Обида Обамы

Президент США делает вид, что не замечает растущего влияния России в мире

  
65611

«Россия — региональная держава, и не из-за силы, а из-за своей слабости является угрозой для некоторых своих соседей», — сказал Обама, слова которого приводит The Washington Post.

Он произнёс это 26 марта во время пресс-конференции с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте, отвечая на вопрос журналиста, согласен ли он с республиканцем Миттом Ромни, заявившим во время президентской кампании 2012 года, что Россия является крупнейшим геополитическим врагом Америки.

По словам американского президента, действия России являются проблемой, но они не то, чего США стоит беспокоиться в первую очередь.

«Они не представляют угрозу номер один для национальной безопасности Соединенных Штатов, — цитирует Обаму „Взгляд“. — Меня по-прежнему гораздо больше беспокоит вопрос нашей безопасности в связи с угрозой распространения ядерного оружия».

По словам американского президента, взаимосвязь России и Украины так же сильна, как у США с Мексикой и Канадой. «Но мы не видим необходимости вторжения в эти страны», — сказал Обама.

Между тем, на Западе разговоры о том, что Владимир Путин вознамерился воссоздать Советский Союз, ведутся уже не первый год. И та быстрота и решительность, с которой был присоединён Крым, наводят на мысль о какой-то иной России, готовой смело отстаивать свои геополитические интересы.

Так что же всё-таки стоит за словами Обамы: объективная оценка ситуации или отказ признать изменившийся вес России в мировой политике?

— Обама выдаёт желаемое за действительное, — считает председатель движении «Народный собор» Владимир Хомяков. — Россия на самом деле была региональной державой почти 20 лет после развала СССР. Однако именно в последние годы мы наблюдаем, что наша страна не только заявляет о своей особой позиции, как это было во время натовских бомбардировок Югославии, но и пытается эту позицию реализовывать. Это касается, нашего признания Южной Осетии и Абхазии, нашей дипломатической поддержки Сирии, а теперь и — присоединения Крыма.

С того времени, как мы пошли своим путём в мировой политике, мы перестали быть региональной державой, которой большой начальник из вашингтонского обкома указывал, что делать, а чего не делать, в том числе вблизи наших собственных границ.

Сегодня США оказались в довольно зыбком положении. Они ничем не смогли всерьёз помещать Крымскому референдуму. Это серьёзный проигрыш, и даже американские газеты пишут, что Путин переиграл Обаму. Поэтому президенту США надо как-то себя реабилитировать. Хотя бы на словах. Заявить, в частности, что Россия нам «никакой» противник, и мы вообще-то не очень хотели встревать в её разборки с Украиной из-за Крыма.

Обама в данном случае выставил себя в положении обиженного мальчика, который обзывается на более удачливого товарища.

Конечно, Россия пока не дотягивает до уровня державы мирового значения. 20 лет мы катились непонятно куда в качестве прицепного вагончика к чужому поезду.

Сейчас, наконец, мы уходим от этого. Наверху всерьёз задумались о таких вещах, как государственная идеология, государственная культурная политика (недавно в Храме Христа Спасителя как раз был форум на эту тему). И это правильно: разруха начинается в головах, поэтому и ремонт надо начинать с «головы» — государственной идеологии.

Осознание себя особым цивилизационным центром невольно выводит страну в категорию мировых держав. Их никогда не было много — 5−6 во все времена. Россия исторически складывалась, как один из таких центров. И потенциально мы и сегодня «тянем» на мировую державу.

«СП»: — Сравнивая Россию и США, всегда говорят о несопоставимости наших экономических и военных потенциалов. Обязательно ли нам для того, чтобы снова стать сверхдержавой обгонять и перегонять Америку?

— Сам подход «перегнать Америку» стал началом конца СССР. На самом деле могильщиком Советского Союза стал даже не Горбачёв, а Хрущёв, который во главу угла поставил материальные ценности.

Ведь при том же Сталине в 30-е годы строили Красную империю, главной целью которой объявлялось создание некого идеального общества высокоразвитых, нравственных людей. Мы строили самое справедливое общество, где не должно быть обиженных, несчастных, бедных. Экономика при этом, конечно, то же играла свою роль, но её роль была вторична.

Никита Хрущёв сделал ставку в первую очередь на уровень потребления. Тут сказалась не только ограниченность мышления, но и его некоторая вестернизация. И это поставило нас в заведомо проигрышные позиции, так как мы отныне боролись не за справедливость, а за уровень потребительской активности граждан. То есть мы решили заняться не своим делом и оказались в положении выдающегося штангиста, который проиграл профессиональному бегуну.

Сегодня нет нужды повторять ошибки советского времени. Надо строить свою модель общества, которая при определённых политических и экономических условиях может оказаться более жизнеспособной, чем американская. Как мы видим, даже в дикой природе более сплоченный коллектив оказывается более устойчивым и спасительным для его членов в трудные времена, чем виды, живущие поодиночке. Поэтому мы должны соревноваться с теми же американцами в сплочённости, а не в количестве потреблённых гамбургеров.

«СП»: — Тем не менее, при любом состоянии общества 10 авианосцев на страже страны всегда лучше, чем 1…

— Да, это так. Но если говорить конкретно об обороноспособности, важнее всего — решимость идти до конца. Тем более в случае с Россией, обладающей ядерным оружием. Я говорил, и буду говорить, что если американцы поймут, что у нас есть решимость в случае войны «нажать кнопку» они не полезут воевать. На худой конец, помрём вместе.

— Обама делает хорошую мину при плохой игре, — считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Не имея возможности реально наказать нас за Крым, он пытается сделать вид, что не замечает растущую роль России, которая конкурирует с США, как минимум, на постсоветском пространстве.

Он не хочет признать, что Россия если и не мировая, то региональная сверхдержава. Пока мы, конечно, не можем на равных конкурировать с США в каких-то отдалённых от нас уголках планеты. Но на евразийском пространстве мы уже не раз демонстрировали успехи. Россия очень уверенно провела «крымскую партию», выиграв её не столько силовым путём, сколько экономически и идеологически. Эта операция поставила под сомнение авторитет США, как всесильного мирового гегемона. Поэтому Обама пытается представить успех России, как некую тактическую победу, которая никак не влияет на положение США, как мирового лидера.

«СП»: — На Западе довольно давно ведутся разговоры о том, что Владимир Путин собирается создать новую империю, своего рода аналог СССР. Под ними есть какое-то основание?

— Речь о создании нового СССР сейчас не идёт. Та страна была в первую очередь идеологическим образованием. Российская элита как мы видим, действует весьма прагматично. Реализует конкретные проекты, а не играет мускулами или рассуждает об идеологическом превосходстве нашего строя.

Даже в ситуации с Украиной мы видим, что РФ взяла под контроль Крым, — относительно ресурсоёмкий и «лёгкий в обращении» полуостров, но не пошла дальше на Юго-Восток, поставив Евросоюз и США перед перспективой кормить многомиллионную и очень нестабильную страну. Так и в дальнейшем, как я думаю, российское руководство будет стараться придерживаться рационального курса.

Единственное, отчего может расшириться ареал влияния России, — это евразийский проект. Но и тут речь идёт исключительно об экономической интеграции.

«СП»: — Тем не менее, Россия пытается действовать не только на постсоветском пространстве. В той же Сирии мы наблюдали определённый успех нашей дипломатии.

— Ситуация в той же Сирии показала, что мир перестал быть «корпорацией», где у США находится контрольный пакет акций, как это было в 90-е годы. Сейчас можно говорить, что у американцев есть «блокирующий пакет» акций, но безоглядно вершить судьбами мира, как это было раньше, Вашингтон уже не может.

Россия, вмешавшись в тот же сирийский конфликт, со своей стороны показала, что время, когда США играли роль мирового жандарма, прошло. К тому же, мы заинтересованы в сохранении определённого влияния на Ближнем Востоке.

«СП»: — То есть в обозримой перспективе возникновения противостояния СССР и США как двух мировых сверхдержав нереально?

— Да, мир изменился. На самом деле, по большому счёту в глобальной конфронтации не заинтересованы ни США, ни Россия, ни другие мировые центры влияния.

Конечно, Россия будет держать удар, если США всё же решится вести жёсткую линию против нас. Но Запад сейчас находится в рыхлом, не отмобилизованном состоянии. Он не готов затевать новую Холодную войну.

Фото: ИТАР-ТАСС/EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня