Ждать ли майдана в Казахстане?

О «западенцах» с полуострова Мангышлак и проблемах «русской крыши»

  
33120
Ждать ли майдана в Казахстане?

(Предыдущие части казахстанского цикла статей Виктора Шацких можно посмотреть здесь и здесь).

Русскоязычные регионы Казахстана, жители которых не хотят учить казахский язык (в последние месяцы их перестали с этим торопить) и предпочитают смотреть российские телеканалы - конечно, не единственная проблема молодого суверенного государства.

Недавно в Алма-Ате состоялся футбольный матч между местной командой и гостями из Западного Казахстана. Перед его началом по проспекту Абая, центральной улице южной казахстанской столицы, прошла странная демонстрация. Толпа возбуждённых молодых казахов, перегородив автомобильное движение, несла огромный плакат, надпись на котором переводится на русский как «Младший жуз» (это один из трёх крупнейших казахских кланов, самый воинственный) и скандировала не только обычные футбольные кричалки, но и «оскорбления в адрес жителей Алматы», как написали местные газеты.

Ядро Младшего жуза, его «сплотка», если использовать известное выражение Александра Солженицына, находится на полуострове Мангышлак (по-казахски Мангистау). Это крайний запад Казахстана. Там добывается много нефти, но уровень жизни местного населения очень низкий. Вообще, современный Казахстан «страна контрастов» даже в большей степени, чем Россия. У нас нищета начинается в полусотне километров от блистающей столицы, в Казахстане — в десяти-пятнадцати. Это Азия. Края социальной пропасти там круче, а глубины бездонней. Горячая казахская молодёжь это видит и не всегда готова терпеть.

Три года назад настоящим шоком для всей республики стали кровавые события в Жанаозене. Это город опять же на Мангышлаке. Там полиция расстреляла из автоматов демонстрацию местных рабочих. Не слишком мирную. По официальным данным погибли 14 человек, по неофициальным — гораздо больше. Единой оценки этой трагедии до сих пор нет. С одной стороны, очевидны её социальные корни: нищета окрестных аулов, огромная разница в зарплатах местных рабочих и менеджеров верхнего звена, среди которых много иностранцев. С другой — некоторые эксперты признают региональный и «жузовый» фактор — тут же, впрочем, сворачивая на тему беглых казахских миллиардеров, которые из-за границы раскачивают казахстанскую стабильность.

Кстати, российские читатели постарше наверно помнят название Новый Узень: в конце 1980 годов в окрестностях этого города происходили кровавые стычки кавказской и казахской молодёжи. О них говорила вся страна, в ту пору ещё единая. Кавказцев в результате вытеснили, заставили уехать. Так этот Новый Узень и есть Жанаозен, только переименованный. Точнее, название города в суверенном Казахстане просто перевели на государственный язык («жана» по-казахски «новый»).

В общем, народ на Мангышлаке живёт пассионарный. Бедный, но гордый. У местного казахского племени адай была (да почему была — есть и сейчас) поговорка, которая в переводе на русский звучит так: «если ты узнал меня, значит, я адаец, если не узнал — значит, я бог». С Россией у здешнего населения традиционно непростые отношения. Сильны традиции басмачества. В 1929 году на Мангышлаке случилось мощнейшее антисоветское и антирусское восстание. На удивление хорошо подготовленное. У местных чабанов оказалось много винтовок, которые за десять лет до того они покупали у возвращавшихся с Первой мировой войны солдат и сберегли до случая.

Тут вспоминаются сразу и Бандера и горячие арабские парни из Каира. Точнее — парни, приехавшие в Каир из египетской глубинки, чтобы показать зажравшейся столице, кто в доме хозяин.

Почти в один день с напугавшей сытую Алма-Ату прогулкой футбольных фанатов, с которой я начал свой рассказ, в южной столице республики состоялась презентация книги «Коктейль Молотова. Анатомия казахстанской молодёжи». Это сборник, подготовленный группой известных казахстанских социологов и политологов. Только правильнее было бы написать в названии не «казахстанской», а казахской молодёжи. Потому что «некоренная» молодёжь давно уже ведёт себя в Казахстане смирно. И вообще её становится всё меньше. Средний возраст русского населения в республике около 45 лет, казахского — 27.

Один из авторов книги, социолог Толганай Умбеталиева, отмечает, что проведённый ею опрос показал: местная молодёжь считает, что всё вокруг коррумпировано. Почти нет возможности честно заработать на квартиру, на образование. Да и просто найти работу без «блата» и родственных связей очень трудно.

Также социологи выяснили, что современная казахская молодёжь почти не читает книг. Исключение составляет только религиозная литература. Большинство опрошенных ходят в мечеть и совершают ежедневный намаз. Многие провинциальные казахи отметили свою неприязнь к «городским», особенно те, кто имеет опыт работы на стройке, куда провинциалы, как правило, устраиваются без документов и договоров. Они в долг снимают жильё, занимают деньги на еду и одежду — а потом работодатель их «кидает», и ребята остаются не просто без копейки, но и с долгами.

Примерно то же происходит в больших российских городах с гастарбайтерами из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. Но казахские-то бедолаги, вроде, у себя дома. Или этот дом захватили враги?

Политолог Досым Сатпаев тоже считает, что среди казахской молодёжи растёт количество аутсайдеров, считающих себя чужими на празднике жизни. «Часто из них рекрутируются те самые молодые люди, которые участвуют в деятельности экстремистских и террористических организаций не только в Казахстане, но и за его пределами — в Афганистане или в Сирии. Правительству следует не на бумаге, а на деле проводить работу по ликвидации социального неравенства», — подчёркивает казахстанский политолог.

— Если не решать эти проблемы, то возникает риск пойти по пути некоторых арабских стран, где именно молодежь смела правящие режимы, — говорит Досым Сатпаев.

Пока в силе Нурсултан Назарбаев, в республике удаётся сохранять стабильность. Но казахстанскому президенту уже хорошо за семьдесят. Как долго ещё он сможет в условиях меняющихся демографических пропорций (казахов всё больше, русских всё меньше), обостряющихся социальных и региональных проблем балансировать разнонаправленные интересы? Удастся ли Казахстану избежать украинского и арабского сценариев?

Известный российский публицист Леонид Радзиховский считает, что и для Назарбаева, и для Казахстана в целом стабилизирующим фактом выступает Россия. Правда, с рядом существенных оговорок и грудой подводных камней.

— Что будет, когда Назарбаев уйдет, это большой вопрос, — говорит Радзиховский. — Казахстан — лакомый кусок. Там богатые месторождения и масса интересов у разных международных компаний. Короче говоря, наследство остается не хилое.

По мнению Радзиховского, в Казахстане есть опасность не только «внутрисемейной драки» среди кандидатов в преемники или преемницы (у Назарбаева, как у короля Лира, три дочери, и ему трудно определиться с выбором Корделии, единственной «правильной» из них), но и «драки с привлечением более широких международных кругов» и даже «международной драки».

— В этой ситуации для Назарбаева очень важно заручиться твердой и ясной поддержкой России, политической поддержкой. А если дойдет до дела, то и военной. Это тоже вполне не исключенный вариант. Во всяком случае, на уровне символическом, военная поддержка — вещь не лишняя.

«СП»: — Иногда достаточно просто обозначить её возможность.

— Ну да, обозначить, что мы, русские, своих на войне не бросаем, в обиду не даем. Это с одной стороны. Но с другой стороны, «русская крыша», как любая «крыша», это сомнительное удовольствие. Потому что «русская крыша» может (на примере Украины Назарбаев это отчетливо видел), так взбаламутить ситуацию, так замутить, таких дров наломать… То есть «русская крыша» это обоюдоострое оружие. Да, она очень хороша, если поможет по просьбе Назарбаева передать спокойно и безболезненно наследство тому, кому он захочет. Но она крайне опасна в том смысле, что может взбаламутить Восточный и Северный Казахстан, поднять русских, разжечь огонь сепаратизма и начнется такой хаос, по сравнению с которым Украина еще может показаться подарком. Тоже не исключенный вариант…

— Я не думаю, что Путин преследует такие планы в отношении Казахстана. Полагаю, на сегодняшний день никаких подобных целей у него нет. Хотя он, конечно, понимает, что это можно сделать, но сейчас это ему не нужно. Зачем? Я думаю, что Казахстан в рамках Евразийского союза — раз, Казахстан авторитарный, и в этом смысле похожий на Россию — два, Казахстан, связанный с Китаем, поэтому с ним ссориться не выгодно России — три. И Казахстан, в общем-то, достаточно антиамериканский, хотя никогда это не обозначает, но при голосованиях в ООН занимает нейтральную позицию, не поддерживает Америку — четыре, — такой Казахстан Путина вполне устраивает. И в такой ситуации поддерживать сепаратистов, что-то разжигать и раскалывать он не хочет и не будет. И свои обязательства по отношению к Казахстану, безусловно, выполнит. Но он их выполнит в том случае, если будет считать, что Казахстан, в свою очередь, выполняет свои обязательства (и формальные и неформальные, «по понятиям»), которые вытекают из вступления в Евразийский союз.

А вот Казахстан прозападный, то есть проамериканский, то есть тот, в котором сбросили семью Назарбаевых и начались выборы и так далее, Казахстан, который проводит приватизацию в интересах каких-то западных компаний, такой Казахстан Путин не допустит, разумеется, никогда, — считает Леонид Радзиховский.

Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Марков

Политолог

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня