Политика

Бумеранг «Золотой зари»

Исход суда над греческими левыми может предопределить судьбу российского протеста

  
2638

В начале сентября в Афинах прошел судебный процесс, которому, по замыслу его организаторов, предстояло изменить политический климат если не во всех странах Европейского союза, то, по меньшей мере, в наиболее пораженных глобальным кризисом государствах Южной Европы.

Время подводить итоги и делать выводы

Жесточайший экономический кризис поразил Грецию, уже потерявшую в этой бюджетно-монетарной мясорубке официальный статус развитой страны. Наиболее сильно пострадавшая от изменившейся мировой конъюнктуры, она к концу 2008 года под давлением Международного Валютного Фонда, Европейского Союза и Европейского центрального банка приняла пакет антикризисных мер, направленных на резкое сокращение социальных расходов и государственного сектора.

Это не могло не вызвать массового протеста, и в течение довольно длительного времени Греция фактически балансировала на грани революции, когда центр Афин, включая и главную столичную площадь Синтагма, в практическом смысле слова перешел под контроль народных масс.

Но постепенно революционный энтузиазм остыл, протест рассосался из центра столицы в районы, прошедшая на волне народного гнева в парламент крайне левая коалиция СИРИЗА, как грустно шутят в Афинах, «предпочла взять деньгами», и, как казалось, начала разворачиваться волна реакции.

Настало время подводить итоги и делать выводы. Еще в 2009 в разгар протестов крайне правая (многие называют ее неофашистской) организация Хриси Авги («Золотая Заря») подала иск в прокуратуру против свыше 80 политических деятелей, представляющих всю «греческую левую» в широком смысле, включая коммунистическую партию (КПГ), блоки СИРИЗА и Антарсия и другие организации, а также ряд ассоциаций иммигрантов и культурных групп.

Известно, что и глобальный кризис, и одновременный рост влияния левых в Европе порождают усиление движений и ультраправого толка, вызванное как общей деморализацией и люмпенизацией масс, недовольством среднего класса, ощутимо теряющего в своем благосостоянии, так и конкретной неудовлетворенностью населения южноевропейских государств единой политикой, проводимой Брюсселем. В греческом парламенте заседают 18 депутатов «Золотой Зари», получившей на последних выборах 7% голосов избирателей.

Расследование заявления «Золотой Зари» против левых практически не велось до 2012 года, когда прокуратура предложила обвиняемым дать разъяснения по существу обвинений. И к 2013 году - гора родила мышь - все-таки предъявила обвинения двум видным фигурам общенационального протеста.

Лидеру Революционной Рабочей Партии Греции (ЕЕК), неординарному философу-марксисту, соединившего в своих работах, казалось бы, несовместимое - революционный марксизм и традицию Талмуда, профессору Афинского университета, неоднократно выступавшему с лекциями в России, Михаилу Матсасу, со времен «черных полковников» известному по подпольной кличке Савас, было предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков и клевете на местных ультраправых из Золотой Зари. Бывшему ректору Технического университета Афин Константиносу Мужурису вменялось, что оптоволоконный кабель университета бесплатно использовался анонимной студенческой сетью Индимедиа-Афины для пропаганды, тогда как законодательство предполагает, что бесплатные электронные услуги предоставляются только в образовательных или научных целях.

Согласно утверждениям греческой Хельсинкской группы, подробно разобравшей иск (и переведшей его на английский язык), обвинения в организации массовых беспорядков бессмысленны в самой своей природе, потому что в мае 2009 года беспорядков не было, а право размещать документы на интернет-сайтах политических партий и образовательных учреждений защищено специальным решением Европейского суда по правам человека. Особенно интересным греческим правозащитникам видится то, что прокуратура привлекла в качестве свидетелей депутата парламента от «Золотой Зари» Ильяса Панайотароса, лишенного депутатской неприкосновенности в связи с обвинениями в клевете, а также Фемиса Скорделли, находящегося под судом по обвинению в том, что он зарезал трех афганских мигрантов.

Прецедента не получилось

Успех обвинения носил бы прецедентный характер не только для Греции, но и для всех других стран Южной Европы, где антикризисная политика 2008−2009 годов вызвала массовые протестные акции. Европейский Союз получил бы возможность наказывать людей, осмелившихся высказывать недовольство правительственными действиями на улице.

Нельзя исключать, что оправдательный приговор окажет влияние и на нас. Российский судейский корпус, изучающий международную правоприменительную практику, будет рассматривать процесс над Савасом и Мужурисом как своего рода прецедент при рассмотрении дела о беспорядках на Болотной площади в мае 2012 года в Москве. Для России это ведь тоже первый политический процесс над лидерами уличного протеста.

Выбор обвиняемых был неслучаен: ЕЕК — самая маленькая из значимых левых политических партий Греции и одновременно самая боевая и непримиримая, единственная массовая организация, не признавшая поражение в уличной борьбе 2008−2009 года. Она представлена в муниципальных собраниях, но не имеет представительства в парламенте. В качестве анекдота рассказывают, что в декабре 2008 года протестующие студенты, объявившие захваченным юридический факультет, на Рождество решили прекратить захват, и ЕЕК была единственной организацией, не согласившейся с этим решением, так что, пока вся Греция отмечала этот семейный праздник, громадное, промёрзшее университетское здание было «оккупировано» пятью кашляющими и чихающими членами молодежной организации ЕЕК.

Так как ЕЕК отказалась войти в предвыборные коалиции левых — Сиризу и Антарсию, критикуя их слева, обвинение, несомненно, рассчитывало, что процесс не вызовет массовых протестов, однако все левые силы Греции, включая Коммунистическую партию, с которой у ЕЕК со времен борьбы с режимом черных полковников особо сложные отношения, выразили солидарность с Савасом и Мужурисом. Занятно, что на процессе выяснилось, что второй обвиняемый, профессор Мужурис из Афинского политеха - член «Новой демократии», партии правой.

Однако государственное обвинение процесс провалило. Например, выступали только два свидетеля обвинения из шести заявленных. Причем один был совсем бестолковый, и на вопрос судьи, читал ли он текст прокламации, на основании которого предъявлено обвинение, ответил, что не читал. А затем пояснил удивленному судье: «Мне велели, я и подписал жалобу, а на что — не знаю». Свидетелей защиты, напротив, были десятки. Процесс явно превратился из уголовного в политический.

Как результат, суд завершился оправдательным приговором по всем пунктам обвинения. И мало кто сомневается, что в случае иного решения Афины были бы парализованы шествием, а, возможно, и массовыми беспорядками. Занятно, что даже строгая и симпатичная прокурор в заключительном слове просила суд оправдать обвиняемых. Набитый битком зал и переполненный двор судебного присутствия встретил приговор громкими аплодисментами и пением Интернационала. «Мы осознаем, — говорит Савас, — что выиграли важную битву, вызвавшую большой резонанс и в мире, и в Греции, но мы продолжим классовую борьбу, которая должна стать еще острее!».

Бумеранг

Это вообще был первый процесс, который «Золотая Заря», похваляющаяся связями в судейском сообществе Греции и обладавшая своего рода «иммунитетом от уголовного преследования», проиграла за всю свою историю — и в качестве ответчика, и в качестве истца.

Действующее достаточно длительное время националистическое подполье, которое может запинать до смерти дворника-иммигранта, избить члена КПГ в Высшем спортивном университете или зарезать популярного молодежного «левого» рэпера, несмотря на кровавую биографию, является абсолютным лояльным государственной власти. Золотая Заря всячески стремилась договориться с государством, выбив себе режим наибольшего благоприятствования.

Вообще говоря, греческие ультраправые воспринимают свои преступления как общественно-полезную деятельность, считают своей миссией делать «грязную работу, которую само государство пока делать не может себе позволить». В 2009 году ультраправые устраивали погромы в районах Афин с наибольшим скоплением иммигрантов, на что левые отвечали массовыми антифашистскими демонстрациями. Члены «Золотой Зари» проверяли документы у мелких лавочников-иммигрантов на рынках, а в случае их отсутствия избивали торговцев.

Однако процесс над Савасом с Мужурисом по обвинениям в клевете на ультраправых, «подстрекательстве к насилию» и «нарушении социального мира» вернулся бумерангом. 28 сентября полицией был задержан лидер партии Никос Михалоилиакос и арестованы еще несколько партийных депутатов по обвинению в создании преступного сообщества в рамках расследования убийства популярного молодого художника и исполнителя хип-хопа Павлоса Фиссаса, известного своими левыми и антифашистскими убеждениями, которого зарезали 18 сентября в Афинах.

Греческое государство — и истеблишмент, и «хозяева жизни» — явно устали от вакханалии насилия, развязанного ультраправыми — 4 убийства и 400 серьезных увечий в течение одного года однозначно свидетельствовали о попустительстве сил правопорядка. Правящие классы решили, что, остановив протесты «левой», пора заканчивать и с террором ультраправых. Важно понимать, что исход процесса над Савасом и Мужурисом с одной стороны и арест Михалоилиакоса с другой - это сигнал полицейским и спецслужбам о том, что главная опасность для государства и общества видится справа.

Убитый был греком (и популярным среди молодежи греком), а не иммигрантом из Пакистана, Бангладеш, Египта, Украины или Афганистана, против которых у консервативной националистической части греческого населения имелись определенные предрассудки. Терпеть такое моральное большинство было не готово ни в каком случае. Умеренные правые не были настолько наивными, чтобы чувствовать себя в безопасности, зная, что ультраправые имеют устоявшиеся связи и сильное влияние на полицию, спецслужбы и армию.

***

«Если спросить о причинах усиления нацистов в Греции, то прежде всего, надо назвать ухудшение материальных условий общественного производства. Именно экономические причины позволили Золотой Заре стать третьей по силе и значимости буржуазной партией в стране, согласно опросам общественного мнения даже после убийства Павлоса. Именно системное банкротство капитализма, меры социального каннибализма, введенные под прямым давлением „тройки“ — Европейский Союз / Европейский центральный банк / Международный валютный фонд — ведут к разложению и дискредитации буржуазного парламентаризма» (Савас Михаил Матсас).

В своем вопросе на пресс-конференции перед началом процесса над Савасом ваш автор заметил, что Греция настолько богата блестящими мыслителями, что может себе позволить странную привычку уголовно преследовать своих лучших философов - от Сократа и вот теперь до Саваса. Аналогия греческим журналистам понравилась, вызвала у них усмешки, но мне стали всерьез отвечать, что Савас и Сократ принадлежат к разным философским направлениям и их сравнивать между собой нельзя.

Имеют ли отношение, — спросите вы, — процесс над Савасом и Мужурисом и арест Михалоилиакоса к нашей с вами жизни? Важен ли нам греческий опыт? Ответ на этот вопрос должен включать в себя два аспекта — во-первых, они позволяют нам понять глубинные, скрытые процессы, которые проходят в той части европейского общества, которую вслед за бухгалтером от социологии Парето принято называть «элитами». А с другой стороны, массовые процессы были (и, наверное, будут) и в России. И полезно, очень полезно может быть знать, чем они кончаются — оправданием философов и осуждением боевиков.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня