18+
среда, 18 января
Политика

Татарское «правительство в изгнании»: курс — на выход из России

Националисты Казани планировали превратить республику в Косово

  
393

Прокуратура Татарстана обвинила в экстремизме живого классика татарской литературы, поэтессу Фаузию Байрамову. Писательница, чьи произведения входят в обязательную программу гуманитарных факультетов татарской высшей школы, заподозрена в разжигании межнациональной розни. Поводом к возбуждению уголовного дела стала отнюдь не поэзия Байрамовой, а ее политическая проза. Поэтесса в декабре 2008 года распространила в интернете материалы, в которых утверждала:

«456 лет татары находятся под гнетом самого свирепого человеческого деяния — русского колониализма».

Публикация содержала прямые обвинения России в геноциде татарского народа.

— Обвинение Ф. Байрамовой предъявлено по ст. 282 ч.1 УК РФ (действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения), с нее взята подписка о невыезде, от дачи показаний она отказалась, — сообщил в этой связи журналистам старший помощник руководителя СУ СКП РФ по Татарстану Эдуард Абдуллин.

Напомним, в конце прошлого года, в Набережных Челнах прошел съезд Милли Мэджилиса — самопровозглашенного парламента татарского народа. Сотня делегатов, возглавляемых Фаузей Байрамовой (поэтесса была избрана председателем Милли Меджлиса), утвердили новую декларацию о независимости Татарстана и составили обращение в ООН с требованием немедленно признать и посодействовать в отделении Татарстана от России по образцу Косово. Кроме того на съезде было сформировано национальное татарское «правительство в изгнании», которое возглавил гражданин США Вил Мирзаянов. В «теневой кабинет» помимо него, вошли еще подданные Германии и Турции — всего пять человек. Прозаседав два дня, делегаты разошлись по домам.

По завершению съезда, его материалы были размешены в интернет-блогах участников и нескольких сайтах татарских националов. Среди их читателей оказались оперативники УФСБ Татарстана, которые немедленно возбудили уголовное дело по признакам разжигания межнациональной розни. На квартирах делегатов прошли обыски. Правда, татарстанским чекистам потребовалось ровно полгода, чтобы установить авторство политических воззваний. В итоге обвинения в экстремизме были предъявлены Фаузие Байрамовой, которая на днях была задержана в аэропорту Набержных Челнов. Поэтесса отказывается от дачи показаний и сейчас находится под подпиской о невыезде.

На свободе пока остаются другие члены самопровозглашенного националистического татарского правительства во главе с Вилом Мирзаяновым.

Последний покинул Татарстан еще в середине 90-х и получил политическое убежище в США и заокеанское гражданство. Бывший профессор НИИ органической химии и технологии Мирзаянов прославился тем, что проходил по уголовному делу о разглашении государственной тайны. В начале 90-х он опубликовал статью, в которой обвинил Россию в производстве бинарного оружия, вопреки принятым международным запретам. Тогда профессора арестовали, но затем освободили за «отсутствием состава преступления». Мирзаянов, видимо, не желая более искушать судьбу, покинул страну и теперь ведет скандальную политическую деятельность из уютного американского далека.

Саму же виновницу скандала, похоже, уголовное дело особо не беспокоит. Фаузия Байрамова ставит очередные задачи перед своими заокеанскими подчиненными:

— Перед правительством в изгнании стоит задача зарегистрироваться в качестве международной неправительственной организации и в этом статусе передать утвержденные на последнем собрании меджлиса документы в ООН, — заявила поэтесса казанским журналистам.

Казань

Из досье «СП»

Фаузия Аухадиевна Байрамова — кандидат исторических наук, известный татарский писатель, автор 30 художественных, публицистических, поэтических книг.

Из высказываний Ф. Байрамовой

— Надо признать, что меня вытеснили с авансцены национального движения. Причина в том, что я занимала четкую позицию: Татарстан должен стать независимым государством, иметь свое гражданство, и государственный язык должен быть один — татарский.

— Моя позиция не нравилась ни Москве, ни властям Татарстана. Причем последним особенно не нравилось то, что я добивалась демократии в республике. Я считаю, в независимом Татарстане — это обязательное условие.

— Бороться со мной — бесполезно. Попробуйте закопать родник: вода обязательно найдет выход в другом месте. Мнение о том, будто я ушла из активной политической жизни, неправильно. Может быть, я сейчас делаю для нации даже больше, чем президент.

— Что бы там ни говорили, Шаймиев — это вчерашний кадр. Он пришел к власти, пройдя школу коммунистической партии. Он там сформировался и как лидер, и как политик, и как личность. И он знает только коммунистические методы работы с оппозицией. А они вам известны: тюрьмы, психбольницы, ГУЛАГ. Коммунисты всегда стремились убрать оппозицию с политической сцены.

—  Кому я невыгодна? Невыгодна Москве. Невыгодна русским, живущим в РТ, потому что борюсь за то, чтобы был один государственный язык — татарский. Меня ненавидят враги ислама — за то, что я мусульманка и борюсь за распространение ислама… Плюс к этому я была невыгодна и прономенклатурному крылу национального движения, так как я — яркий лидер, умею писать, выступать, доходя до самого сердца народа.

— Женщин-мусульманок, например, называют ненормальными лишь за то, что они носят платки. Но этот барьер я преодолела. Помогло то, что… проиграла на выборах в 1995 году! Как я сейчас думаю, наверное, это было наказание от Аллаха. За что, спросите? За то, что вместо слова «Аллах» везде произносила слово «нация», не вела мусульманский образ жизни.

— Я встречалась с Шаймиевым в 1992 году, перед принятием Конституции. Я сказала ему: «Минтимер Шарипович, я, конечно, понимаю, что Москва не допустит нашей независимости. 450 лет они держали нас в рабстве и так просто не отпустят. Давайте возьмем независимость „снизу“. Откроем мечети, татарские школы, пригласим татарских ученых из Америки и Турции, Средней Азии, соберем всю нашу элиту в Татарстане. Привезем к себе татар-беженцев. Пусть нас будет в республике 70 процентов». «А как же русские?» — спрашивает меня президент. Я ответила: «Но я же не против них! Пусть тоже открывают свои церкви, школы». Президент сказал, что все это интересно. Но ничего не было сделано.

— Главная наша беда — уход от веры. А еще — татарская интеллигенция, которая этому способствовала в начале XX века. К сожалению, началось это с Марджани и Тукая, тех, кто начал внедрять русскую культуру и русский образ жизни в татарский народ.

— У меня есть муж, благодаря которому я даже не знаю, сколько стоит в магазине хлеб. Для кого-то это звучит кощунственно, но я уже пять лет не была в магазинах, с тех пор, как начала читать намаз.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня