18+
среда, 26 июля
Политика

Арсений Рогинский: Историческая комиссия Медведева — бесконечно ненужная вещь

Президент подписал указ о защите правильной истории нашей страны. Мнения — неоднозначные

  
18

Президент Дмитрий Медведев подписал указ о создании комиссии при президенте по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб России, сообщает пресс-службы Кремля. В преддверии Дня Победы российский президент уже заявлял о недопустимости фальсификации истории. В распространенном через президентский видеоблог выступлении Дмитрий Медведев призвал противостоять «злым и агрессивным» попыткам сфальсифицировать, в частности, историю Великой Отечественной войны. «Мы оказываемся в ситуации, когда должны отстаивать историческую истину и даже еще раз доказывать те факты, которые еще совсем недавно казались абсолютно очевидными. Это трудно, иногда даже, честно сказать, противно. Но это необходимо делать», — сказал Дмитрий Медведев. Поможет ли делу создание комиссии, рассуждает председатель правления Международного общества «Мемориал» Арсений Рогинский.

«СП»: — Арсений Борисович, как вы относитесь к инициативе Дмитрия Медведева?

— Мне крайне антипатичен этот указ. Более того, он меня тревожит. Мне кажется, это еще один шаг в сторону от свободы. Я очень боюсь, когда государство начинает бороться с тем, что ему кажется фальсификацией науки. Таких примеров у нас было много — и генетика, и кибернетика. Это всегда оборачивается борьбой против мнений людей. Понимаете, истина достигается не решением какой-то комиссии, а свободной дискуссией между профессионалами, в данном случае историками, свободной дискуссией в обществе.

Мне кажется, комиссия эта направлена не столько против фальсификации. Это государственная историческая политика. И направлена она против других исторических государственных политик, как я понимаю.

«СП»: — И что в этом плохого?

— На самом деле, эти государственные исторические политики — вещь крайне опасная. И в Польше, и на Украине, где их осуществляют. Возникновение нашей государственной исторической политики, ознаменованное в последние годы выходом нового учебника школьной истории, вокруг которого было много споров — это такой же крайне опасный факт.

Направлено это, на самом деле, против национальной памяти. Эстония выстраивает свой образ прошлого, Грузия — свой, Украина — свой. И с точки зрения одних сказанное другими часто кажется фальсификацией.

«СП»: — Что, например?

— Когда мы говорим о том, что принесли счастье народам Балтии. С точки зрения народов Балтии — многих, многих людей — это кажется фальсификацией, потому что мы принесли им оккупацию. Но мы-то искренне верим, что принесли им свободу. Мы действительно принесли свободу от фашистов, но принесли им и нечто другое.

«СП»: — Но в этом все же надо разобраться, разве нет?

— Столкновения национальных памятей — вешь сложная, и не каким-то комиссиям в этом разбираться. Допустима, повторюсь, только свободная дискуссия между людьми и обществами. Кроме того, ведь это штука может действовать и внутри государства.

«СП»: — Каким образом?

— Здесь могут быть рекомендации преследовать и какие-то исторические оценки, которые существуют во внутрироссийском пространстве. Эта комиссия — бесконечно ненужная вещь.

«СП»: — Почему, кстати, комиссию возглавит Сергей Нарышкин, как вам кажется?

— Мне кажется, г-н Нарышкин является руководителем этой комиссии не случайно. Он же является руководителем комиссии по защите государственной тайны. Было бы замечательно, если бы он занялся тотальным рассекречиванием многих до сегодняшнего дня секретных документов, и давал бы тем самым возможность ученым вводить их в научный оборот. Это была бы лучшая борьба против всякого рода фальсификаций. Это дело государства — рассекретить. Но не дело государства, какой-то комиссии, вырабатывать окончательную точку зрения на какие-то исторические события.


А вот как комментирует ситуацию правозащитник, член правления общества «Мемориал» Александр Черкасов:

— Мы не знаем собственной истории потому, что у нас закрыты архивы. Вроде бы максимальный срок засекречивания — 75 лет, но и после этого срока далеко не всегда дела рассекречивают. И говорить о какой-то окончательной версии истории без открытия этих архивов очень сложно. Это касается и военного времени, и послевоенного. При доступе всех историков в архивы фальсификация была бы невозможной.

Вместо этого образована комиссия — мне называли фамилии Маркова, Затулина. Таких историков я не знаю. Речь идет, видимо, не об истории.

В начале мая «Единая Россия» внесла в Госдуму законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс, в соответствии с которыми «реабилитация нацизма» будет караться штрафом в размере до 500 тыс. руб. или лишением свободы сроком до пяти лет. Там есть интересные формулировки. Например, о запрете называть преступными действия Советского Союза и стран антигитлеровской коалиции.

Я не знаю, что будут делать отечественные публицисты. Они часто вспоминают про бомбардировки Дрездена и Гамбурга, говоря о вине союзников за разрушение немецких городов. Но что касается СССР, здесь речь идет, кроме прочего, и о действиях против собственного народа. Советский режим в годы войны депортировал достаточно много людей. Согласно действующему закону о реабилитации репрессированных народов, и действующему закону о реабилитации жертв политических репрессий, это преступление. И что теперь, это преступление преступлением не будет являться?

Давайте скажем прямо: этот законопроект можно интерпретировать так. Что депортация чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев не была преступлением. Как вы думаете, это повлияет на ситуацию со стабильностью на Кавказе?

Боюсь, авторы этого закона просто не подумали о таких последствиях. А вот авторы на Кавказе, думаю, не упустят возможности отметить эту законодательную инициативу.

Фото Евгения Халдея.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня