Политика / Октябрь 1993

Новороссия 1993 года

События в Москве после издания ельцинского указа 1400 были очень похожи на то, что сейчас происходит на востоке Украины

  
2657
Новороссия 1993 года

В прошлом году у нас в стране широко и весьма обстоятельно вспоминали события осени 1993 г., когда президент Ельцин вместе со своим окружением совершил антиконституционный переворот, закончившийся двухдневной гражданской войной на улицах Москвы. Сейчас о той трагедии почти не говорят и не пишут, хотя повод для этого ныне куда более серьезный, чем просто годовщина. Поскольку в Новороссии на наших глазах разворачивается очень похожее противостояние — прозападные силы опять схлестнулись с силами, отстаивающими ценности русского мира.

Сейчас это уже как-то подзабылось. Но в 1990-е годы либералы, тогда именовавшие себя демократами, всерьез уверяли, как ныне бандеровцы на Украине, что они выражают мнение большинства сограждан. Потом они сменили пластинку — мол, за нами меньшинство, но меньшинство якобы прогрессивное, молодое, креативное. И, добавим от себя — не знающее, что же творилось в стране в «лихие 90-е».

Так что в очередную годовщину грех не вспомнить, что же случилось тогда на самом деле и почему. К тому же «некруглость» даты позволяет проанализировать ту схватку спокойно, без юбилейной суеты и пафоса. Что мы и сделаем, разобрав основные спорные моменты, в свое время мифологизированные либеральной пропагандой.

Миф № 1 — жертвами трагических событий 1993 г. стали где-то 150 человек

Миф это или правда — пока неизвестно. Но именно такое примерно количество назвала следственная бригада Генпрокуратуры во главе с Леонидом Прошкиным. Он потом, правда, сделал оговорку, что погибших, может быть, было больше, но не намного. И действительно энтузиасты обнаружили упоминания о павших, имена которых не числятся в официальном мартирологе. Неофициально же называется совсем другая цифра — до полутора тысячи человек.

К сожалению, даже 21 год спустя никто не может сказать точно, сколько же погибло людей в ходе трагических событий с 21 сентября по 5 октября 1993 г. (такова датировка противостояния сторонников президента Ельцина и защитников Верховного Совета) — военных и особенно гражданских.

Попутно стоит развеять еще один миф, что не оказалось тогда кадровых военных, сохранивших верность действовавшей в тот момент Конституции. Таковые, как позднее выяснилось, были. Самый известный из них капитан-лейтенант ВМФ РФ Игорь Остапенко. Он попытался вместе с группой матросов прорваться к зданию Дома Советов, но был блокирован и после короткого боя застрелился. По глубокому убеждению автора этого текста, мужественный офицер, оставшийся верным присяге, давно уже должен был быть представлен к званию Героя Российской Федерации.

Ну а в целом защитники Верховного Совета давно уже должны были бы быть реабилитированы. Может быть, действовали они не совсем законным образом, но действовали по крайней необходимости во имя защиты Конституции, а значит, во имя самой нашей Родины.

Что касается числа жертв, то в этом вопросе необходимо наконец поставить точку. А то либеральное общество «Мемориал» чуть ли не каждого узника ГУЛАГа далеких 1930-х годов уже подсчитало, а о том, сколько же погибло в той малой гражданской войне — до сих пор ясности нет. Все павшие должны считаться жертвами малой гражданской войны, — не их вина, что произошел раскол в захватившей власть в стране в августе 1991 года элите. С одной важной оговоркой — погибшие сторонники Верховного Совета, опять-таки по мнению автора этих строк, вполне могли бы быть представлены посмертно к наградам за мужество и героизм, проявленные при защите конституционного строя. История показала, что правда была в основном на их стороне, хоть они и проиграли тогда.

Миф № 2 — в трагической развязке событий сентября-октября 1993 г. в равной степени виноваты обе стороны

Конечно, в любом конфликте, бытовом, а тем более глобальном политическом, в той или иной степени виноваты обе стороны. Но вина при этом бывает совершенно несоизмеримой. Как раз события сентября-октября 1993 г. яркое тому свидетельство.

Давайте без эмоций, хладнокровно рассмотрим ситуацию. 21 сентября, в 20−00, президент Ельцин объявил об издании им указа № 1400 о так называемой поэтапной конституционной реформе. Согласно ему распускался Верховный Совет и приостанавливалась деятельность Съезда народных депутатов. Иными словами, им было совершенно действие, грубо нарушающее положения действовавшей тогда Конституции, распускались законно избранные органы власти. На этот счет была предусмотрена в тексте Основного Закона статья 121 п. 6 — об автоматическом прекращении полномочий президента в случае такого рода действий. В тот же вечер она была введена в действие решением Конституционного Суда РФ. Таким образом, де-юре все действия президентской стороны с этого момента были уже явно не соответствующими Конституции, иными словами незаконными. Тем не менее, уже был запущен механизм государственного переворота — после оглашения указа 1400 Верховный Совет был отключен от линий связи. Этот момент и можно считать началом насильственного государственного переворота. Должностные лица, осуществившие данные действия, проигнорировали решение Конституционного суда.

Дальше стал разворачиваться механизм противостояния. Верховный Совет провозгласил исполняющим обязанности президента вице-президента А.В. Руцкого. Но фактически его распоряжения и распоряжения назначенных тогда силовых министров никто не исполнял. В этой ситуации глава Конституционного суда Валерий Зорькин предложил так называемый нулевой вариант — возврат к положению до 21 сентября 1993 г. и досрочные перевыборы обеих конфликтующих ветвей власти. Это вполне разумное предложение отверг прямо в эфире контролируемого его либеральными сторонниками телевидения Б.Н. Ельцин.

Потом были долгие переговоры в Свято-Даниловом монастыре при посредничестве патриарха Алексия, на которых стороны согласились было на некий вариант урегулирования, но он был явно не в пользу Верховного Совета — и депутаты его отвергли. Этот момент, а также фактически игнорирование защитниками парламента обращения лидера коммунистов Г. А. Зюганова с просьбой не сорвать невольно решение Совета Федерации, т.е. глав субъектов РФ, которые должны были собраться 4 октября, уже не в пользу данной стороны. Но сопоставляя все факты, видно, что вина парламента в трагической развязке на порядок меньше, нежели президентской.

Ну а тем, кто, несмотря на все вышеизложенное, хотел бы продолжить лицемерную демагогию в стиле «чума на оба ваши дома», стоит обратить внимание на очень примечательное заключение следственной бригады, которое годы спустя обнародовал ее глава Леонид Прошкин — ни один погибший тогда не был сражен пулей из оружия защитников Верховного Совета. Проще говоря, все они были убиты президентской стороной или таинственной третьей, о которой до сих пор говорят участники тех событий.

Миф № 3 — в конфликте между Верховным Советом и Ельциным большинство граждан России было на стороне последнего

Обычно в доказательство поддержки обществом «реформаторских» сил приводятся результат состоявшегося за полгода до октябрьских событий референдума о доверии Ельцину и съезду. Тут надо учитывать, что никакого равенства в агитации не было. С утра до ночи со всех экранов ТВ и по радио буквально потоком шел рефрен: «Да, да, нет, да». Тогда надо было ответить на четыре вопроса — о доверии Ельцину, политике реформ, необходимости перевыборов президента и съезда. Ключевыми были последние два — в ситуации конфликта какую-то из двух ветвей или обе сразу надо было переизбирать. Но российский народ решил иначе — не переизбирать ни тех, ни других.

Не исключено, что именно такое двойственное решение и подтолкнуло радикалов в окружении Ельцина и его самого к силовому варианту разрешения конфликта с законодательной властью. Чем все обернулось, мы теперь знаем, точнее, по-прежнему знаем не в полном объеме. Но так или иначе мандата на совершение путча у Ельцина не было, распускать съезд народ ему на референдуме не поручал.

Фактически большинство граждан было и не за ельцинских путчистов, и не за тех, кто им противостоял. Результаты «всенародного голосования» (хотя должен был быть полноценный референдум!) по новой Конституции показал всю шаткость так называемого прореформаторского большинства. Оно было получено от числа пришедших голосовать, а не от общего числа избирателей. А ведь совершенно очевидно, что многие, кто был против насильственных и антиконституционных действий Ельцина и его приспешников, просто-напросто проигнорировали как бы референдум.

Миф № 4 — «антиреформаторские» силы потерпели бы поражение в любом случае

История не знает сослагательного наклонения, так что мы можем только предполагать, что было бы, если бы все было как-то иначе, чем так, как оно было. Прежде всего, мы не знаем, как могли бы развиваться события, если бы 3 октября 1993 г. охваченные эйфорией демонстранты после захвата здания мэрии и гостиницы «Мир», где располагался оперативный штаб противников Конституции, не бросились бы через пол-Москвы в Останкино.

Скорее всего, это ничего не изменило бы — расправу проельцинские силы в любом случае учинили бы. Основанием стал бы упомянутый захват мэрии, который в свою очередь был предопределен тем, что по прорвавшимся к Белому дому демонстрантам был открыт огонь. Собственно, это и были первые роковые выстрелы в той трагедии.

Накануне этих событий Александр Невзоров, тогда стоявший на стороне Верховного Совета, в своей легендарной передаче «600 секунд» распространил так никем потом не прокомментированное заявление заместителя председателя правительства Михаила Полторанина с призывом к либеральным СМИ спокойно воспринять то, что случится 4 октября. Скорее всего, кровавая развязка была неизбежной. Почему события стали лавинообразно развиваться 3 октября — тоже понятно, ведь на следующий день должны были собраться руководители регионов, которые, скорее всего, добивались бы от противоборствующих сторон принятия нулевого варианта — отказа от всего, что они наиздавали после этой даты. И в общем-то, это было бы на руку сторонникам Конституции, потому что де-факто возвращало ситуацию в ее поле.

Но все пошло иначе, так что нельзя исключить, что не обошлось без провокации. Уж больно легко прорвались через все кордоны тогда еще милиции демонстранты. Осталось загадочным и объявление по радио командира Софринской бригады МВД В.А. Васильева о переходе ее на сторону Верховного Совета. Именно эта имитация, скорее всего, перехода и породила эйфорию у защитников Конституции, которая, как пьянящий воздух свободы с профессором Плейшнером, сыграла с ними злую шутку и привела, весьма вероятно, к страшному кровопролитию.

Миф под № 5 — столкновение ветвей власти в октябрьских событиях обусловлено личным конфликтом Ельцина и Хасбулатова и спровоцировано оскорбительным жестом последнего.

Имеется в виду знаменитый щелчок по горлу председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова применительно к Ельцину, который, как теперь знает весь мир, имел нешуточное пристрастие к спиртному. Случилось это действительно накануне выпуска антиконституционного указа 1400 на одном из совещаний Советов различных уровней. Но случилось тогда, когда ельцинское окружение уже вовсю осуществляло подготовку к поэтапному антиконституционному путчу № 1400.

Личный конфликт у Ельцина с Хасбулатовым, конечно, был. Недавние союзники по борьбе с патриотами СССР из ГКЧП после победы не смогли поделить свалившуюся на них власть. Но все же личные взаимоотношения не имели существенного значения. Главной причиной действий Ельцина и его приспешников было стремление стоявших за ними олигархических кругов поскорее подобраться к еще нерасхватанным лакомым кускам госсобственности, прежде всего в нефтегазовом секторе. Ну и понимание ими, что Запад, ненавидящий все советское, обязательно встанет на их сторону. И действительно путч проводился с фактически прямого согласия и одобрения США и других ведущих капиталистических держав. Ну а их руководителям все равно было, кто и как щелкнул по горлу, — главное, максимально ослабить и без того сильно ослабленную после развала Союза Россию.

Сценарий провокации?

Есть определенный парадокс во всей этой трагической истории. Сентябрьско-октябрьские события 1993 г., с одной стороны, изучены и исследованы буквально вдоль и поперек — и победители тогдашние, и проигравшие уже успели выпустить не одни мемуары о том, как и почему все так сложилось. А с другой — вопросов осталось гораздо больше, чем ответов. И получит общество их, похоже, еще нескоро. Прежде всего, о пресловутой третьей силе — так и осталось неясным, кого представляли загадочные снайперы, от выстрелов которых погибли в том числе совершенно невинные люди. Та же история повторилась два десятилетия спустя на киевских улицах в период майдана 2.0 — там тоже орудовали загадочные стрелки, которые били и по сторонникам евроинтеграции по-бандеровски, и по бойцам «Беркута». И там, и там таинственные снайперы, выполнив свою кровавую работу, таинственно исчезли. Сценарий оказался удивительно похожим. Сценарий, если он был, провокации.

Фото: Игоря Зотина / ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня