Политика

Вождь освобожденной Африки

Вячеслав Тетёкин: Нельсон Мандела был не абстрактным гуманистом, а революционером

  
1925

В минувшее воскресение в деревне Куну на востоке Капской провинции похоронили бывшего президента ЮАР и Африканского национального конгресса (АНК) Южной Африки Нельсона Манделу. К его уходу из жизни равнодушным не остался никто. На панихиду в Йоханнесбург в прошлый вторник съехалось небывалое число мировых лидеров. Даже деятели весьма далекие от Манделы по убеждениям вынуждены признавать, что в его лице человечество потеряло одного своих из наиболее славных сыновей.

Между тем, российская блогосфера по разному отнеслась к личности Манделы. Многие выражали симпатии к этому выдающемуся человеку. Но были и комментарии, основанные на весьма туманном представлении о Южной Африке и самом Манделе, а то и откровенно расистских.

Что сделало Манделу мировой легендой еще при жизни? И каким он был человеком? Об этом мы попросили рассказать человека, который знал Манделу лично, и вообще давно и основательно занимается Южной Африкой. Это Вячеслав Тетёкин — доктор исторических наук, депутат Государственной Думы (от КПРФ), а в прошлом — сотрудник Советского комитета солидарности стран Азии и Африки, активно участвовавшего в поддержке борьбы АНК против режима апартеида.

«СП»: — Вячеслав Николаевич, оправдано ли такое всеобщее внимание к личности Манделы? Шутка ли сказать, в ЮАР приехало около 90 глав государств и правительств. США были представлены четырьмя президентами: действующим (Обама) и тремя бывшими (Картер, Клинтон и Буш).

— Несомненно, оправдано. Обратите внимание не только на «географическую», но и на «политическую» широту мировой элиты, прибывшей на панихиду: от лидеров западного империализма в лице Обамы, Буша, Камерона, Саркози и Олланда до лидеров революционного мира в лице Рауля Кастро. И это не случайно, ибо Мандела примером своей политической деятельности оказал сильнейшее воздействие на умонастроения человечества. По признанию нынешнего президента США его вовлеченность в политику началась с участия во всемирной кампании за освобождение Манделы.

Убежден, что Мандела относится к числу крупнейших политиков второй половины ХХ века. После 1945 года в Азии, Африке и Латинской Америке начались антиколониальные революции, вдохновляемые примером революции 1917 года в России и поддерживаемые Советским Союзом. Эпоха великих потрясений рождала и великих лидеров. Мао Цзе-Дун, Хо Ши Мин, Махатма Ганди в Азии, Фидель Кастро и Че Гевара в Южной Америке, Гамаль Абдель Насер и Ясир Арафат на Ближнем Востоке. Африка тоже породила вождя, сопоставимого по калибру. Это был Нельсон Мандела.

Но для начала нужно рассеять миф, возникающий буквально на глазах: что Мандела был лишь неким ангелом мира, добрым дедушкой с ласковыми глазами, сторонником ненасилия, всеобщего примирения, согласия, гуманизма и так далее. Все это было, но только отчасти, и только на заключительной, наиболее известной фазе его деятельности после выхода из тюрьмы в 1990-м году.

А до этого было почти 50 лет жесткой политической борьбы: сначала организация радикального, уличного, митингово-забастовочного протеста (по классификации нынешних властей РФ — чистый экстремизм), затем подпольная работа и организация вооруженной борьбы, а затем 27 лет борьбы в тюрьме. Подчеркиваю, не просто «отсидки», а нескончаемой борьбы против надзирателей и тюремных порядков. Так что Мандела был, прежде всего, бойцом. Сейчас в Америке об этом предпочитают помалкивать, но из списков международных террористов Мандела был исключен только в 2008 году. А попал он в эти списки как один из руководителей вооруженной борьбы. Мы в СССР назвали это законной борьбой против апартеида, а на Западе — терроризмом с целью свержения законного правительства ЮАР.

«СП»: — Что, на ваш взгляд, предопределило политическую судьбу Манделы?

— Он родился в 1918 году — через год после Октябрьской революции и через шесть лет после создания АНК. Оба этих события впоследствии во многом определили «траекторию его полета». Появившись на свет в семье вождя племени Тембу, он вполне мог стать одним из тех, кто жил безбедно, управляя своими подданными в интересах режима белого меньшинства. Однако первый ключевой выбор Мандела сделал еще в 18 лет: он не захотел довольствоваться жизнью местного царька, а отправился в «большой мир», в Йоханнесбург — «город золота» для белых, город нищеты и бесправия для черных. Это был первый акт бунтарства. Его пытались вернуть в родную деревню. Но он не подчинился.

В Йоханнесбурге в начале 40-х годов Мандела довольно быстро сошелся с активистами АНК и Компартии. (Кстати, зачастую активисты АНК были и членами КПЮА). Манделу не нужно было убеждать в порочности системы расизма и расовой дискриминации. Он на своем личном горьком опыте знал, что белый человек — это босс, наслаждающийся всеми правами и благами жизни, а африканец — это нечто бесправное и нищее. Так что желания изменить этот явно неестественный порядок, делавший все черное население людьми второго сорта, у него было предостаточно.

«СП»: — Известно, однако, что его бунтарский дух обратился поначалу не столько на власть, сколько на порядки внутри самого АНК. Так ли это?

— Нет, разумеется, его главной целью была именно защита африканцев от несправедливостей расистского режима. Но вот эффективность этой борьбы скоро вызвала у Манделы сомнения. Он быстро понял, что «традиционный» АНК, которым руководили представители «старой гвардии» из числа успешных врачей, юристов, проповедников, намерен и дальше ограничиваться петициями и декларации. А все более жестокому режиму меньшинства вежливые протесты не представляли опасности.

Вместе с группой единомышленников Мандела создал Молодежную лигу АНК, которая стала использовать гораздо более энергичные формы борьбы. Принятая в 1949 году Программа действий означала отход от пассивной политики петиций и переход к жесткой политике сопротивления — уличной, массовой, наступательной.

Истинная заслуга Манделы в глазах народа, прежде всего, в том, что он способствовал преображению АНК в подлинно массовую организацию, нацеленную на решительную борьбу против апартеида. Мандела быстро стал одним из лидеров АНК. Он организовывал и возглавлял массовые демонстрации, забастовки, митинги. Именно тогда, а не в тюрьме или после нее, как это принято считать, возник Мандела — признанный вождь своего народа. Он был не миротворцем или абстрактным гуманистом. Он был революционером.

Мандела активно участвовал в организации Конгресса народа в 1955 году, который принял Хартию свободы, ставшую программным документом АНК на десятилетия вперед. В Хартии четко определена сущность АНК: «Южная Африка принадлежит всем, кто в ней живет — черным и белым». Те, кто ныне утверждают, что в ЮАР белый расизм сменился на черный, даже не подозревают, насколько давно в правящем АНК укоренился подлинный интернационализм.

«СП»: — Если Мандела начинал как организатор легальных акций протеста, то как же он превратился в «террориста»?

— За это режим апартеида с его железобетонной неуступчивостью и абсолютным нежеланием слышать голос народа должен благодарить только себя. На активизацию АНК власти ответили резким усилением репрессий. Пошли политические судебные процессы. Все знают, что Мандела провел в тюрьме 27 лет после ареста в 1962 году. Но мало кто знает, что впервые он был арестован еще в 1952 году за организацию «Кампании неповиновения» — массового ненасильственного нарушения законов апартеида (в духе Махатмы Ганди, который оттачивал такой метод борьбы в ЮАР в начале века перед тем, как перенес его в Индию). После этого он сидел в тюрьмах неоднократно. Одна из его «отсидок» продолжалась с 1956 по 1959 год, когда он был одним из 156 обвиняемых в «процессе о государственной измене».

29 марта 1961 года суд вынес оправдательный приговор по очередному процессу против АНК. (Кстати, зачастую основное обвинение было в «продвижении целей коммунизма»). Через несколько дней Нельсон Мандела перешел на нелегальное положение. Он знал, что полиция его в покое не оставит. Он ушел в подполье вполне сознательно. К нормальной человеческой, семейной жизни он смог вернуться только через 30 лет.

«СП»: — Чем он занимался в подполье? Расклеивал листовки…

— Нет! Он занялся организаций вооруженной борьбы. То есть сначала из радикала он превратился в экстремиста, а затем — из экстремиста в террориста. Но у него, как у человека, посвятившего себя борьбе с ужасами апартеида, просто не было другого выбора. Ведь в апреле 1960 года власти ЮАР, воспользовавшись собственным же массовым расстрелом африканцев в поселке Шарпевиль (было убито 69 человек) под предлогом «защиты общественного порядка» запретил АНК и еще ряд демократических организаций.

В декабре 1961 года в городах ЮАР прогремели взрывы на линиях электропередач, на железнодорожных рельсах, возле зданий органов власти. В знаменитом Манифесте, объявлявшем о создании военной организации «Умконто ве сизве» («Копье нации»), содержатся великие, на мой взгляд, слова: «В жизни каждого народа наступает время, когда есть только один выбор: покориться или сражаться. Это время пришло в Южную Африку!». Нельсон Мандела стал первым командующим «Умконто». Ныне его подают как некого «борца за права человека». А он боролся не за «права» внутри репрессивной системы, а за полную ликвидацию этой системы.

Однако у африканцев в ЮАР не было оружия. Мандела нелегально отправился в Африку и Европу в поисках оружия, военной подготовки и денег на подпольную борьбу. В Африке дали немного денег и оружие. В Европе ничего даже не обещали. С Советским Союзом у АНК тогда контактов еще не было. Через несколько месяцев Мандела тайно вернулся в ЮАР и приступил к созданию подпольных боевых подразделений. Однако власти уже знали о его поездке. Летом 1962 года его машина была остановлена на шоссе недалеко от Дурбана. Как стало известно много позже, этому поспособствовало ЦРУ, которое обладало в ЮАР своей сетью агентов. В том, что он просидел в тюрьме четверть века есть и несомненная «заслуга» его нынешних «друзей» за океаном.

Манделу осудили на пять лет за нелегальный выезд из страны, ибо о сути его новой деятельности власти еще не знали. Но через несколько месяцев полиция накрыла штаб-квартиру «Умконто ве сизве» в Ривонии неподалеку от Йоханнесбурга, арестовав все высшее военное командование и захватив секретные документы. Истинная роль Манделы в организации вооруженной борьбы сразу стала ясна.

На всемирно известном «Ривонийском процессе» прокуроры требовали смертной казни для всех руководителей «Умконто». Но именно тогда Мандела сделал знаменитое заявление: «Всю свою жизнь я лелеял идеал свободного и демократического общества, в котором все будут жить в гармонии и с равными возможностями. Это идеал, ради которого я живу и которого хочу добиться. Но это идеал, ради которого я готов умереть».

«СП»: — А как случилось, что получив пожизненное заключение, Мандела не только не выпал из борьбы, но и получил всемирную известность?

— Это был тоже очень непростой путь. Волна международной солидарности спасла их от петли палача. Но Манделу и его товарищей попытались заживо похоронить в каторжной тюрьме на острове Роббен. Любое упоминание о них в печати или публикация их фотографий были запрещены. Их пытались сломить голодом и непосильной работой в каменоломнях, изуверской жестокостью надзирателей, холодом неотапливаемых камер, почти полной изоляцией от внешнего мира.

Но в ответ политзаключенные во главе с Манделой вели упорнейшую борьбу за те мизерные права, которыми они обладали по законам режима апартеида. Тюрьма превратилась в поле битвы. Они вели эту битву каждый день, каждую неделю, месяц. И так много лет. И, в конечном счете, заставили власти считаться с собой, изменить поначалу бесчеловечные условия содержания на хотя бы какое-то подобие человеческой жизни. Одним из ключевых требований было право учиться. Когда они добились этого, тюрьма на острове Роббен превратилась на языке АНК в «Южный университет».

Между тем, по мере активизации подпольной и вооруженной борьбы АНК, подъема массового сопротивления, давление на режим апартеида усиливалось. Освобождение Нельсона Манделы в сознании народа Южной Африки, да и всего мира стало одним из главных факторов прекращения острейшей борьбы, которая грозила залить страну кровью.

«СП»: — Мир считает, что именно Мандела спас страну от кровопролитной гражданской войны. Что именно в этом его заслуга, сделавшая его лауреатом Нобелевской премии мира. Вы согласны с этим?

— Не совсем. Дело в том, что подчеркивая роль Манделы в политическом урегулировании кризиса в ЮАР, вольно или невольно принижают роль АНК в целом. Но ведь АНК не вождистская организация, как, например, ЛДПР, где все решает лидер, без которого все развалится. АНК — партия с подлинно коллективным руководством. Например, когда в сентябре 2007 года Национальный исполком АНК принял решение, что президент страны Табо Мбеки должен покинуть свой пост, то Т. Мбеки в качестве члена АНК выполнил это решение и ушел в отставку. Так что нужно говорить, прежде всего, о колоссальном коллективном стремлении АНК к миру. А Мандела был олицетворением этого усилия. Просто на нем сошлось внимание всего человечества. Но решения стратегического характера принимались не Манделой лично, а Национальным исполкомом АНК.

Мало кто ныне знает, что никакого «воцарения мира» после выхода Манделы из тюрьмы не произошло. Наоборот. Кровопролитие резко усилилось. Сам режим апартеида в условиях международной экономической блокады на откровенную резню идти уже не мог. Но зато он применил крайне подлую тактику использования деклассированных элементов для массовых расправ над активистами и сторонниками АНК. Люди гибли тысячами. И это продолжалось вплоть до победы АНК на выборах 27 апреля 1994 года.

Но и АНК уже накопил при помощи СССР такие запасы оружия в тайниках внутри Южной Африки и такое количество подготовленных бойцов, что через несколько лет, если бы режим апартеида не проявил готовности к переговорам, смена власти могла бы произойти вооруженным путем. АНК предпочел путь переговоров. Однако еще раз подчеркиваю, что это не было некой «гуманистической» миссией самого Манделы, а коллективное решение всего руководства АНК.

Другое дело, что Мандела поразил мир незлопамятностью, когда он показал, что никакого преследования бывших его угнетателей-надзирателей не будет, что белые не только не будут подвергаться давлению, но что их роль в южноафриканском обществе крайне важна.

«СП»: — Последние десятилетия о Манделе принято говорить исключительно в восторженных тонах. Однако эволюция его политических взглядов была не столь простой.

— Да. В своих воспоминаниях он откровенно говорит и о своих заблуждениях, и о своих ошибках. Он начинал свой путь как националист, как сторонник сугубо самостоятельной борьбы африканцев без какого-либо взаимодействия даже с левыми организациями белых. На раннем этапе борьбы он настороженно относился к коммунистам, подозревая, что они хотят доминировать над АНК.

Но сам опыт тяжелейшей борьбы, тот факт, что члены АНК — коммунисты неизменно оказывались самыми стойкими, последовательными, надежными борцами против апартеида убедил его, что компартия является надежным союзником АНК. Мандела способствовал становлению союза АНК, ЮАКП и профсоюзов, который обеспечил разгром системы апартеида, который и сегодня является ключевой политической силой Южной Африки. Ряд членов ЮАКП стали министрами правительства ЮАР, сформированного Нельсоном Манделой после триумфальной победы АНК (62,5%) в 1994 году на первых в истории страны честных и свободных выборах.

«СП»: — Но с экономикой правительство Манделы справилось не столь успешно, чем с проблемами политическими. И это ему вменяют в вину даже те, кто в целом относятся к нему с симпатиями. В чем тут дело?

— Надо иметь в виду, что экономика ЮАР в течение трех с половиной столетий (а европейцы высадились на Мысе Доброй надежды еще в 1652 году) настраивалась исключительно на обслуживание интересов белых и на извлечение прибыли. Опять-таки в интересах белых предпринимателей. Африканцы были лишь резервуаром, откуда черпалась рабочая сила. К моменту ликвидации апартеида безработица среди черного населения составляла около 30 процентов. Большее количество работников «белой» экономике просто не требовалось.

То есть, чтобы решить проблему безработицы (а именно она порождает проблему высокой преступности, о которой так много говорят), необходимо было перестроить экономику так, чтобы возникло огромное количество новых рабочих мест. Но как перестроить экономику, если контроль над ней в значительной мере сохранили белые. То есть политическая власть перешла к демократическим силам в форме союза АНК, Южноафриканской компартии и профсоюзов, а экономическая власть осталась в руках крупного капитала.

Для Манделы и его преемников было крайне важно и сложно проводить сбалансированную политику: с одной стороны, повысить роль африканцев в управлении экономикой, с другой, не допустить обвала этой самой экономики, ибо она очень сильно зависела от западных капиталовложений и рынков сбыта. Поэтому сегодня одни обвиняют Манделу в «черном расизме», а другие — наоборот, в том, что он слишком потакал белому капиталу. Истина, как всегда бывает в таких случаях, посредине. Многое удалось сделать. Но многое еще предстоит сделать.

«СП»: — Что двигало Манделой на этом исключительно тяжелом пути?

— Ясно, что меньше всего он добивался комфорта, богатства или власти. Все это он мог легко получить, став одним из подручных режима апартеида. Однако он осознанно пошел по пути борьбы, жизни в подполье, а затем тюремного голода, холода и издевательств. По признанию самого Манделы, его превращение в бойца не было результатом некого озарения. Он стал борцом за свободу в силу прямого участия в битвах против системы апартеида. В этом смысле Мандела — продукт борьбы.

Он не стоял над народом. Он вышел из народа и всегда был с ним. Забота о благе народа, неодолимое стремление избавить его от унижения, бесправия и нищеты были, без громких слов, истинными причинами его подвижничества. Он не воспринимал свою деятельность как некую жертву на алтарь справедливости. Одна из его первых автобиографий называется «Борьба — моя жизнь». Так оно и было.

Нельсон Мандела, еще будучи в тюрьме, стал мировой легендой, примером твердости и готовности к самопожертвованию. Однако он был исключительно скромным, и столь же обаятельным человеком с удивительно симпатичной улыбкой, с великолепным чувством юмора.

Его автобиография, изданная миллионными тиражами по всему миру, называется «Долгий путь к свободе». И речь не только о растянувшемся на четверть века его личном пути к освобождению. Речь о том, что АНК, созданный в 1912 году, победил только в 1994-м. Через 82 (!) года после начала борьбы. Если взять другую точку отсчета — запрет АНК в 1960 году, то АНК добился снятия этого запрета лишь в 1990-м, а пришел к власти лишь в том же 1994-м. То есть через 34 года подпольной и вооруженной борьбы.

Наши друзья преодолели очень длинный и нелегкий путь, наполненный поражения и отступлениями. Многие не верили в саму возможность победы над мощным режимом апартеида, который прибегал к самым жестоким репрессиям, массовым арестам, длительным срокам тюрьмы, политическим убийствам, чтобы сохранить свою власть. И все-таки этот режим рухнул. Причина этому в воле народа, который перестал терпеть бесправие и социальную несправедливость, и в союзе АНК, компартии и профсоюзов, который смог воплотить волю народа в смелую и очень умелую борьбу.

Вячеслав Тетёкин — доктор исторических наук, депутат Государственной Думы

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня