Подмосковье грозит утопить столицу в ее мусоре

А чиновники вместо установки контейнерных площадок поют мантры о «проплаченных акциях»

  
2373
На фото: во время акции протеста у полигона твердых бытовых отходов "Ядрово" в Волоколамском районе
На фото: во время акции протеста у полигона твердых бытовых отходов «Ядрово» в Волоколамском районе (Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС)

Журналистский ажиотаж вокруг мусорных бунтов в Подмосковье в последнее время несколько поутих, чего нельзя сказать о запахе свалок практически во всех районах Московской области, который с наступлением теплой погоды только продолжает усиливаться. Власти на местах включают все административные ресурсы на всю катушку, а жители судорожно пытаются найти хоть какой-нибудь выход, обвиняя «мусорных королей» в наплевательском отношении к людям ради собственной наживы. Однако, похоже, истинные корни этой проблемы растут совсем из другого места, чем полагают некоторые.

— Когда в 2012—2015 годах в столице заключались госконтракты на вывоз мусора, понятное дело, все это «затачивалось» под определенные компании и под конкретных людей, — рассуждает руководитель некоммерческой организации Центр «Устойчивое развитие» Наталья Розина. — Но суть не в том, есть или нет в сложившейся схеме какой-то коррупционной составляющей, а в том, что в сфере утилизации мусора в столице творился форменный бардак, и вот таким способом здесь попытались, пусть на скорую руку, но навести хоть какой-то порядок. К сожалению, контракты составлялись отнюдь не профессионалами, складывается такое ощущение, что писали их, простите, абсолютно «от балды». И мне кажется, что делалось это все даже не по какому-то там особому злому умыслу, а просто по принципу «давайте сейчас срочно чего-нибудь сляпаем и все».

«СП»: — Откуда у вас такое ощущение?

— Потому что многомиллиардные контракты в итоге представляли собой всего по 10−15 страниц формата А4. К тому же, все они оказались разными, причем отличия имеются в разных частях. Где-то одни нормативы, где-то другие нормативы прописаны по раздельному сбору мусора. Но главная их особенность в том, что они в первую очередь определяли вывоз из московских дворов, а вовсе не налаживание раздельного сбора вторичного сырья. Правда, в каждом контракте пункт о раздельном сборе мусора все-таки есть. И вот содержащиеся в них показатели, нормативы сбора, количество контейнеров и прочие цифры, как я уже говорила, различаются для каждой из организаций, где-то совпадают, где-то не совпадают. Компании, которые пытались и до сих пор пытаются этот самый раздельный сбор все же наладить, есть. У некоторых даже получилось. Например, в Зеленограде, где очень мощно представлено общественное экологическое мнение.

«СП»: — И что, приемлемо получилось?

— Не скажу, что выглядит идеально, идеал — это, наверное, из разряда сказок, но, в принципе, там все достаточно хорошо. Однако в процессе всего этого действа выяснилось, что организация раздельного сбора мусора — дело не просто низкорентабельное, а в целом не рентабельное как таковое. Особенно для крупных компаний, которым просто вменили это в обязанность в добровольно-принудительном порядке. Помните, раньше везде книги продавали, так сказать, «в нагрузку»? Вот для них это оказалось примерно тем же самым, эдакой «нагрузкой».

«СП»: — Обоснуете?

— Основной смысл контрактов заключался в том, чтобы как можно оперативнее, в течение суток, максимум — трех, мусор вывозился из дворов и куда-то увозился с глаз долой. И до определенного момента компании-подрядчики доблестно это все выполняли. Потом выяснилось, что организации, офисы, магазины и все прочие медицинские центры с фитнес-клубами, расположенные на первых этажах жилых домов, заключать отдельные договоры на вывоз мусора на коммерческой основе, как это и предусматривалось госконтрактами, не хотят. А ведь подразумевалось, что как раз на эти деньги фирмы-утилизаторы должны будут как-то благоустраивать подведомственные районы.

«СП»: — И что же произошло?

— Конечно, чисто на бумаге, исключительно для проверяющих, такие «липовые» контракты все же были заключены. Но на деле фактически 99% всех этих контор и магазинов стали просто тупо сваливать весь свой мусор в общие дворовые контейнеры. Предотвратить это не реально, так как никаких запирающих устройств и прочих ограждений-барьеров, за редким исключением, не установлено. В результате компании, вывозящие отходы по госконтрактам в определенных объемах, столкнулись с необходимостью удалять вдвое-втрое больший поток мусора, но за прежние деньги. Поэтому-то они и стали переходить из рук в руки, настоящие владельцы стремились избавиться от неприбыльного бизнеса. И никто не захотел сесть и разобраться, почему бюджетные деньги оказались так недальновидно распланированы.

«СП»: — А кто именно разрабатывал это контракты на вывоз мусора?

— Разрабатывались они в столичном департаменте жилищно-коммунального хозяйства. Собственно, это же ведомство и подписывало все соглашения с подрядчиками.

«СП»: — И что, ни с кого за подобную безалаберность так до сих пор и не спросили? Никто «под раздачу» не попал?

— Как ни странно, «под раздачу» попадают районные подразделения ГБУ «Жилищник», хотя они как раз не являются стороной контракта — они просто балансодержатели мусорных контейнеров и контейнерных площадок. Но когда компания-подрядчик несвоевременно вывозит мусор, как раз на местный «Жилищник» «прилетает» жалоба от граждан. «Жилищники», понятное дело, как могут устраняют завалы мусора, но они не имеют возможности никаких ответных санкций к нарушителям применить, потому что, повторюсь, ни стороной контракта не являются, ни контролирующим органом. Максимум, что они могут сделать, так это пригнать дворников, которые соберут раскиданный по площадке мусор обратно в контейнеры. Или, понимая, что все нормы превышены, за дополнительные деньги заказывать дополнительный контейнер, который потом, опять же, за отдельную плату, вывезет сторонняя подрядная организация, благо в столице таких много.

«СП»: — Так а что же выигравшие госконтракты компании? Сидят и в ус не дуют?

— Есть компании, которые стараются работать качественно. Но, например, «МКМ-Логистика» вместо выполнения контрактов в ЗАО и ЮЗАО занимается имитацией бурной деятельности. А, к примеру, «ЭкоЛайн», как, впрочем, и все остальные подрядчики, находится, в трудной ситуации. Заключается она в следующем. Ни в каких нормативных документах не фигурирует такая вещь, как место для раздельного сбора вторичного сырья. Есть просто контейнеры для сбора мусора, но вторсырье же таковым не является. По идее, в каждом дворе должны быть две площадки — для отходов своя, для вторсырья своя, но этого нет, опять, же, за очень редким исключением вроде ТСЖ «В Раменках» или в «Ломоносовский, 18», нигде. Коль скоро в нормативных документах площадки для вторсырья отсутствуют, «госконтрактники» делают ход конем — пишут письмо в управы с просьбой выделить под таковые места. Из «Жилищников» приходит ответы в духе «у нас нет для этого возможностей», хотя я лично думаю, что зачастую это тоже лукавство. И в результате складывается ситуация, когда вывозящие компании говорят — мы не виноваты, мы просили место для контейнеров под вторсырье, нам не дают, значит, будем вывозить несортированными кучами.

«СП»: — Неужели действительно патовая ситуация получается и ничего невозможно сделать?

— Да в том-то и дело, что при нормальном и вдумчивом подходе к делу все возможно. Есть в Москве, например, ТСЖ «Раменки», где контейнеры под ту же макулатуру уже несколько лет стоят прямо у каждого подъезда каждой многоэтажки, благо правление получило справку из столичного ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций города — авт.), где черным по белому написано, что правила вроде обязательного расстояния в сколько-то метров от подъезда на эти контейнеры не распространяются. И по договоренности с ТСЖ местный предприниматель периодически эту макулатуру отвозит на переработку. Всем удобно, все довольны.

Только вот ни управам, ни префектурам, ни «Жилищникам» никто никакие KPI (английская аббревиатура ключевых показателей эффективности деятельности предприятия — авт.) по организации отдельного сбора отходов не выдает, то их сотрудникам проще ответить — раз у нас на мусорных площадках места нет, значит, и все, не нужен нам раздельный сбор никакой. Пожалуй, единственное исключение из этого правила — управа Тропарево-Никулино, которая пошла навстречу жителям и нашла место для контейнеров под вторсырье аж на 30 площадках, когда появилась фирма, готовая это все забирать. Работала схема два года, правда, сейчас по случайному стечению обстоятельств, пока застопорилась, но предпринимаются активные попытки ее реанимировать.

«СП»: — Что должно произойти, чтобы исключение стало общим московским правилом?

— Тут должна либо команда «сверху» последовать — хватит дурака валять, занимайтесь как положено организацией мест для сбора вторсырья, либо должна некая добрая воля чиновников проявиться. Реализовать повсеместный раздельный сбор можно в течение нескольких месяцев и это не потребует больших затрат. Нужно просто чтобы кто-то принял решение, что это должно быть сделано.

«СП»: — Неужели проблема может быть так просто решена?

— Не так-то все тут и просто. Для крупных вывозящих компаний эта деятельность по вывозу вторсырья нерентабельна, как говорится, по умолчанию. Безусловно, этим должен заниматься мелкий или средний бизнес. Но и тут не все однозначно. Для таких компаний рентабельность подобного бизнеса не может начинаться с трех контейнеров в районе. Точек для сбора вторичного сырья в локации должно быть как минимум штук сорок, а в дополнении к ним — небольшая площадка для досортировки и накопления вторичного сырья. Только тогда заготовителю это будет интересно, и он сможет на «ГАЗелях» вторсырье систематически забирать, прессовать, накапливать и отправлять на переработку. Но контракты, увы, написаны так, что для раздельного сбора утиля позволено обустроить только одну площадку на каждые 12,5 тысячи населения, да и то если «Жилищник» место выделит. А как выделяются места — я уже выше рассказывала, из разряда — на столбе мочало, начинай сначала. Этот круг надо как-то разрывать.

«СП»: — У вас есть какие-то конкретные предложения на этот счет?

— Да, организация РСО в городском районе — это не сложно. Для начала нужно выделить места и установить в точках притяжения для жителей контейнеры для вторичного сырья. Они могут стоять около подъездов или возле магазинов или около площадок. Главное, чтобы контейнеры для вторичного сырья выделялись внешне.

Далее на территории каждого района Москвы выделяется территория в 100−200 квадратных метров, где бы разместился пункт приема и накопления вторсырья. Не мусора, а именно вторсырья. Площадку эту можно сдавать в льготную, а еще лучше — в бесплатную, аренду на конкурсной основе какому-нибудь индивидуальному предпринимателю или некрупному ООО, либо вообще НКО. На площадке мусор досортируют, прессуют, накапливают в каком-то разумном объеме, после чего вывозят.

При этом в каждый двор, школу, детский сад и другие «точки притяжения» людских масс в идеале еще нужно бы поставить хотя бы по одному контейнеру для бумаги, пластика, стекла, старой одежды и так далее. Тогда, предположим, в понедельник заготовитель на Газели изо всех этих мест забирает стекло, во вторник — бумагу, в среду — пластик. Это же вторсырье, его можно вывозить не каждый день, оно не пахнет и не гниет. Такой подход поможет сократить вывоз на полигоны на 30−50%.

Далее на всех предприятиях общепита можно установить устройства для высушивания и измельчения пищевых отходов. И уже пакеты с сухой трухой вывозить так же раз-два в неделю как компост. Можно использовать этот компост на городских газонах — экономия городу и качественный уход за растениями. Если эту систему последовательно понемногу донастраивать, в итоге останутся только небольшие неперерабатываемые «хвосты», об утилизации которых и нужно уже задумываться глобально — сжигать их или закапывать. Но это уже будет 20−30% от объёма или даже меньше!

Но ни правительству города, ни депутатам, ни главам управ это не интересно. Их ведь за инициативу никто не похвалит, по головке не погладит, никак не простимулирует. А если вдруг система даст сбой, еще и по шее, образно выражаясь, надают. Если же ее не будет вовсе — никто ругать и наказывать не будет. И тут даже не в коррупции дело или злом умысле. С одной стороны, это просто непогружение в проблему. Вот в одном из подмосковных городов не так давно власти распорядились на всех площадках выкрасить один контейнер в синий цвет и написать «пластик». Управляющие компании взяли под козырек, указание выполнили. Люди наполнили пластиком эти контейнеры. Активисты приходят в администрацию и спрашивают — кто и когда этот пластик увезет? Чиновники удивленно за голову схватились — его что, еще и вывозить как-то надо? Налицо элементарное непонимание ситуации. Но с другой стороны, понимающих и знающих тему рециклинга людей власти почему-то слушать не хотят. Хотя это так просто — найти несколько знающих, грамотных людей и помочь им проект реализовать.

«СП»: — По какой причине?

— Да все по той же. Никаких распоряжений и инструкций «сверху» в управы на этот счет никто не спускает. Штрафов и KPI на этот счёт никаких нет. Проще отмазаться от организации раздельного сбора, свалив все на ленивое и ничего не умеющее население, чем получать по шапке за неуместную инициативу или, не дай бог, системный сбой и от начальства, и от жителей.

На уровне города эта проблема тоже никак не решается. Например, общественность Подмосковья намеревается добиваться полного закрытия всех полигонов и неприема отходов из столицы. Но вместо того, чтобы наконец-то начать как следует контролировать процесс сбора вторсырья и тем самым хотя бы вполовину сократить поток мусора на областные полигоны, все забалтывается разговорами о каких-то акциях неких специально проплаченных людей. Поверьте, как только помойкой будет постоянно вонять у вас в квартире — вы сразу захотите найти виноватого, даже если вы вполне лояльный гражданин. И ведь средства у столицы на организацию процесса раздельного сбора отходов у московских властей имеются. Но попытки делать вид, что проблемы не существует, закончиться могут очень плохо.

«СП»: — Чем же именно?

— Возможно, я опишу совсем уж апокалиптичный сценарий, но это мне кажется наиболее вероятным результатом. Полигоны в Подмосковье рано или поздно закроют полностью, а жители области выйдут на дороги и перекроют их для столичных грузовиков с отходами. И тогда весь мусор будет валиться вдоль трасс, на улицах мегаполиса и по всей Новой Москве.

Как-то в Милане местные мусорщики бастовали две недели. Последствия потом устраняли целых полгода. Вы представьте, сколько всего придется разгребать, если подобный мусорный коллапс случится в Москве хотя бы на неделю? А если это приключится летом, в разгар жары? И все к этому идет, ведь это два-три года назад проблему раздельного сбора вторичного сырья можно было решать в спокойном рабочем режиме. Сейчас же ситуация зашла настолько далеко, что даже «пожарные» меры приводят, мягко говоря, к очень спорным результатам.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Блохин

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня