18+
вторник, 30 августа
Политика / Кризис на Украине

Украина партизанская

Активность «антимайданного» подполья нарастает

  
35444
Украина партизанская

Активное сопротивление киевскому режиму началось во многих областях Юго-Востока Украины. Помимо вооруженной борьбы народных республик Донецка и Луганска, начинает проявлять себя подполье.

Восстание против новой киевской власти зарождался как реакция на госпереворот, организованный при помощи Запада олигархами и радикальными националистическими силами. Изначально у протестных митингов почти не было координирующих центров и ярких лидеров. Естественно, сопротивление во многих городах было быстро задавлено. Этому способствовала и двойственная позиция некоторых политиков.

К примеру, вначале в авангарде протеста был Харьков. Но проведенный по инициативе Михаила Добкина съезд народных депутатов в этом городе кончился ничем. Стихийный же захват местной администрации возмущенными гражданами привел к аресту активистов. В Одессе народный протест на Куликовом поле вылился в трагедию в Доме профсоюзов. Только в Донецке и Луганске массовые митинги привели к успеху.

Тем не менее, трудно говорить о том, что на остальных территориях страны люди смирились с положением вещей и прекратили сопротивление. Одним из наиболее ярких его проявлений стали действия запорожских партизан. Когда ополчение ДНР продвигалось к Мариуполю с востока от Новоазовска, запорожские партизаны ударили с запада, что позволило окружить город.

При этом нельзя сказать, что бороться готовы только на Юго-Востоке. Ведь экономический коллапс и репрессии затронули все без исключения области. Наиболее активно из невосточных регионов сейчас Закарпатье. Там уже вовсю поднимают вопрос о проведении референдума наподобие того, что прошел на Луганщине и Донетчине.

Сопредседатель Народного фронта Новороссии Владимир Рогов рассказал «СП» о масштабах распространения сопротивления и его характере:

— Конечно, люди на Украине не смирились, и борьба идет. Но надо понимать, что вести ее крайне сложно. Понятие закона на территории страны отсутствует, особенно если речь идет о тех, кто имеет точку зрения, отличную от позиции киевских властей. В тюрьму кидают даже женщин, которые выходят на улицу с плакатами, призывающими остановить войну. Жестоко разгоняли людей, вышедших в Запорожье на молитву за мир. Граждане даже не требовали прекратить войну или остановить так называемую «антитеррористическую операцию», они просто вышли обратиться к Господу, чтобы на их земле был мир. Этих людей разогнали, избили, а потом отвезли в милицию. Жен и матерей мобилизованных, которые хотят возвращения домой своих родственников, сразу объявляют агентами ФСБ.

Власти официально распространяют «АТО», которую в народе называют «антиславянской террористической операцией», уже на Днепропетровскую и Запорожскую области. Это означает, что в этих регионах милиция может применять оружие без предупреждения. Абсолютно никто не защищен от произвола силовиков или от желания людей в форме пограбить. Мы видим, что сейчас в форме ходят тысячи преступников, которые ранее были судимы, а ныне стали самыми ярыми сторонниками киевской власти. Теперь на них форма «самообороны Майдана», или «Правого сектора», или различных частных спецбатальонов. Стоит учитывать, что эти люди более агрессивны, чем их коллеги на передовой. Там-то они получают отпор и понимают, что незаконные действия чреваты потерей здоровья и даже жизни.

В городах, где недавно тысячи и тысячи человек выходили на митинги против киевской власти, сильна «партия войны».

Сейчас протест выражается в таких акциях, как поджоги банкоматов «ПриватБанка». Этот банк Коломойского не только испытывает серьезные финансовые трудности, но и горит в прямом смысле слова. Для простых запорожцев, одесситов, харьковчан «ПриватБанк» стал олицетворением зла и гражданской войны.

Горят и военкоматы. Ведь если нет военкомата, то нет и личных дел, а значит, нет и насильственной мобилизации.

Прямого силового противостояния нет. Просто потому, что на так называемой «мирной» территории уже пропали тысячи человек. Они находятся в застенках, пропали без вести и объявлены врагами народа. Могу привести пример Алексея Лукьянова, программиста из Харькова, который в социальных сетях высказывал несогласие с политикой власти. Вначале он пропал, полтора месяца от него не было вестей, а потом он объявился уже как заключенный. Полтора месяца он содержался в подвале и подвергался пыткам. Можно привести пример священника Владимира Марецкого, которому вменяют с десяток статей Уголовного кодекса, продолжают его пытать, избивать и требовать признательных показаний. И таких случаев очень много.

Занимаются власти и дезинформацией. Периодически в СМИ появляются сообщения, что какие-то запорожские партизаны что-то взорвали. Местные жители знают, что это не так.

Одновременно СБУ выявляет людей, которые готовы к сопротивлению, которые понимают, что если бездействовать, то их города ожидает судьба Славянска или Семеновки. СБУ делает информационные вбросы, чтобы выявить неравнодушных и потом обвинить их во всех смертных грехах.

«СП»: — Могут ли отдельные действия подполья перерасти во что-то большое и привести к изменению настроений людей?

— У обывателей и так будет меняться настрой. Они живут по принципу «моя хата с краю», но их не может не затронуть рост безработицы, повышение цен, падение курса гривны. С течением времени симпатий к бойцам Новороссии будет больше.

В то же время мы понимаем, что остались считанные дни до того момента, когда украинская сторона нарушит перемирие. Но тогда армия Новороссии пойдет в наступление, и чем ближе будет фронт, тем меньше останется равнодушных.

К сожалению, координация подпольщиков очень слабая. Она намного хуже, чем в годы Великой Отечественной войны. Если бы была такая организующая сила, как тогда НКВД, эффективность подполья была бы выше. А так люди пытаются найти друг друга и часто попадают на провокации СБУ.

Но есть очень примечательный факт. Количество неисправной военной техники, выходящей с заводов, просто колоссальное. Эта техника с трудом успевает дойти до передовой и там же встает. Ополченцы перехватывают эту технику у армии, ремонтируют и используют для освобождения Новороссии. То есть, саботаж рабочих ярко виден. И не только на заводах Запорожья и Харькова, но и на предприятиях Киева и Львова. Сейчас власть проводит чистки и на верхнем уровне управления военно-промышленным комплексом, и среди генералов, ответственных за техническое оснащение армии.

Власть сделала для себя вывод, что только террором сможет удержать людей от силового противостояния. Яркий пример — недавно молодая девушка была брошена в застенки только за то, что на своей «стене» в соцсети написала «Новороссии быть». Она не призывала к вооруженной борьбе, но сейчас сидит в СБУ как опасная террористка. Если государство жестоко карает за инакомыслие, то этому государству осталось недолго.

«СП»: — В каких городах есть сопротивление?

— Оно есть по всей Украине. В Чернигове, Сумах, Житомире, Виннице, даже во Львове и Тернополе происходят точечные действия. Люди блокируют трассы, по которым движется военная техника. По опубликованной информации, в Закарпатье начинается даже вооружение людей. А мы знаем, что там осталось много оружия со времен Великой Отечественной войны, которое пролежало у местных жителей в смазке и готово к применению. То есть, люди не верят этому государству и готовы с ним бороться. Но подавляющее большинство людей будут бороться только тогда, когда увидят перспективу победы. Скажем, когда объединятся армия Новороссии и солдаты украинской армии, и вместе пойдут освобождать Киев и Львов.

Интересную акцию недавно провело подполье во Львове. Там день освобождения города от немецких фашистов отметили большим фейерверком и массовым граффити на улицах. После этого городской совет запретил все фейерверки.

Люди понимают, что надо бороться, но не знают, что можно делать. Но мы видим рост числа сожженных отделений «ПриватБанка», военкоматов и административных зданий.

«СП»: — Есть ли организующая сила у сопротивления?

— В подавляющем числе случаев это неорганизованное сопротивление. К сожалению, никакой организующей партии или силы нет. Конечно, все оппозиционные движения принимают участие в сопротивлении, но единого центра нет. Тем не менее, подполье набирает обороты.

Думаю, пик противостояния начнется с конца октября. Тогда, полагаю, начнутся более жесткие действия. Кстати, в сопротивление входит всё больше сотрудников милиции и других силовых структур. Они видят творящееся беззаконие и понимают, что завтра их ждет бесславный и страшный конец. Так что эти люди тоже пытаются сорганизоваться и начать действовать.

Власть начинает бояться своего народа. Губернаторы и олигархи сейчас окружены сотнями человек охраны. Они боятся не каких-то ополченцев или диверсантов, а обычных жителей.

Координатор Антифашистского штаба Олег Двуреченский говорит о том, что подполью постепенно удается выстроить четкую структуру:

— Сопротивление, конечно, идет, народ не смирился. Причем подполье охватывает не только территорию Новороссии. На мой взгляд, сам проект Новороссии появился в марте у пиарщиков. Сейчас проект приобретает другие очертания, связано это с переговорами. Появляется новый проект, который называется «Союз народных республик».

Подполье существует во многих областях. Проведен целый ряд спецопераций, о которых говорить публично не стоит. Вокруг нашего штаба «Красного сопротивления» сложилась целая система, она имеет свои представительства в Москве, в Донецке и в Луганске. Спецоперации были проведены в самых неожиданных местах. Фактически речь идет о партизанской борьбе, о подполье. И измеряется оно не отдельными единицами — это десятки центров.

Есть отдельные районы, где мы вынуждены констатировать полное зомбирование населения. Но даже там люди начинают просыпаться. Еще в апреле, мае, июне в центральных областях Украины наблюдалась националистическая истерия, сейчас наши товарищи докладывают о ее спаде.

Поэтому протест будет охватывать не только области Новороссии, но и другие регионы Украины. Достаточно сказать о русинах, о киевском подполье.

«СП»: — Как действует подполье?

— Это не раздача листовок, а активные действия. Есть крыло политическое, есть крыло информационно-пропагандистское, есть силовое крыло.

Конечно, действия силового крыла носят характер мелких уколов, а не боев. Но это пока, силы накапливаются. И не только поджигаются банкоматы. Был случай, когда благодаря диверсионной группе была остановлена колонна «Градов». Конечно, фиксируется перемещение войск, о чем докладывается ополчению.

При этом подполье ни в коем случае не проводит операций, в ходе которых могут пострадать обычные люди. Тактика террора ни в каком виде не приемлема. Цели устрашения общества у подполья нет.

«СП»: — Есть ли надежда, что подполье перерастет в большое народное движение?

— Надо понимать, что олигархи России и Украины с марта месяца пытаются ликвидировать народный протест. И сейчас им это удается. На мой взгляд, минское соглашение ни что иное, как предательство. И именно так оценивают его командиры крупнейших отрядов и батальоны ополчения. Такие как Мозговой, как Безлер, как Павел Дремов, как Шахтерская дивизия, как Совет ветеранов Донбасса. Всё это главные борцы с киевским режимом.

Олигархи, очевидно, попытаются остановить поток в Донбасс гуманитарной помощи. Тогда будет нанесен сильный удар по сопротивлению Донецка и Луганска.

Есть еще и фактор подразделений в Донбассе, которые занимаются бандитизмом и выражают интересы Ахметова и других олигархов. Сейчас мы видим в Донбассе репрессии против ярких борцов с киевской властью. Есть угрозы полевым командирам, которые отвечают за Горловку, Макеевку и другие населенные пункты. То есть, ситуация сейчас крайне тяжелая. И она тяжелая не потому, что не получается сражаться с украинскими войсками, а потому, что идет предательство на самом верху. Поэтому, прежде чем говорить о росте подполья, надо навести порядок в Донецке и Луганске. Надо освободиться от влияния тех или иных олигархов, на это народ отреагирует позитивно. Сложно говорить о развитии сопротивления, когда тот или иной батальон (не хочу его называть) занимается только «экспроприацией» у граждан автомобилей и «эвакуацией» людей в подвалы. Все знают, что такие провокации делаются на деньги Ахметова.

«СП»: — То есть, сопротивление может рассчитывать только на свои силы.

— Совершенно верно. Можно рассчитывать только на себя. Еще на помощь коммунистов и патриотов. Сбор средств, который проводит наш штаб, и Координационный центр «Красного сопротивления», который создан недавно, независимы от олигархов. И наш Координационный центр постепенно становится ключевым игроком, так как не ангажирован финансовыми структурами, пытающимися влиять на политику в Донбассе.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Газировка Газировка

Захар Прилепин о том, что стоит за символами советского прошлого

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье