История / День в истории

«Наркомовские сто грамм»

22 августа 1941 года было издано постановление о ежедневной выдаче водки бойцам Красной армии

  
9812
Советские солдаты
Советские солдаты (Фото: Виктор Кондратьев / ТАСС)

75 лет назад, 22 августа 1941 года Государственный комитет обороны ССС издал секретное постановление «О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии». Документ подписал Сталин. С 1-го сентября 1941 года бойцы и командиры стали получать ежедневно по 100 граммов сорокоградусного напитка.

Потекли алкогольные реки

На фронт пошли не только эшелоны с вооружением, продовольствием и прочими грузами, необходимыми для ведения боевых действий, но и цистерны с водкой. Близ передовой ее переливали в дубовые бочки или бидоны и отправляли в части и подразделения.

На полную мощность работали не только оборонные заводы, но и спиртовые, ликеро-водочные. Ведь Красной армии требовались буквально реки алкоголя. Интересно, эвакуировали ли эти предприятия в тыл во время наступления немцев?

В 1942 году водку стали выдавать уже не всем военнослужащим, а лишь бойцам «первой линии», тем, кто находился на передовой. Всех остальных «угощали» только в дни революционных и общественных праздников. Всего их было десять.

Затем порядок выдачи спиртного снова был изменен — как и прежде, разрешили наливать «передовикам», а также частям, стоящим в резерве, стройбату, тыловикам и даже раненым — по разрешению врача. Но они получали не по сто, а по пятьдесят граммов.

На войне как на войне

В апреле 1943 года последовала новая «реформа», и водку стали давать тем, кто участвовал в наступательных действиях, разведчикам, железнодорожным войскам и частям НКВД. Однако это было лишь формальностью. На самом деле спиртное «гуляло» в армии — к примеру, самогоном угощало красноармейцев население освобожденных советских территорий. Подобный эпизод показан в фильме «На войне как на войне».

Читайте по теме

В той же картине показан и другой фрагмент — как замполит укоряет молодого офицера-танкиста за то, что тот участвует в застолье с экипажем машины: «Водка вообще гадость, а пить ее с подчиненными — вдвойне гадость. Если хочешь быть настоящим офицером, прекрати!»

Но армия состояла не только из людей строгих правил, аскетов, подобных замполиту из фильма. Было немало и других — падких на спиртное, которых пили сами и позволяли это делать другим. К тому же на войне всегда находился повод для возлияний — провели успешную атаку, взяли высоту, село, город, значит, надо отметить. Погибли товарищи — следует помянуть. Отбили вражеский склад с продуктами и алкоголем — стоит отпраздновать.

Артиллерист Николай Камышин вспоминал: «Могу одно сказать: на войне пили много. С утра водку привозили, условно говоря, на 100 бойцов, а к вечеру их оставалось 80. И так едва ли не каждый день. В итоге вместо положенных ста грамм выпивали и по четыреста, и по пятьсот…»

Традиция, однако

«Наливали» в Русской армии с давних времен. До начала ХХ века во время боевых действий нижние чины получали по три чарки или 160 граммов «хлебного вина», то есть водки, в неделю. Кроме того, офицеры имели право награждать отличившихся в сражении воинов за свой счет.

Небольшая ремарка — при царях солдаты получали свои пресловутые чарки не до сражения, а после него. Ведь еще великий Суворов говаривал: «До боя пить — убитым быть».

И в мирное время служивых потчевали водкой, но только по праздникам — всего за год 15 чарок. Солдат мог угостить горячительным напитком и командир «для поддержания здоровья, в ненастье, после продолжительных маршей, учений и парадов». Сейчас кажется забавным, что в Русской армии даже существовала команда: «К чарке!»

Невольно возникает вопрос: а как вели себя трезвенники? Есть и ответ: они могли отказаться от своей порции и получить компенсацию в… 6 копеек.

Во время Первой мировой войны был введен сухой закон, но моряки по-прежнему поучали свои чарки. Старая традиция была возобновлена спустя много лет уже в Красной армии в 1940 году, во время Советско-финской войны. По предложению наркома обороны Ворошилова — мол, холодно, «для сугрева» — солдатам-пехотинцам выдавали 100 граммов водки и «закуску» — 50 граммов сала. Отсюда и пошло выражение «наркомовские сто грамм».

«Налей, дружок, по чарочке…»

Фронтовики по-разному относились к «легализации» водки. Одни считали, что она необходима — для поднятия настроения, спасения от холода — ведь бойцам приходилось дни и ночи проводить в холодных окопах, а то и в чистом поле, на голой земле.

На фронте встречались и те, кто не пил. Свою порцию они обменивали на табак, сахар, консервы или что-то еще. Но таких людей было немного.

Водочку уважали, ее и воспевали, в стихах, песнях: «Давно ты не видел подружку, / Дорогу к знакомым местам, / Налей же в железную кружку / Свои боевые сто грамм». Или: «Горит свечи огарочек, / Гремит недальний бой. / Налей, дружок, по чарочке, / По нашей фронтовой!» В общем, «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем и снова нальем!»

Но многие рассуждали по-другому. Известный режиссер Петр Тодоровский, во время Великой Отечественной служивший в пехоте, вспоминал, что старшина перед атакой шел по окопам с ведром и кружкой и желающие наливали себе: «Те, кто был постарше и поопытнее, отказывались. Молодые и необстрелянные пили. Они-то в первую очередь и погибали…»

Внимание людей, принявших «на грудь», рассеивалось, они вели себя неадекватно. Часто без надобности рисковали и погибали. Да и от холода водка не всегда спасала. Бывало, выпил человек в окопе на морозе, заснул, а проснулся обмороженным. Или вовсе не проснулся…

Конечно, легко об этом рассуждать сейчас, в мирное, спокойное время. Тогда же, в экстремальных условиях люди искали малейшую возможность, чтобы отрешиться от страшной действительности, хотя бы ненадолго забыться. Но под рукой была только водка — ее и пили. До боя и после него. Как в стихотворении Семена Гудзенко:

«…Бой был короткий.

А потом

глушили водку ледяную,

и выковыривал ножом

из-под ногтей

я кровь чужую".

Другой известный режиссер, Григорий Чухрай, во время войны был десантником. Он рассказывал, что однажды, в самом начале войны он с товарищами крепко выпил, и из-за этого были большие потери. Тогда он дал себе зарок не пить до конца войны. По его словам, на войне почти никто не болел, хотя и спали на снегу, и лазили по болотам: «Нервы были на таком взводе, что не брала никакая хворь. Все само проходило. Обходились и без ста грамм».

Полный немецкий кайф

Употребляли ли немцы во время боевых действий? Фронтовики рассказывали, что не раз встречались в боях с пьяными врагами. В этом нет ничего удивительного — немцы же тоже люди и также боялись смерти…

У них был и другой «стимул». Немецкий историк Норман Олер в книге «Полный кайф» пишет, что в вермахте был распространен один из видов наркотика — метамфетамин, созданный в 1937 году и получивший название первитин. После приема этого «лекарства» у военных появлялась уверенность в себе, они могли не спать целыми сутками, не чувствовали боли и готовы были идти на любое опасное задание. Специально для танкистов был разработан так называемый «Панцершоколад» с первитином, для летчиков — «Флигершоколад».

Ветеран вермахта, бывший танкист Петер Эммерих вспоминал: «В конце июня 1941-го мы перешли границу России и получили от нашего военврача по чудо-таблетке. Их давали всем, кто был за рулем. Как нам сказали, для бодрости. Я чувствовал себя нормально, никакого опьянения. Просто я не хотел ни спать, ни есть. Времени на отдых не было. Приказ: любой ценой, только вперед».

Английская газета The Daily Mail утверждала, что за время Второй мировой войны немецкие солдаты и офицеры приняли 200 миллионов таблеток первитина. Не удивительно, что многие бывшие воины Третьего рейха вернулись домой наркоманами.

Судьба бывших трезвенников

После войны с Германией выдачу водки в Советской армии отменили. Однако вредные привычки у миллионов фронтовиков остались. Между прочим, среди них было немало бывших трезвенников, ведь до войны подобный «статус» в стране отнюдь не был редкостью.

Читайте по теме

Известный историк, знаток русской кулинарии Вильям Похлебкин в своей книге «История водки» писал: «Поскольку в армии к 1945 году оказалась практически вся активная часть мужского населения страны, то после демобилизации эти новые, усвоенные десятками миллионов людей порядки и отношение к алкоголю были разнесены и посеяны по всей стране. Так был нанесен фактически смертельный удар по всей работе ВКП (б) в течение двадцатилетнего предвоенного периода (1917−1937 гг.), когда одним из идеологических постулатов настоящего коммуниста было резко отрицательное отношение к пьянству и к употреблению алкогольных напитков вообще».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня