Курская битва: Как «Кутузов» победил Ватутина

Успех РККА в великом сражении могла принести не только оборонительная, но и наступательная стратегия

  
7387
На фото: курская битва, 1943 год.
На фото: курская битва, 1943 год. (Фото: ТАСС)

В эти дни мы отмечаем 75-ю годовщину решающей битвы Великой Отечественной войны — Курской. Она, как известно, завершилась триумфально для советских войск — операция «Цитадель», на которую так уповали гитлеровцы и их сателлиты, бесславно провалилась. В свою очередь союзники СССР, почувствовав, что Красная армия вот-вот сломит хребет коричневому зверю и сможет освободить всю Европу почти до самой Атлантики, спешно активизировались. Хотя пока и не в Нормандии. Тем не менее, исход войны стал уже ясен.

Стратегию победителей не принято обсуждать — победа есть победа, что еще нужно? Значит, все было сделано правильно, план сработал. Но у Курской битвы мог быть и иной сценарий. Часть советского военного руководства, в частности прославленный генерал В.Ф. Ватутин, предлагала не ждать ударов бронированного кулака, а упредить его. И сейчас, кажется, что он был прав, что именно тогда превентивное наступление могло нанести врагу поражение быстрее и с меньшими потерями, нежели с преднамеренной обороной вначале. И вот почему

Противник не ожидал


Гитлеровцы спорили перед началом «Цитадели» между собой о чем угодно, кроме главного — возможности советского наступления. Не то чтобы они не рассматривали такую возможность, но были целиком увлечены заманчивыми, как им казалось, перспективами — взять под Курском реванш за Сталинград.

А вот в советском руководстве спорили как раз о том, сделать ставку на упреждение врага или на осторожность. В итоге возобладала последняя.

Правда, судя по всему, противник нисколько не сомневался, что советские войска именно так и будут действовать. Об этом наверняка свидетельствовали добытые их разведкой данные. Строительство гигантских рубежей обороны невозможно было держать в секрете.
А вот подготовить удар под прикрытием этого самого строительства было вполне реально. И наверняка это ошеломило бы Вермахт. Об этом свидетельствует реакция противника на знаменитую контрподготовку, когда советская артиллерия внезапно перед началом наступления нацистов обрушила на них ураганный огонь.

Читайте также

Этот неожиданный ход заставил гитлеровское командование отложить наступление на несколько драгоценных в такой ситуации часов. Им стало ясно, что фактор внезапности не сработает в их пользу в этот раз. Но главное, что притормозило «Тигры» и «Пантеры» — это подозрение в Ставке Гитлера, что русские сами сейчас бросятся в атаку.
Так что с довольно высокой степенью вероятности можно предположить, что реальное решительное наступление РККА оглушило бы в этот момент гитлеровцев куда сильнее. Скорее всего, его эффективность была бы намного выше, чем просто контрартподготовка, ведь нацистские части готовились к атаке, а не к обороне. И их вполне реально было захватить врасплох, как и предлагал генерал Ватутин.

Выгодная для РККА обстановка на севере Курской дуги

Если на южном фасе выступа под Курском обстановка была сложной для Красной армии (позиции противника, проведшего зимой-весной в районе Харькова и Белгорода удачные для себя операции, казались весьма прочными), то на северном обстановка складывалась как раз в пользу проведения советскими войсками широкомасштабного наступления.

Оказавшаяся там 9-я гитлеровская армия под командованием В. Моделя только что еле-еле унесла ноги с Ржевско-Вяземского выступа и сразу попала из огня в полымя. Только благодаря ее появлению нацисты не отступили под Орлом и Брянском еще весной 1943 г.
Тем не менее, подтянув резервы, советские войска на севере не только Центрального, находящегося на Курском выступе, но и Западного и Брянского фронтов вполне могли не дожидаться удара врага. Здесь степень риска была сравнительно невысокой, скорее, гитлеровцы под Орлом уж никак не должны были отказываться от оборонительной тактики. Волею Гитлера им пришлось наступать под Курском фактически из оперативного мешка.
Прорваться с этого направления нацистам было практически нереально. Максимум, чего им удалось добиться — так это дойти до Понырей, т.е. продвинуться всего на несколько километров.

В отличие от Манштейна на юге Модель на севере вынужден был держать мощный кулак в резерве, иначе он сам бы залез в некое подобие сталинградского котла. Тем не менее, удар и его группировки, пусть даже, по сути, вспомогательный, таил в себе угрозу. А вдруг наши части, как в 1941 г. и 1942 гг., не выдержали бы напора.

Спустя десятилетия представляется, что в районе Орла оборонительная тактика, которую предполагала операция «Кутузов», могла таить в себе большую угрозу, нежели наступление аж с трех направлений. Вероятно, именно тут было больше всего сомнений у советского командования — соблазн ударить первыми был особенно велик.

Отказался от привычной для себя жесткой наступательной тактики Г. К. Жуков, вероятно, потому, что совершенно неясно было, как стали бы развиваться события на южном фасе. А они действительно стали развиваться далеко не так хорошо, как на северном. Да, противника и на этом направлении удалось ценой немалых потерь сдержать сначала под Обоянью, а потом, введя в бой части резервного Степного фронта, под Прохоровкой, но все буквально висело на волоске.

Теперь уже только можно догадываться, как могли бы развиваться события, если бы силы гитлеровской армии «Центр» были скованы советским наступлением на Орел. Возможно, нацистам пришлось бы спешно перебрасывать часть сил с Южного фаса, но, возможно, и нет. Если так, замысел операции «Кутузов» был абсолютно верным, а не излишне осторожным.

Высадка союзников на Сицилии

Но даже если бы гитлеровцам удалось-таки прорваться к Курску хотя бы с юга, это ничего не изменило бы. Потому что на Сицилии началась высадка войск западных союзников СССР — и им пришлось бы часть сил бросить на спасение своего итальянского сателлита.

Впрочем, преувеличивать роль операция под кодовым названием «Хаски», считая именно ее чуть ли не спасительной для защитников Курска тоже было бы абсолютно несправедливо. Тут непонятно другое, почему советское командование в своих расчетах не учитывало эту операцию британо-американских войск, похоже, вовсе. Хотя ответ, в общем-то, очевиден — наша Ставка не слишком доверяла союзникам.

Вряд ли нашему руководству не было известно об их планах, за исключением, может быть, каких-то деталей, ну и конкретных сроков. В Москве могли не знать, когда именно начнется десантная операция. По соображениям секретности союзники по Антигитлеровской коалиции весьма аккуратно информировали друг друга о своих намерениях.

Но почти наверняка о том, что союзные силы высадятся на Сицилии и тем самым начнут вывод самого слабого участника фашистско-милитаристской Оси — Италии, из войны, информация у советского командования была. И если бы оно полностью ей доверяло, вероятно, наступательный план Н.Ф. Ватутина мог бы взять вверх над сверхосторожной стратегией «Кутузова». Впрочем, наверняка сыграла свою роль и непредсказуемость бесноватого фюрера — он мог запросто бросить на произвол судьбы своего закадычного фашистского партнера, дуче Муссолини, - и сыграть ва-банк.

Так что отказ от расчета на операцию «Хаски» англо-американцев сейчас представляется неверным, но в тот момент вполне оправданным шагом. А если бы союзники вдруг передумали, сославшись, например, на погоду?

Читайте также

Оправданная осторожность

Строить несостоявшиеся сценарии прошедших событий дело, конечно, не благодарное, но всегда любопытное. Теперь нетрудно предположить, что атакующий план Н.Ф. Ватутина вполне мог быть успешным в большей степени, чем избранная стратегия глухой защиты. Но тогда никто бы не мог за это ручаться. Никто не знал, насколько серьезно подготовился противник к возможному советскому наступлению, насколько силен или все-таки уязвим он был на северном фасе Орловско-Курской дуги, ну и уж тем более никто не мог быть уверенным на 100%, что союзники реально сделают то, что они сделали, т.е. действительно высадятся в Сицилии. Словом, как говорится, легко выигрывать давно уже завершенные битвы. И куда сложнее было принимать решение советскому командованию тогда — цена ошибки была слишком высока. И поэтому осторожность «Кутузова» представляется все-таки оправданной.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня