Политика / Евромайдан

Майдан чудес в стране дураков

Виктор Милитарев о двух главных проблемах политической жизни Украины

  
33476

Вообще-то, я планировал на сегодня совсем другой текст. Но в атмосфере всеобщей истерии на тему «Киев бомбили, нам объявили…» я понял, что любой текст, не ПРО ЭТО читатели просто не увидят и не прочтут. Так что приходится писать ПРО ЭТО, хотя ужасно не хочется.

Не хочется, во-первых, потому, что я про это уже писал, и писал много. Писал за пару лет до прошлого Майдана. Писал во время Майдана. Писал через несколько лет после Майдана. И все абсолютно бесполезно. Доказательствами того, что меня никто не слышит, являются как то, что во время написания этих текстов нынешний борец за свободу Олег Кашин вместе с вечным лоялистом Аркадием Малером обвиняли меня в «национал-оранжизме», вопреки антиоранжевому характеру моих публикаций, так и то, что некоторые из моих мыслей в течение прошедших нескольких месяцев обсуждались на «Свободной прессе» как некое новое открытие.

Во-вторых, не хочется писать, потому что противно. Как противно обсуждать реакцию ельциноидов на Черный Октябрь 1993 года. Когда тебе на полном серьезе говорят, что Белый дом защищали убийцы и погромщики, а если ты в ответ на это сопоставляешь количество жертв с обеих сторон, тебе говорят: «Но вы же первые выстрелили из своего гранатомета и убили солдатика. Так что теперь все ваши „сотни мирных жителей“ являются абсолютно справедливыми жертвами».

Точно также неимоверно противно читать в сети, что «защитники Майдана абсолютно миролюбивы, а Янукович кровавый палач. А что касается офиса „Партии регионов“, то что поделаешь? У ребят просто нервы не выдержали!». Или «они нас били в ноябре, пусть теперь сами почувствуют, как нам было». И еще «так ему и надо, этому волынскому губернатору».

В-третьих, ужасно раздражают киевские дежавю. Ведь нынешний Майдан по одному счету второй, а по другому — так и вообще четвертый. И абсолютно ничего в головах майдаунов и их противников не меняется. Вот только в этот раз они кровь стали проливать. А так я до сих пор помню, как мне объясняли в Киеве в 2004 году, что экономический рост на Украине это вовсе не заслуга Януковича и Азарова, а просто результат удачной мировой конъюнктуры цен на цветные металлы. И точно также неотличимы нынешний и десятилетней давности съезды народных депутатов юго-востока, на которых их делегаты изо всех сил подражают не то, что Горбачеву с Керенским, а прямо-таки незабвенному Рафику Ишаковичу.

Но самое главное, это в-четвертых. Писать не хочется, потому что что бы я не написал, все это абсолютно бесполезно. Потому что сегодняшние жители Украины, как бы они не назывались: украинцы, русские, русскоязычные, чудовищно глупы. Глупы до такой степени, что разговаривать с ними бесполезно.

Я, разумеется, вовсе не имею в виду, что Украину населяют слабоумные люди, не способные надеть на себя штаны или завязать самостоятельно шнурки на ботинках, и дающие себя регулярно обсчитывать на базаре. Нет. И со штанами, и с ботинками, и с базарным торгом у нынешних жителей Украины все в полном порядке. Но вот как только речь заходит о политике, они немедленно и массово глупеют. Глупеют до такой степени, что это уже не глупость, а какие-то идиотизм и кретинизм вместе с вполне клинической олигофренией в стадии дебильности.

Почему я так считаю? На мой взгляд, политическая жизнь Украины определяется ровно двумя проблемами. Первая из них такая же как и у нас. Это захват большей части собственности олигархическими кланами и связанной с ними коррумпированной бюрократией, с последующим перераспределением большей части доходов страны в пользу самопровозглашенной элиты, результатом чего является массовая бедность и вопиющее социальное неравенство.

Второй проблемой Украины, роднящей ее уже не с нами, а со странами Балтии, является проблема государственного языка. И обе эти проблемы легко решаются, так сказать, в комплекте. Но непередаваемая глупость населения Украины позволяет ее элите второй свежести более 20 лет морочить голову своим избирателям при помощи одной и той же нехитрой схемки.

А именно. Одна группа олигархических кланов объявляет себя борцами с олигархией и коррупцией. А другая группа олигархических кланов объявляет себя борцами за двуязычие. И глупость населения Украины настолько безгранична, что эта простенькая разводка действует более 20 лет.

Одни жители Украины истерически голосуют за тех олигархов и коррумпированных чиновников, которые объявляют себя борцами с олигархией и коррупцией. А другие жители Украины, правда, не истерически, а, скорее, с некоторой обреченностью, голосуют за тех олигархов и коррумпированных чиновников, которые объявляют себя борцами за двуязычие.

Когда к власти приходят «борцы с олигархией и коррупцией», избиратели их противников угрюмо помалкивают и только потихоньку ворчат. А когда к власти приходят «борцы за двуязычие», избиратели их противников устраивают очередной Майдан. А избиратели самих «борцов за двуязычие» продолжают помалкивать. Разве что ворчат чуть погромче.

Почему так происходит? Население Украины состоит из нескольких групп. Общее между ними то, что все они непроходимо глупы. А вот в остальном их, как сказал бы Лев Николаевич Гумилев, стереотипы поведения довольно сильно различаются.

Самой главной группой населения Украины является, или, по крайней мере, являлась до вчерашнего дня, та, которую мой старый друг, известный украинский политолог и политтехнолог Владимир Грановский назвал «домашними котиками».

Это киевская политизированная интеллигенция. Эти люди русскоязычны в быту. По происхождению часто являются русскими или евреями. Однако они являются ярыми приверженцами «украинской национальной идеи». Это хорошо знакомая москвичам по Белому дому-91, Моссовету-93 и Болотной площади-2011 ельциноидная демшиза. Только с добавлением этой самой украинской национальной идеи.

Идея эта сводится у них, в основном, к тому, что «какое государство, такой должен быть и язык». То есть, по их мнению, украинский язык должен абсолютно доминировать во всех сферах публичной жизни. А на то, что многим украинцам, привыкшим за 200 лет говорить по-русски крайне некомфортно, когда, к примеру, в школах и университетах все преподавание начинает вестись исключительно по-украински, «домашним котикам» абсолютно наплевать.

Они любят с умным видом рассуждать о своих согражданах как о подопытных кроликах или как о котятах, которых необходимо приучить к горшку. Мол, если поощрять владение украинским языком, карьерой в бизнесе и в госадминистрации, и, наоборот, наказывать плохое владение украинским отсутствием такой карьеры, то «все нормальные люди быстренько выучат мову». И еще они очень любят говорить, что никакой дискриминации русского языка «в Украине» нет.

Еще «домашние котики» немного недолюбливают Россию. Причем, поверьте, никакой ксенофобии или, упаси Господи, шовинизма в этом недолюбливании нет. Просто Россия несколько столетий владела Украиной как колонией. И еще в России, к сожалению, никогда не было демократии.

Одна молодая киевская еврейка 10 лет назад высказалась просто эпически: «Я, — сказала она, — люблю украинцев и не люблю русских. Потому что русские, в отличие от украинцев, устраивали еврейские погромы».

Именно «домашние котики» были закоперщиками всех киевских майданов. Именно они также первыми поверили в то, что уголовница Тимошенко является умом, честью и совестью украинского народа.

Но сами по себе «домашние котики» недостаточно сильны. Они становятся по-настоящему большой силой, благодаря союзу с двумя другими группами украинского населения — «галичанами» и «жителями центральной Украины».

Галичане — это те же «домашние котики», только сильно менее интеллигентные и сильно более злые. Так сказать, не «домашние котики», а «дикие бультерьеры». Москвичу этот типаж также хорошо знаком. Галичане очень похожи на наиболее брутальных из участником Русских маршей. Лидеры галичан это что-то вроде смеси Баркашова с Демушкиным. А рядовые галичане типичные «автономы», бритоголовые или футбольные хулиганы с «Русских маршей».

Только с одним важнейшим отличием. Они крайне негативно относятся ко всему русскому. И, прежде всего, к русскому языку. И это самое главное. А вовсе не «любовь к Петлюре и Бандере», как считают наивные люди. Галичане искренне считают, что они могут и должны заставить все население Украины говорить на державной мове. А кто не спрятался, мы не виноваты.

Общим между «домашними котиками» и «дикими бультерьерами» является твердая уверенность в том, что с ними Бог. Они чувствуют себя хозяевами в стране и глубоко уверены в своем праве отстаивать свою точку зрения и навязывать ее всей стране. Они как бы чувствуют за собой незримую поддержку какой-то мощной духовной сущности.

В отличие от них, жители центральной Украины являются существами робкими и законопослушными. Они привыкли жить по принципу «лишь бы не было войны». Но они каким-то непонятным местом чувствуют право «киевлян» и «галичан» диктовать им свою волю.

То есть сами киевляне и галичане, как я уже говорил, чувствуют за собой поддержку какой-то мощной духовной сущности. А центральные украинцы ничего такого за собой не чувствуют. Но зато чувствуют «что-то такое» за киевлянами и галичанами. И центрально-украинцы гнутся перед политической волей украинских националистов.

Правда, позволяют себе некоторую вольность. Голосуют они больше всего не за Кличко с Яценюком, и, тем более, не за Тягнибока, а за Юлю. Именно центральная Украина является центром культа Тимошенко. Именно там выстраиваются очереди поцеловать ей ручку.

А остальные жители Украины принадлежат к субэтносу «русскоязычных». Русскоязычные мало чем отличаются от центральных украинцев. Только центральные украинцы говорят, в основном, по-украински, хотя и прекрасно знают русский язык. А русскоязычные говорят только по-русски, а украинский язык знают плохо. Поэтому, в отличие от центральных украинцев, русскоязычные голосуют не за тех олигархов и коррупционеров, которые борются с олигархией и коррупцией, а за тех олигархов и коррупционеров, которые борются за введение двуязычия.

А в остальном это такие же робкие и законопослушные люди, как и центральные украинцы. И точно также, как и центральные украинцы, они не чувствуют за собой никакой духовной силы, зато чувствуют, что эта духовная сила поддерживает киевлян и галичан. И в этом чувстве особенно проявляется специфическая глупость русскоязычных.

Глупость русскоязычных это то, что связывает их с русскими. Потому что глупость у русскоязычных такая же, как у настоящих русских в России. То есть русскоязычные, как и русские в России, чувствуют свою силу только при наличии поддержки государства. А если государство их не поддерживает, или, хуже того, враждебно им, то они точно знают, что сопротивляться бесполезно. И вообще все бесполезно. Но что поделаешь? Жизнь не удалась.

Поэтому русскоязычные не предпринимают никаких попыток отстаивать свое мировоззрение и, тем более, навязывать его кому бы то ни было. Они голосуют за «своих» олигархов и коррупционеров, мечтают о помощи из России и ворчат про фашистов «бандеровцев» и про «деды воевали».

Но Россию они не особенно что любят. И русскими себя, в общем, не считают. И вообще, говорят они: «Я не хочу, чтобы моего сына отправили воевать в Чечню. Так что мы уж лучше в незалежной Украине жить будем».

А когда я на украинских русскоязычных форумах писал, что дело не в «бендерах» и не в «деды воевали», а в законном праве граждан говорить в своей стране на родном языке, и в праве граждан защищать это свое право, я пару раз получил совершенно замечательный ответ. «Вы там, Милитарев, в своей Москве сидите. А нам здесь жить. А те, кто были готовы какие-то права отстаивать, те давно либо в Москве, либо в Нью-Йорке».

И мне совершенно понятно, что у той Украины, какой я ее вижу, просто нет будущего. Каким бы это отсутствие будущего не выглядело. Гражданской войной, распадом, продолжением гниения или окончательным навязыванием своей воли одной половины страны другой.

Невозможно помочь народу, который сам себе помочь не хочет. И Украину, на мой взгляд, может спасти только чудо. То есть чудом может оказаться и очень простая ситуация. Это если жители Украины пожелают отказаться от своей глупости. Если, например, какой-нибудь украинский политик вдруг захочет одновременно бороться с олигархией и коррупцией и, при этом, бороться за двуязычную Украину.

Это мог бы быть и чисто левый политик, и украинский националист нового поколения. Но такого политика пока на Украине не видно. И пока такой политик и стоящая за ним политическая сила на Украине не появятся, помочь Украине невозможно.

Так что пока, я считаю, об Украине следует забыть. Разумеется, при необходимости, можно оказывать Украине гуманитарную помощь. Можно попытаться помочь своим родственникам переехать в более уютное место. А настоящую помощь оказывать можно только тем, кто об этом попросит. А пока я таких субъектов не Украине не вижу. Вот если появится — тогда и поговорим. И, разумеется, я рад был бы ошибаться, но пока не вижу для этого никакого повода.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Почуев

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня