История

Куда вела армию Наполеона Смоленская дорога?

О загадках и странностях войны 1812 года мы продолжаем разговор с историком и режиссером Евгением Понасенковым

  
15623
Побег Наполеона из Лейпцига 19 октября 1813 года после поражения в битве при Лейпциге, худ. Ричард Кнетель
Побег Наполеона из Лейпцига 19 октября 1813 года после поражения в битве при Лейпциге, худ. Ричард Кнетель (Фото: imagebroker/Global Look Press)

«СП»: — Как хорошо известно, Наполеон 19 октября 1812 года все-таки сам, без боя, покинул Москву, потому что есть было нечего, мир от него никто не принял, и он решил в сгоревшей Москве не оставаться… И русские армии его преследовали до Березины. Куда он вышел уже буквально с горстью солдат, с остатками своей армии. И, тем не менее, он все-таки сумел там прорваться. Хотя, по некоторым источникам, он вышел всего с 9 тысячами солдат и оставил там 30 тысяч.

—  Я объясню, почему у Наполеона осталось так мало войск. Мы говорим — нашествие Наполеона на Россию! Какая огромная фраза — нашествие! Наполеон ввел в Россию в первом эшелоне 448 тысяч, потом еще 150. Ну, округлим 600 тысяч. Но Наполеон прошел от Немана до Москвы и от Риги до Малороссии такими тоненькими струйками.

«СП»: — Почему же «струйками»? Он же шел не полями и тропками, а по Старому смоленскому тракту.

— Да мы сейчас если говорим «тракт» видим современную дорогу, а Старая смоленская была в несколько метров шириной разбитая, толком не мощеная — это даже не дорога…

«СП»: — А правда, что французы удивлялись, что на карте это обозначено как дорога…

 — Да, они не могли поверить до Москвы, что это дорога… И деревни для них оказались не теми европейскими деревнями, а малые города — не теми, как в Европе… В этом трагедия была. Есть было нечего. Дизентерия скосила половину французской армии еще до Смоленска (кстати, от тех болезней страдали и русские!). Не забывайте и гарнизоны, которые Наполеон был вынужден оставлять… «Великая армия» таяла не столько от сражений, сколько по этим причинам.

«СП»: — Но ведь и наши преследовали Наполеона по тем же дорогам и среди тех же деревень.

— Да. Но ведь и Кутузов из тарутинского лагеря под Москвой вывел 130 тысяч солдат. А в Вильно он привел 27. И он потерял 100 тысяч небоевыми потерями, потому что было холодно и есть тоже было нечего. И Кутузов за месяц в Тарутинском лагере, пока Наполеон был в Москве, не смог подготовить армию. Потому что он фактически проспал все это… Кроме того русской армии не нужно было, естественно, оставлять гарнизоны.

артина Джорджа Доу "Портрет Михаила Кутузова" (Фото: Григорий Калачьян/ТАСС)

«СП»: — Не любите вы Кутузова, Евгений

— Вы понимаете, я родился в этой стране, у меня дед дошел до Берлина, отец военный, все военные… Я в детстве я слышал сплошные мифы, в которых не было никакой логики. Все мы не любим и не хотим знать своей истории. Мне было бы удобнее встроиться в систему лжи и кормиться с нее, как кормятся многие псевдоисторики и чинуши. Но мне интересно знать историю и говорить правду. Я закончил истфак МГУ имени Ломоносова и там уже спорил об истории… Я стал просто читать. Есть документы. Есть Денис Давыдов, который назвал Кутузова после березинской переправы «предателем родины». Эти мемуары опубликованы во всех советских изданиях. Почему их никто не читает? Почему никто не читает историю дипломатии под редакцией Громыко, документы, где опубликованы все наши все антифранцузские коалиционные договоры перед 1812 годом? Испания, Англия, Швеция и Россия — это была очередная антифранцузская коалиция, шестая по счету. Это опубликовано в 60-е годы. Читайте документы. Что такое березинская переправа? Вообще это нонсенс. Это ведь операция, это не сражение. Операция, выигранная Наполеоном. Представьте себе, Березина, естественная преграда, зима, мостов нет. С одной стороны Витгенштейн, русская армия, с другой — еще одна русская армия Чичагова наступает, с двух сторон преграждают эти армии путь Наполеону. За Наполеоном идет армия Кутузова, основные силы.

Читайте также

«СП»: — А посередине растянутые остатки «Великой армии»?

— Да, причем ее небольшая часть, оголодавшая при этом. А выйти из подобного мешка окружения, котлована, невозможно в теории. В итоге, что делает Наполеон? Он обманывает Чичагова, откидывает Витгенштейна. Но он это сделал при помощи Кутузова. Ведь Кутузов в это время трое суток стоит на месте!..

«СП»: — Я читал воспоминания, как сражался отряд маршала Нея. Он потом был, кстати французами расстрелян… Буквально с горсткой гренадеров, тоже уже совершенно обтрепанных, он прорывался так, что наши боялись подойти к этой горстке людей…

— Да, да, очень много описаний этого, потому что они чувствовали такой дух боевой и такую дисциплину, с которой можно биться даже на исходе сил…

«СП»: — Это я говорю ровно о том, что, несмотря на вашу теорию и документы, которые вы приводите, мне все-таки кажется, что нужно отделять то, как происходила война от личной храбрости русских и французских офицеров.

— Нет, не надо путать. Я ж не говорю, что не было героев. Героев было больше, чем пишут в учебниках советских, гораздо больше. Но у нас же героев подставляют. Мы вынуждены бросаться на амбразуры, когда снарядов и патронов не подвезли, а высоту требуют взять немедленно. Хоть голыми руками. Вот же в чем трагедия великая… Идиотические войны начинают, а потом объявляют всем, что это типа на нас напали. Сплошная ложь и шизофрения.

Отстаньте от историков

«СП»: — То есть, точку в истории войны 1812 года ставить рано?

 — Я вам однозначно скажу — историкам надо продолжать свою научную деятельность. Но я прошу чиновников оставить, наконец, печальный опыт ХХ века, когда вся история была фальсифицирована. И оставить в покое историков. Потому что люди слабы и многие мои коллеги уже давно, года три, четыре, пять, шесть, что называется, «легли под клиента». Это честно я могу сказать. За то, что они пишут, сравнивая их книжки и статьи конца 80-х и 90-х годов с теперешним, мне стыдно…

«СП»: — Кстати, я вспомню свою любимую фразу Черчилля, который говорил, что история начинается через 200 лет — до этого это журналистика, интерпретации и прочее.

— Это да. Но ведь у нас сейчас история — это политика, обращенная в прошлое. Вот в чем главная трагедия России. Мы никак не можем оставить ученым их сферы влияния. Потому что, если нет побед в экономике, в обустройстве жизни, мы начинаем искать большие подвиги в прошлом. А если их нет, мы их выдумываем.

«СП»: — Но этот подвиг мы не искали, он пришел к нам.

— Он не пришел к нам. Тогда по круглым датам празднуйте вступление в Париж в 1814 году! Это мы его привели сюда, этот подвиг! Это Александр Первый и англичане попользовались русскими солдатами. Вот же в чем трагедия! Царь погубил сотни тысяч русских подданных.

«СП»: — Ну, вы опять переходите к вашей любимой теории — о том, что отдельно никакое историческое явление брать нельзя?

— Конечно. Это глупость. Мировая история — это единый процесс. И человек должен понимать, что все в мире связано. Вообще давайте подумаем, что такое Наполеон? Вот мы говорим промысел божественный и так далее… Вот представьте себе глобус. Маленькая точка — остров Корсика. Нищий дворянин становится императором. Сначала Париж, Италия, Египет, Аустерлиц, Москва, Святая Елена. Вы поймите, что просто так это не бывает. Столько сражений, вокруг убивали адъютантов, десятки адъютантов убиты, маршалы погибали… А он стоит на месте без единой царапины. Метафора мировой истории.

«СП»: — И все же, как не хочется отказываться от мифа о победе русских при Бородине.

— Бородино можно просчитать, что называется, по «очкам», цифрам и реальным итогам. Вот сражение. Наших было больше, французов меньше. Потеряли обороняющиеся больше войска, наступательные меньше, «вторая столица» сдана. Какие могут быть вопросы? Потери колоссальные. И уничтожено наследие. Практически все сожжено. И сжег ее тогдашний градоначальник Ростопчин.

«СП»: — Не доказано!

— Нет, это уже как раз доказано. Еще в советское время… Редкий случай в истории, когда есть все репрезентативные документы.

«СП»: — Евгений, я специально затеял этот разговор, чтобы мы к войне 1812 года подходили не так просто, как нас учили по учебникам истории в школе, не так как описывал Тарле или Манфред. А задумались над тем, что же реально произошло в 1812 году, в чем были наши победы, а в чем — промахи и потери… У нас не так много дат в нашей истории, которыми мы могли бы гордиться. К таким я отношу 9 мая, к таким полет Гагарина отношу, например. И, в частности, героев войны 1812 года…

— Да, и я хочу сказать, что не надо только ориентироваться на Тарле и Понасенкова, надо ориентироваться на количество прочитанного материала. Читайте книги! Читайте монографии, документы. И доверяйте логике!

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня