партии — слабость ее руководства. До настоящего времени оно делает ставку не на успешных и перспективных, а на лояльных. Изгнаны из партии Геннадий и Дмитрий Гудковы, политики с неплохим потенциалом. Сейчас идет накат на Оксану Дмитриеву, лидера одной из наиболее сильных партийных организаций — петербургской. Этот тенденция должна быть переломлена. Если мы сможем вернуться к повестке дня, которая принесла нам успех на выборах 2011 года, у нас как оппозиционной социал-демократической политической партии есть будущее.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня