18+
четверг, 23 марта
Политика

Для защитника Химкинского леса нет врачей даже за деньги

Зверски избитый журналист Бекетов нуждается в реабилитации, но лечить его дальше врачи просто отказываются

  
16

Руководитель московского реабилитационного центра на Иваньковском шоссе Константин Лядов в разговоре с Евгенией Чириковой, лидером защитников Химкинского леса, по ее словам, заявил: квота на пребывание в медицинском центре для журналиста Михаила Бекетова, тяжело пострадавшего в результате нападения на него, исчерпана, и 29 мая его выпишут домой. Об этом сообщила организация «Экологическая оборона Москвы и области». «Мы были ошеломлены этой новостью, так как выписывать искалеченного, беспомощного человека, нуждающегося в постоянном уходе и медицинской помощи, туда, где ему сожгли машину и где на него напали, сделав его инвалидом, недопустимо», — говорится в сообщении. Активисты обратились за помощью в различные медицинские центры: «Голубое» под Зеленоградом и Госпиталь им. Вишневского в Москве. Везде, после ознакомления с историей болезни Бекетова, в помощи было отказано, даже за деньги. По-видимому, никто не хотел брать на себя ответственность за столь «тяжелого» больного, отмечает «Экологическая оборона Москвы и области». Что сейчас происходит с Михаилом Бекетовым, рассказывает активист «Экологическая оборона Москвы и области» Евгениия Чирикова.

«СП»: — Евгения, где сейчас находится Михаил?

— Сейчас Миша в лечебно-реабилитационном центра (ЛРЦ) Росздрава на Иваньковском шоссе. Напомню, что Миша Бекетов — журналист, который единственный на протяжении двух лет писал правду про коррупционные механизмы захвата земель Химкинского леса под благовидным предлогом строительства трассы Москва — Санкт-Петербург. Он единственный, кто написал, что по проекту трасса специально вильнула в лес, чтобы эти земли захватить. После того, как его статья «Химкинский лес приговорен» вышла на федеральном уровне в ноябре 2008 года, в «Аргументах недели», через три недели на него напали неизвестные, прямо рядом с его собственным домом — у него коттедж в Торбеево. Долго его избивали, и бросили под открытым небом. В ноябре он сутки пролежал на улице. Миша перенес и кому, и ампутации у него были. Наконец, у него очень серьезный ушиб левого полушария, по сути, у него трети головы нет — там вмятина размером с мужской кулак.

Сегодня он находится в ЛРЦ. Реабилитация началась 21 день назад. По сути, он в таком состоянии с ноября, но реабилитировать его начали только сейчас.

«СП»: — Какой-то прогресс реабилитация дала?

— Да. Мы очень благодарны врачам, которые занимались здоровьем Миши сначала в Институте им. Склифосовского, потом здесь, в ЛРЦ. Прежде всего, Мише удалось вообще сохранить жизнь, что уже чудо. Потом, он уже садится сам. Он пытается даже что-то сказать, правда, пока непонятно, что он говорит. Та рука, которая у него с пальцами, правая, полупарализована и плохо двигается. А которая без пальцев, левая, двигается хорошо. У него на ней один палец остался. Но этим одним пальцем он может перещелкивать пульт на ТВ — сам выбирает программы. Смотрит новости и канал «Спорт». Это хороший признак. У него трахеостома — дырка в горле, и в ней трубка, там какой-то рубец мешает ему дышать. Кроме того, у Михаила довольно серьезные проблемы с самообслуживанием - он пока в памперсе. Сам за собой он пока не может в полной мере ухаживать, мы оплачиваем ему сиделку.

«СП»: — Почему же его хотят выписать?

— В ЛРЦ он пробыл 21 день по квоте. Мы поговорили с профессором Константином Викторовичем Лядовым, директором Лечебно-реабилитационного центра. Если бы он согласился написать в эпикризе — справке о том, как лечили человека — что нужен еще один курс лечения в ЛРЦ, мы станем выбивать еще одну квоту туда, и он там будет лежать за деньги государства. Но Лядов отказался категорически. Он сказал, что Мише не нужна больше реабилитация, ему нужен, мол, покой. Есть, мол, такой поселок Голубой под Зеленоградом, там есть реабилитационный центр «Голубое», и там можно ему успокоиться. Ну, отлично, я еду в Минздрав МО, объясняю ситуацию, мне дают направление. Приезжаю в это «Голубое», а там говорят: нет, мы его не берем, Минздрав МО вообще к нам никакого отношения не имеет. И Мишу мы реабилитировать не будем. Я говорю: давайте на платной основе договоримся. Нет, отвечают, и за деньги не берем.

Все слышали при Мишу. Все знают, что он лес отстаивал. Всем очень его жалко, но при этом помочь никто не хочет.

Хорошо, мы поехали в Центральный Военный Клинический Госпиталь им. Вишневского к профессору Юрию Николаевичу Фокину, в Центр военной хирургии. Этот профессор Фокин нас поразил. По телефону он сказал, что больных на платной основе мы принимаем. Но когда мы приехали, и выяснилось, что больной — это Миша Бекетов, он тут же отказал. Причем под смехотворным предлогом: из этических соображений. Дескать, вдруг он окажется офицером, тогда платно лечить неэтично, а положить его бесплатно я не могу.

Я ему говорю: вы о чем?! Миша — одинокий человек, все его документы сгорели в его машине. Которая была взорвана летом 2007 года, возле его дома. А через год после этого, на том же месте его избивали. Что мы его туда выписываем сейчас, это этично?!

То есть медики все отказываются.

«СП»: - Как вы считаете, с чем это связано?

— Может, бояться чего-то, все это на территории Московской области происходит. Может, это связано с медицинскими трудностями. Но все они понимают, что с такими травмами, с дырой в горле находится дома не очень хорошо.

«СП»: - А до ЛРЦ он был в Склифе?

— Его когда обнаружили, Миша был в Химкинской горбольнице. Потом, с помощью депутата Мосгордумы Сергея Митрохина, удалось перевести его в Институт им. Склифосовского. Дело в том, что нейрохирург, которого мы вызвали из госпиталя им. Бурденко, посмотрев Бекетова, сказал, что в этой химкинской больнице он умрет через два дня.

«СП»: — В Склифе была штатная сиделка?

— Нет, там за Мишей ухаживала Светлана Курышкина, его гражданская жена. Но человек, видимо, просто надорвался. Она сейчас, насколько я понимаю, просто уехала. А потом мы, его товарищи, наняли Мише сиделку.

«СП»:  — Сколько сейчас сиделка стоит?

— Мы нанимали через агентство, стоит сиделка 50 тысяч рублей в месяц.

«СП»: — Немало.

— Вы просто не видели, как она работает. Она работает круглосуточно. Промывает трубки, которые у него в горле, а их надо еще уметь менять. У него бывает так, что он всю ночь не спит, и она вместе с ним. Она работает одна. Мише надо все менять, и ему, видимо, не хочется, чтобы это делали несколько разных людей. Он к ней привык и принял. У нас несколько было сиделок, некоторых он просто отталкивал от себя. А это чудесная женщина, очень отзывчивая и добрая.

«СП»: — Если его выпишут, вы и дальше будете оплачивать сиделку?

— Конечно. Ему нужна еще специализированная кровать, стоит она порядка 10 тысяч рублей. Мы и кровать ему купим. Мы все сделаем. Но получается, что сначала мы защищаем права граждан на благоприятную экологическую среду. Потом сами защищаем себя в судах — и на Мишу подавали, и на меня, и это были наши личные проблемы. А теперь оказывается, мы еще и лечить себя сами должны: чудесная ситуация!

«СП»: — Почему все же Бекетову отказывают в лечении? Это с Громовым связано, как вам кажется, у него интересы в этом деле?

— Естественно, он же бенефициар того, что делается в Московской области. Представьте: на пути к международному аэропорту больше тысячи гектаров земли. Естественно, бенефициары — мэр Химок и губернатор МО. Эту землю можно будет отдать под коммерческую застройку. Громов выпустил соответствующее постановление и на месте леса нарисовал транспортную инфраструктуру и объекты капстроительства к трассе.

Я подавала в суд на Громова. Мне в иске отказали. Я апеллирую к статье Земельного кодекса, которая запрещает переводить лесопарки в земли иных категорий. И что вы думаете?! Сразу после этого Госдума РФ предлагает поправки к Лесному и Земельному кодексам, и предлагает убрать эту статью. Понимаете? Мне в иске отказывают, а статейку изящно убирают. Всем это выгодно, всем страшно удобно. А мы оказываемся совершенно беззащитными перед этим государством в ситуации, когда человека искалечили за его убеждения и когда его надо просто человечески лечить. И государство, оказывается, тут ничем помочь не может.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня