Политика

Великая сырьевая индульгенция

Как сближение Америки и Ирана отразится на интересах России?

  
14207
Великая сырьевая индульгенция

США допускают в будущем обогащение урана на предприятиях ядерной промышленности Ирана, правда, считают, что эти возможности нужно сократить. Об этом на днях в Вене, где проходят переговоры «шестерки» международных посредников с Ираном, заявил СМИ высокопоставленный представитель американской администрации.

Стоит отметить, что эксперты фиксируют некоторое сближение Вашингтона с Тегераном. Как сообщают СМИ, власти иранской столицы с некоторых пор даже очищают улицы города от антиамериканской символики, баннеров и листовок.

Для такой «оттепели» в отношениях есть несколько причин. Во-первых, ситуация вокруг иранской ядерной программы все-таки может как-то проясниться, во-вторых, Иран ожидает решений о снятии с него западных санкций, в-третьих, успехи движения «Исламское государство Ирака и Леванта» (теперь просто «Исламское государство) в Ираке побуждают Тегеран и Вашингтон к совместным действиям.

Так, президент Исламской Республики Иран Хасан Роухани уже заявил, что Тегеран готов сотрудничать с Вашингтоном в борьбе против радикальных суннитских групп.

Известно, что США потратили почти $ 25 млрд. на создание и тренировку иракской армии, которая ничего не может противопоставить боевикам «Исламского государства». И, скорее всего, Ирак так и останется вечной проблемой США, у которых есть два выхода из этой ситуации: либо снова ввести войска (чего Обама явно не сделает), либо понадеяться на боевые подразделения Ирана, которые уже воюют на территории Ирака.

К слову, по предварительным подсчетам, Иран после отмены санкций со стороны Запада получит доступ примерно к $ 100 млрд., замороженным в иностранных банках, а также значительные средства от экспорта нефти. Еще в марте бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что Вашингтон ведет переговоры с Тегераном, которые, возможно, закончатся подписанием договора об экспорте нефти в Соединенные Штаты. В свою очередь, страны Евросоюза, которые Штаты настойчиво заставляют соскочить с «российского газового крючка», крайне заинтересованы в энергоресурсах иранского происхождения.

В начале 2014 года министр энергетики Турции Танер Йылдыз сделал заявление, что Иран рассматривает возможность строительства большого газопровода для отправки газа в Европу.

Возникает вопрос: как поворот (хоть пока и незначительный) внешнеполитического курса Ирана в сторону Соединенных Штатов может затронуть политические и экономические интересы России?

Старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики» Леонид Исаев говорит, что после того, как планы американцев в отношении Сирии и Ирака провалились, у них практически нет другого выхода, кроме как начать попытки диалога с Ираном.

— В противном случае Штаты рискуют потерять влияние на Ближнем Востоке. Плюс сейчас наметилась тенденция к охлаждению отношений между Саудовской Аравией и США, поэтому последним в регионе нужны союзники, что называется, на будущее.

Но! На мой взгляд, вряд ли американцы и иранцы будут тесно между собой взаимодействовать. На протяжении последних десятилетий Штаты навязывали всему миру мнение, что Иран — это страна из «оси зла», враг «великой Америки» и т. д. Поэтому такой резкий поворот в политических взглядах будет довольно-таки трудно объяснить избирателям. Также и иранцы воспринимают Америку, считая ее если не врагом номер один, то врагом номер два (после Израиля).

Поэтому не думаю, что в среднесрочной перспективе можно говорить о каких-то серьезных подвижках. На данный момент — это всего лишь определенного рода сигналы, которые подают друг другу обе стороны. Ведь Иран не заинтересован постоянно жить в состоянии страха и в состоянии изоляции, в том числе и со стороны Запада.

«СП»: — Если говорить об экономическом интересе, то, если санкции против Ирана будут полностью отменены, один из вариантов доставки иранского газа в Европу может стать вполне реалистичным…

— Вряд ли иранский газ можно рассматривать как альтернативу российскому. Не будем забывать, что санкции пока действуют, и иранцам достаточно сложно проводить финансовые операции. К тому же еще надо создать инфраструктуру, если не по суше, то по Каспию, а тут возникает много сложнейших технических вопросов, для решения которых потребуется много времени.

Эксперт по Ближнему Востоку Анатолий Эль-Мюрид уверен, что Иран как был, так и остается стратегическим противником Соединенных Штатов.

— Только санкции теперь стали не нужны, поскольку теперь инструментом давления на Иран стал «Исламский халифат», о создании которого недавно объявило «Исламское государство». Трудно сказать, с помощью американских или саудовских спецслужб (там все переплетено) это было достигнуто, но на сегодняшний момент американцы совершенно не нуждаются в том, чтобы использовать какие-то санкции, которые вредят, в том числе и им. Теперь Штатам достаточно иметь относительно подконтрольных исламистов, которые будут оттягивать у Ирана и ресурсы, и внимание, создавая проблемы. Поэтому говорить о потеплении отношений между США и Ираном можно, но только с учетом того, что американцы продолжают влиять на обстановку вокруг Ирана.

Кстати говоря, Тегеран по-настоящему не вводил войска на территорию Ирака. Пока там действует спецподразделение «Кодс» иранского Корпуса стражей исламской революции под командованием генерала Сулеймани, специалиста по экстремальным ситуациям, который руководил обороной Дамаска, операциями в Алеппо. То есть он — это этакая «палочка-выручалочка».

"СП": — Как нынешняя ситуация сказывается на рынках энергоресурсов?

—  Сейчас глобальные рынки (а нефть — это глобальный рынок) стали устойчивы практически к любым политическим воздействиям. Поэтому воевать за нефть уже не имеет смысла, потому что этот рынок достаточно равновесный, управляемый в основном юридическими и экономическими соглашениями. К примеру, война в Ираке не оказывает кого-либо ощутимого влияние на цены на нефть.

А вот основная нестабильность возникает на тех рынках, которые до сих пор не глобальные. Есть три региональных газовых рынка: Европа, США и Юго-Восточная Азия, которые кардинально отличаются друг от друга. Вот они как раз и подвержены политическому влиянию. Скажем, война на Украине — это газовая война, цель которой — выдавить Россию с европейского рынка.

Что касается газа, то пока нет ни трубопровода, ни газификационных терминалов. У Ирана для такого строительства и ресурсов-то нет, скажем, газопровод в сторону Пакистана заморожен просто потому, что нет денег. К тому же официальные лица Ирана в не раз заявляли, что Тегеран в любом случае не будет конкурировать с Москвой на европейском рынке, и будет согласовывать с нами объемы, маршруты и все остальное.

Таким образом, проблем с Ираном у РФ нет, если, конечно, мы сами не испортим с ним отношения, как это было с поставками установок С-300. Иран прекрасно понимает, что он и Россия — стратегический противник Штатов, и враждовать нам нет смысла.

Однако политолог Семен Багдасаров придерживается прямо противоположного мнения, полагая, что сближение Америки и США несет потенциальную угрозу интересам, как стран Персидского залива, Израиля, так и России.

— Ни у кого не вызывает сомнений, что санкции будут постепенно сняты с Ирана. А это не сулит для России ничего хорошего.

Заменить российский газ на европейском рынке может только иранский. Причем иранцы уже давно стремятся выйти на рынок Европы. В этом смысле не случаен визит в начале июня президента Хасана Роухани в Турции, где он встретился со своим турецким коллегой Абдуллой Гюлем.

И, конечно же, американцы заинтересованы в том, чтобы иранский газ пошел в Европу через Турцию, тем самым подорвав нашу экономику, ведь мы сильно зависим от поставок нефти и газа. Иран занимает лидирующие позиции по запасу как нефти, так и газа, и если он выйдет на европейский рынок (что он обязательно будет пытаться делать после ликвидации санкций), то, естественно, российские поставки энергоресурсов в Европу сократятся.

Кроме того, США и Великобритания заинтересованы в постепенном вхождении на рынок Ирана в плане добычи нефти и газа, как это было до Исламской революции.

Иран — это своеобразное государство, которое то опускается, то снова поднимается в своем развитии. И американцы попытаются использовать сегодняшний иранский подъем для игры против нас на Южном Кавказе, в Центральной Азии, а также в бассейне Каспийского моря, который сам по себе богат углеводородами.

Надо понимать, что Иран — не наш союзник, он просто всегда использовал Россию в плане борьбы с Соединенными Штатами.

Сближение США и Ирана — это серьезный вызов всем государствам Персидского залива, Саудовской Аравии, Катару и т. д. В Иране они видят своего геополитического противника, и когда США начинают с ним заигрывать, естественно, в этих странах появляются опасения, что Штаты могут изменить свой вектор интересов. Израиль тоже этого не скрывает.

«СП»: — Но, как говорят эксперты, Катар и Саудовская Аравия спонсируют операции «Исламского государства», чтобы выбить из игры Ирак, активно экспортирующий нефть…

— Если бы все было так просто, то США уже давно надавили бы и на Саудовскую Аравию, и на Катар, заставив их отказаться от поддержки «Исламского государства», но такого, как видите, не происходит.

Так что это неверное мнение. Действительно у ИГИЛ, а ныне просто «Исламского государства», когда-то были спонсоры, в том числе из Катара. Помощь оказывалась через различные фонды и частных лиц, которые не всегда контролировали спецслужбы. Но на сегодняшний день «Исламское государство» — это самодостаточная организация, которая сама кому угодно окажет помощь. Тем более, объявив о создании «Исламского халифата» «Исламское государство» претендует на изменение государственной системы управления в государствах Персидского залива, поэтому для правящего класса этих стран — они не союзники, а враги.

Недавно были показаны кадры парада войск «исламского государства». На нем шли устаревшие советские танки Т-55, БМП-1. Но чтобы подготовить механика-водителя на Т-55, нужен год работы в экипаже. Кстати, основу боевых сил составляют бывшие офицеры и солдаты армии Саддама Хусейна, многие — выпускники советских военных училищ. Так что разговоры о том, что боевики «Исламского государства» - это лишь религиозные фанатики, не соответствуют действительности

Нам нужно четко и жестко заявить, что любое вмешательство во внутренние дела Ирака и Сирии требует одобрения Совета Безопасности ООН. Конфликт в Ираке — внутреннее дело арабских стран, а своими действиями США и Иран только усугубят ситуацию. К тому же Иран будет только способствовать сплочению суннитских сил. Так, недавно Роухани заявил, что великая иранская нация сделает все возможное, чтобы защитить от боевиков шиитские святыни в Ираке… Что называется, без комментариев.

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Мусаэльян.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Вадим Кумин

Политик, кандидат экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня