История

Особенности интернациональной «рыбалки» на китов

  
3069
Особенности интернациональной «рыбалки» на китов

28 июня 1932 года в пробное плавание вышла первая в СССР китобойная база «Алеут». С этого момента советские китобои, постоянно наращивая добычу ценного продукта, начали теснить лидеров рынка — Норвегию, Великобританию и США. И во второй половине ХХ века вышли на ведущие позиции.

Игра стоит свеч

Это звучит кощунственно с точки зрения природозащитников, но факт остается фактом: кит представляет собой громадные мобильные запасы ценного сырья. Это и ворвань — жир, используемый и как топливо, и как технологический состав для кожевенного и прочих производств. Китовый ус и кость, используемые в ювелирной промышленности. Печень, из которой добывают витамин А. Инсулин и другие гормональные препараты, получаемые из внутренних органов. Мясо. А также амбра для парфюмерии, нитроглицерин для оборонки и многое другое.

Все это сырьевое богатство может содержаться в самом крупном из китов — синем, вес которого достигает 150 тонн.

Но добыча китов до недавнего времени была делом чрезвычайно трудоемким и опасным. Как правило, более половины составляющей успеха приходилось на слепую удачу, а не на профессионализм китобоев. Стоило ли это занятие затрачиваемых усилий и риска для жизни?

Более чем. В 1848 году в Охотском море вспыхнула «китовая лихорадка». Более сотни китобойных судов из разных стран мира устремились в регион, чтобы добывать ворвань по 40 долларов за баррель и китовый ус по 2 доллара за фунт. Это были сумасшедшие деньги при тех масштабах цен. Каждое судно за сезон добывало минимум тысячу баррелей ворвани и 10 тыс. фунтов китового уса. У наиболее удачливых получалось существенно больше. Так, например, первое российское китобойное судно «Суоми» в 1852 году выработало 1908 баррелей жира и 43,8 тыс. фунтов китового уса, получив чистой прибыли 13,6 тыс. рублей золотом.

В 1890 году отставной морской офицер Дадымов добыл 25 тыс. баррелей жира и 10 тонн китового уса.

Новые технология

Мировая добыча китов постоянно возрастала. Это было вызвано не только увеличением числа китобойных судов, рыскавших в морях в надежде на немедленное обогащение, как команды, так и судовладельцев. Постоянно совершенствовалась технология промысла.

До наступления века пара и угля на китов охотились весьма примитивным способом. С небольших парусных судов спускали гребные шлюпки и поражали добычу гарпунами. После чего киты буксировались к берегу либо разделывались прямо в море. При этом «брали» не всех китов, а лишь тех, которые за счет огромных запасов жира не тонули, а держались на плаву.

С появлением паровых судов стало не только легче преследовать добычу, но и уменьшился риск потерять судно в результате кораблекрушения. В прибрежных зонах ведения промысла начали оборудовать базы, на которых вводили механизацию разделки туш.

В 1876 году норвежец Свенд Фойн совершил технологический прорыв. Изобретенная им гарпунная пушка позволила китобоям резко повысить эффективность стрельбы. А еще одно его изобретение способствовало тому, что добычей стали даже те киты, которые после их поражения тонули. Фойн начал при помощи компрессора накачивать их воздухом.

Обратная сторона медали постоянно наращиваемого промысла открылась в начале ХХ века. Было истреблено столь громадное количество китов, и столь мало их осталось, что китобойный промысел стал малорентабельным. Так, например, в 1912 году китобойный флот Великобритании на три десятилетия «вышел из игры».

Правда, в результате определенных мероприятий, к которым относились моратории на отлов определенных видов китов либо введение квот, через некоторое время положение удалось несколько выправить.

В двадцатые годы ХХ века начали появляться плавучие китобойные базы, что позволило разделывать туши прямо в море, не тратя время и горючее для захода на береговые базы. Это были громадные суда, имевшие мощные силовые установки и экипаж, численность которого превышала 100 человек.

Первая советская

Именно такое судно входило в первую советскую китобойную флотилию. Им стал переделанный в доках Кронштадта купленный у США двухпалубный сухогруз «Глен Ридж». Сухогруз имел длину 115 метров, ширину 16 метров и водоизмещение 10537тонн. После перепрофилирования судно получило название «Алеут». Так же называлась и китобойная флотилия, в которую наряду с плавучей базой вошли три судна-китобойца.

«Алеут» был оборудован салотопенными котлами и сепараторами, а также тремя паровыми пилами. Для затаскивания туш на разделочную палубу был сделан наклонный слип под углом 45 градусов к поверхности воды. Он имел ширину 5 метров и длину 17 метров. Подъем туш осуществлялся при помощи трех паровых лебедок грузоподъемностью 30 тонн. В экипаж входили 126 человек.

Главная энергетическая установка судна включала три паровых котла и поршневую паровую машину, которая приводила во вращение 4-лопастный гребной винт. Главные котлы работали на угле, полный запас которого достигал 3813 тонн. Скорость полного хода составляла 9,5 узла.

В состав флотилии входили три судна-китобойца: «Трудфронт», «Энтузиаст» и «Авангард». Они развивали скорость 12,5 узла. Китобойцы были оснащены гарпунными пушками и паровыми лебедками. К середине 30-х годов «Алеут» добывал до 500 китов в год.

В послевоенный период мощность советского китобойного флота возросла многократно. В 1947 году появилась флотилия «Слава», промышлявшая у берегов Антарктиды. 5-палубный корабль-база длиной 150 метров имел водоизмещение 28 тыс. тонн и скорость 12 узлов. В экипаж входило 350 человек.

В конце 50-х годов — в 60-е годы в Советском Союзе появились еще 4 китобойные флотилии. 2 из них — «Советская Россия» и «Советская Украина» — стали крупнейшими в мире. Базы этих плавучих заводов имели длину 217 метров и водоизмещение 45 тыс. тонн, на них работали более пятисот человек. Их обслуживали 20 быстроходных китобойных судов и вертолет-разведчик. Производственная мощность базы позволяла разделывать в сутки 75 китов общим весом свыше 4 тыс. тонн, получая 1 тыс. тонн жира и 200 тонн китовой муки.

Китов берет под охрану ООН

Если в начале прошлого века возникла проблема с поголовьем китов, то при громадных мощностях китобойных флотилий мира в 70-х годах наступила катастрофа. Некоторые виды китов исчезли, некоторые, например, гигантский синий кит, были занесены в Красную книгу.

И это было вполне предсказуемо, если пронаблюдать мировую динамику добычи китов. В 30-е годы добывалось 50 тыс. животных за сезон. Потом наступил кратковременный спад. Но к концу 60-х годов цифра добычи удвоилась, достигнув 100 тыс. китов в год.

Бессменным лидером долгое время был Советский Союз, на долю которого приходились 43% мировой добычи. Чуть позади с 41% шла Япония. Третье место занимала Норвегия.

Советские экономисты, комментируя успехи отечественной китобойной отрасли, утверждали, что один рейс флотилии «Слава» в денежном выражении эквивалентен забою 2 млн. овец.

Однако в 1982 году в ситуацию стихийной добычи решительно вмешалась Международная китобойная комиссия (МКК), объявившая мораторий на весь коммерческий китобойный промысел. С этим решением не согласились СССР, Норвегия, Япония, Фарерские острова и Исландия, продолжив добычу. Правда, для приличия несколько сократив ее объемы до 2 тыс. китов в год на всю «великолепную пятерку». Однако СССР в 1987 году вышел из игры по причине изношенности двух своих оставшихся флотилий. И вскоре «Советская Украина» была продана на лом в Турцию, а «Советская Россия» — в Индию.

Мораторий МКК не распространяется на традиционный промысел, которым занимаются коренные северные народы — например, алеуты и эскимосы. Для них выделяются квоты, которые колеблются от 20 до 150 китов в год в зависимости от численности населения в том или ином северном регионе. Разумеется, при этом запрещен забой китов, которые находятся на грани исчезновения. К таковым относятся некоторые виды усатых китов — серый, гренландский, численность которых в некоторых районах северного полушария не превышает нескольких десятков особей.

В случае возникновения трудноразрешимых международных конфликтов в сфере китобойного промысла дела передаются в Международный суд ООН. И эта весьма авторитетная институция способна влиять на ситуацию. Так, например, в марте 2014 года по иску Австралии суд запретил Японии вести китобойный промысел у побережья Антарктиды. И Япония была вынуждена согласиться с этим решением.

Фото: ИТАР-ТАСС/ EPA.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня