18+
вторник, 23 мая
Общество

Места, где зреет русский бунт: Магнитогорск, Нижний Новгород, Уфалей…

Четверть населения страны оказалась в заложниках у нескольких десятков собственников

  
120

В ноябре прошлого года известный экономист Евгений Гонтмахер в своей статье «Новочеркасск-2009» обрисовал, как будет развиваться ситуация в российских моногородах, где вся жизнь зависит от одного-двух предприятий. Прошло полгода, и сценарий начал сбываться. Сначала на Дальнем Востоке в поселке Светлогорье, в котором людям, потерявшим работу на «Русском вольфраме», нечего было есть. Затем в Пикалево, куда гасить пожар недовольства срочно прибыл Путин.

Не сегодня-завтра «рвануть» может еще в нескольких сотнях российских городов. Ряд специалистов называют цифру 459. Именно столько сейчас точек на карте страны, где ситуация на градообразующих заводах и фабриках близка к катастрофе, а местные власти не знают, что делать. Хозяева же предприятий и вовсе умыли руки.

«Свободная пресса» представляет карту наиболее горячих точек, где в любой момент может вспыхнуть «пикалево». Где люди, лишенные работы и заработка, доведены до последней черты отчаянья, месяцами не получают зарплат и влачат жалкое существование. Возможно, кого-то удивит, что в наш список попал Нижний Новгород. Однако именно на ГАЗе прошли и, видимо, грядут самые большие в отрасли увольнения. Так что социальный взрыв может прогреметь и там.


Из досье «СП»:

Моногород — населенный пункт, все население которого и вся инфраструктура кормится вокруг одного или нескольких промышленных предприятий. Расположены моногорода на территории России практически повсеместно. В них проживает каждый четвертый россиянин, и до кризиса они производили 40 процентов всего валового регионального продукта.

Существует три типа моногородов, которые достались России в наследство от СССР:

— монопрофильные города-спутники крупных городов;

— монопрофильные города с несколькими градообразующими предприятиями;

— монопрофильные города с одним градообразующим предприятием.

Всего населенных пунктов примерно — 460. И все они фигурирует в так называемом «кремлевском списке» территорий повышенного социального риска.


Нет повести печальнее…

С развалом СССР часть моногородов обезлюдела. Но во второй половине 90-х и начале ХХI века эти населенные пункты получили второе дыхание — их оптом и в розницу, вместе с заводами и населением стали скупать олигархи. Для чего? Ведь большинство заводов представляли собой жалкое зрелище — отсталая инфраструктура, обветшалое оборудованием, малоквалифицированный персонал. Как сейчас выясняется, мало кто из покупателей собирался вкладывать деньги в развитие, хотя «под модернизацию» набирались сумасшедшие кредиты. Но тратились они на более выгодные и скороспелые проекты.

Первые же месяцы экономического кризиса напрочь уничтожили последние иллюзии насчет «восставшей из советского праха» России, про которую все 2000-е годы нам твердили околокремлевские экономисты. В результате — предприятия моногородов стали сыпаться, как карточные домики.

О временном спасении одного из них знает вся страна — это Пикалево. Проблему пикалевцев Владимир Путин решил лично и за 10 минут. Правда, многие экономисты посчитали, что это не метод — отчитывать перед телекамерами олигарха. Критики назвали историю с Пикалево — иллюстрацией системных проблем российской экономики, так толком и не реформированной. Сегодня эксперты предрекают самому Пикалево новую катастрофу уже к зиме. А неповоротливой вертикали власти вал аналогичных Пикалево эпизодов — уже грядущей осенью.


10 мест, которые близки к социальному взрыву

№ 1. Завод «Алттрак», г. Рубцовск, Алтайский край

Владелец: Эдуард Таран. В его владении «РАТМ Холдинг» — одно из крупнейших в России промышленных объединений, куда входит и «Алттрак». Таран — выпускник Новосибирского гуманитарного технического университета. Известно, что после учебы, он возглавил Фонд молодёжной инициативы на базе завода «Промстальконструкция», и уже в 1992 году создал свой «РАТМ», который за короткий срок превратился в крупнейшего угольного трейдера.

«Будем ждать Путина около наших заводов!» — написали в июне в одной из своих листовок рабочие завода «Алттрак». Предприятие знает вся страна, поскольку тамошние проблемы вновь решал лично Путин, а долги перед рабочими в течение нескольких дней являлись федеральной темой.

Но как и в случае с Пикалево, спасение утопающего вызвало у экспертов немало вопросов. Да, «РАТМ Холдинг» выплатил долги рабочим, но собственных средств затратил лишь 13,6 миллионов рублей — остальные 51,2 миллиона дала краевая администрация из регионального бюджета. Станут ли после этого рубцовские трактора более ликвидными? Никто не решается ответить положительно.

Сейчас работникам «Алттрака», по данным депутата Алтайского краевого заксобрания Сергея Юрченко, должны еще 15 миллионов. Рабочие пригрозили: если проблема не будет решена до конца, они оставляют за собой право на крайние меры — перекрытие железной дороги и федеральной автомобильной трассы.

Депутат Госдумы от алтайских коммунистов Алексей Багаряков:

— Ситуация не выправится, несмотря на действия властей: денег собственники найти не смогут, а без денег запустить завод невозможно. Пока ситуация в экономике не развернется, ничего не изменится.

№ 2. Горьковский автозавод, г. Нижний Новгород

Владелец: Олег Дерипаска, генеральный директор холдинга «Базовый элемент» и Объединенной компании «Российский алюминий». В 1999 году Дерипаска был награжден орденом Дружбы. Зарубежные СМИ называют бизнесмена близким другом Владимира Путина.

До кризиса на ГАЗе работало 40 тысяч, сейчас — 11,5 тысячи. 29 июня, руководство завода объявило, что сокращает еще 6,5 тысячи сотрудников. Об этом группа ГАЗ уведомила службу занятости города заранее, правда, речь шла о том, что с 1 июля уволят «лишь» пять с половиной тысячи человек.

Автозаводский район Нижнего Новгорода ныне считается наиболее криминогенным в городе.

Местные депутаты полагают, что менеджмент ГАЗа допустил ряд роковых ошибок, которые и привели к столь печальной ситуации.

Больше половины (53%) жителей Нижегородской области считают, что ГАЗ должен быть национализирован. Эти данные, полученные в результате соцопроса фонда «Открытая социология» очень не понравились менеджменту предприятия.

№ 3. Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (ЦБК), г. Байкальск, Иркутская область

Владелец: Олег Дерипаска.

Градообразующее предприятие. 49 процентов акций принадлежит государству. Прошлогодним решением суда, вынесенным по иску экологов, предприятие остановили, чтобы прекратить сброс отходов в Байкал. На ЦБК работало 2000 человек — примерно каждый шестой житель Байкальска. В июне в поселке больше недели проводили голодовку уволенные работники и требовали вернуть долги по зарплате. Одновременно в Иркутске был проведен пикет. Через некоторое время две трети долгов руководство выплатило — всего 87,6 миллиона рублей ($ 2,8 миллиона). Когда вернут остальные — неизвестно. Поскольку государство не намерено возобновлять производство, а также трудоустраивать уволенных, руководство предприятия выступило с заявлением:

«К сожалению, — написано в нем, — мы не можем обеспечить уволенных людей работой, так как восстановление деятельности жизнеспособного предприятия невозможно… Мы еще раз обращаемся к руководству Иркутской области с призывом предпринять срочные меры для подбора альтернативных вариантов трудоустройства жителей города».

Профсоюзный лидер комбината Александр Шендрик заявил «Свободной прессе»:

— Люди пытаются самостоятельно искать заработки. Едут за счастьем в Иркутске, в другие города, бросают семьи, селятся в общежитиях. Но на новых местах их также обманывают. Многие, отработав два-три месяца, возвращаются домой без денег… Вся проблема в том, что комбинат закрыли, а о его работниках забыли. Нам некуда ехать, нас никто и нигде не ждет.

№ 4. Горнопроходческое управление-Н, г. Новокузнецк, Кемеровская область

Владелец: называется некто Денис Десятников, но кто он, откуда и чем знаменит, «Свободной прессе» выяснить не удалось.

8 июня, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев обратился к прокурору Кузбасса Александру Халезину с просьбой принять меры по факту невыплаты заработной платы бывшим работникам расформированного «управления Н». Материалы, касающиеся нарушения трудового законодательства по отношению к работникам, до сих пор находятся в следственном отделе прокуратуры Новокузнецка. Губернатор считает, что бывший собственник Александр Леонов, бывший генеральный директор Вячеслав Коваленко и нынешний владелец Денис Десятников, должны быть лишены права впредь занимать руководящие должности.

В середине июня рабочим вернули часть долга — примерно 40 миллионов. Однако успокаиваться они не собираются, несмотря на то, что, по словам руководителя инициативной группы Владимира Четырина, им недвусмысленно дали понять, что остальных денег не видать, как своих ушей. А это от 30 до 100 тысяч рублей каждому из сокращенных. Практически все уволенные так и не смогли трудоустроиться после сокращения.

— Кинули нам немного, чтобы не рыпались, — говорит мрачно Четырин. — Первого июня наше письмо дошло до Медведева. А третьего он по телевизору вспомнил про Пикалево и пообещал увольнять губернаторов. Сразу с нами встретился заместитель Тулеева — Малахов, и нашлись те 40 миллионов… Не знаю, как они дальше что порешают, но если людям все деньги не отдадут, то нам терять нечего!

№ 5. Баранчинский электромеханический завод, пос. Баранчинск, Свердловская область

Владелец: Павел Федулев. 17 апреля 2008 года областной суд приговорил его к девяти годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков на территории предприятия «Оборонснабсбыт», которые сопровождались погромами, уничтожением имущества и оказанием сопротивления милиции. Суд установил, что Федулев устроил беспорядки, чтобы похитить у предприятий «Оборонснабсбыт» более 30 миллионов рублей. Федулева арестовали в ноябре 2006 года, но до сих пор он является владельцем нескольких крупных предприятий Свердловской области. До ареста бизнесмен избирался депутатом Законодательного собрания области.

БЭМЗ — градообразующее предприятие и один из самых проблемных активов в Свердловской области. Тут трудится более тысячи рабочих, которые уже девять месяцев не получают зарплату. Несмотря на то, что завод имеет заказы. Кредиторская задолженность по зарплате достигла уже 20,8 млн. рублей. Долги за газ — 38 млн., за электроэнергию — 15,7 млн., около 40 миллионов — долги в бюджеты всех уровней. С середины июня предприятие частично простаивает. Все движимое и недвижимое имущество БЭМЗ арестовано за долги.

Губернатор Эдуард Россель, следуя примеру Владимира Путина и указаниям Медведева, решил лично заняться проблемным предприятием. 29 июня он приехал на БЭМЗ и пригрозил руководству завода: если к 1 августа не будет ликвидирована задолженность по зарплате, то предприятие сменит собственника.

№ 6. Богдановичский фарфоровый завод, пос. Богдановичи, Свердловская область

Владелец: кузина Павла Федулева — Марина Марценюк.

Рабочие этого градообразующего предприятия 23 июня попытались перекрыть федеральную трассу Тюмень-Екатеринбург из-за того, что «Уралсевергаз» отключил завод от газоснабжения. Протестующие были остановлены сотрудниками милиции в 400 метрах от трассы.

— Прекращение поставки газа на завод равносильно гибели предприятия, — заявила начальник юридического отдела, представитель трудового коллектива Надежда Антропова. —  При этом 700 человек, в основном женщин, останутся без работы.

В «Уралсевергазе», между тем, считают, что решить проблему может смена собственника, а отключение ими газа — это попытка доказать преднамеренность банкротства БФЗ и попытка привлечь его владельца к ответственности.

Кстати, имущество завода уже однажды расхищали. 20 апреля 2009 года в Екатеринбурге вынесли приговор преступникам, обобравшим фарфоровый завод в Богдановиче. Участниками хищений являлись: бывший финдиректор предприятия Ткачук, юристы Колясников, Мишенин и Темлякова, директор ООО «Металлурал-Плюс» Залевский, руководитель ООО «Металл-Маш» Железных и директор ООО «Инвест-Актив-Оценка» Сидоркин. Преступники организовали серию финансовых махинаций, в ходе которых принадлежащие фарфоровому заводу 20 миллионов рублей были переведены на счета подставной фирмы.

№ 7. Ашинский химический завод, г. Аша, Челябинская область

Владелец: депутат законодательного собрания региона Валерий Алешкин. Выпускник Челябинского политеха. В бизнес попал, идя по стопам отца, возглавлявшего Ашинский химзавод и удачно его приватизировавшего. С 1992 года Алешкин-младший — собственник этого предприятия. Владеет также «Южноуральской химической компанией» и рядом дочерних фирм. Пытается оказывать влияние на политическую ситуацию в городе с помощью собственных СМИ, среди которых газета «Метро74», интернет-ресурс GazetaChel.ru, журнал Luxury Life и другие.

Город Аша кормит «Ашинский химический завод», крупнейший в Европе производитель этилацетата и бутилацетата. В первом квартале 2009 года по сравнению с тем же периодом 2008 года выручка предприятия сократилось на 88% - с 211 миллионов рублей до 25 миллионов. Экспортная выручка упала в 10 раз. Загрузка производственных мощностей не превышала в первом полугодии 2009 года 10%. Численность трудового коллектива завода сократилась на 10%.

№ 8. Уфалейникель, г. Верхний Уфалей, Челябинская область

Владельцы: Борис Зубицкий и два его сына. Возраст отца — 61 год, он депутат Госдумы, а в прошлом слесарь-ремонтник Кемеровского коксохимического завода (в 1992 году переименован в «Кокс»).

Как написало в середине июня одно из московских изданий, в 35-тысячном Уфалее революционные предпосылки налицо. Градообразующее предприятие -«Уфалейникель» — скорее мертво, чем живо. Еще весной руководство объявило об увольнении каждого шестого сотрудника, а еще почти половина работающих отправлена в частично оплачиваемые отпуска. Фактически без работы остаются 1,3 тысячи человек из 4 тысяч персонала завода.

Не платят зарплату, в городе часто отключают горячую воду. Местные жители в отчаянье. Все, как в Пикалево, с одной только разницей — верхнеуфалеевцам не повезло с федеральной трассой, которую можно было бы перекрыть в знак протеста — ее просто нет поблизости. Есть, правда, железная дорога, соединяющая Челябинск и Екатеринбург.

№ 9. Златоустовский металлургический завод, г. Златоуст, Челябинская область

Владелец: Вадим Варшавский, депутат Госудумы РФ. Контролирует металлургический холдинг «Эстар», в который и входит градообразующий «Златоустовский металлургический завод» (ЗМЗ). Кроме того Варшавский является основателем компании «Русская свинина» и владельцем коньячных домов «Ля Жассон» и «Круазетт».

В середине июня 2009 года Варшавский заявил, что более не является собственником ЗМЗ. Заявление он разместил на официальном сайте «Единой России», членом которой является. Заявление было сделано сразу после начала прокурорской проверки на ЗМЗ. После этого в Златоусте побывали депутаты Андрей Воробьев, Андрей Исаев, Михаил Тарасенко и Валерий Панов. Но и они не смогли найти ответ на вопрос: почему только один миллиард рублей из четырех с половиной привлеченных в виде банковских кредитов, были истрачены на модернизацию производства? И куда делись еще 12 миллиардов, выданных под поручительства ЗМЗ в виде кредитов третьим лицам?

Ситуация на заводе накалена до предела и влияет на настроения рабочих всего Южного Урала. Сумма долга по заработной плате достигла 65 миллионов рублей только за май. Правительство Челябинской области вынуждено было взять на свой баланс объекты социальной сферы предприятия, а губернатор Челябинской области Петр Сумин в конце июня лично занимался проблемами предприятия.

Между тем, экс-владелец завода Варшавский заявляет о своем личном банкротстве. Бизнесмен, который недавно фигурировал в «Золотой сотне» журнала Forbes и приглашал Элтона Джона на корпоративные праздники, говорит, что вынужден продавать квартиру в Москве, чтобы рассчитаться с кредиторами. По его словам, квартира арестована до судебного разбирательства, которое еще предстоит.

Варшавский утверждает, что продал завод известному российскому бизнесмену А. Бекову, но тот факт покупки отрицает. И это можно понять: пока не работало 90% производства, а завод официально готовили к процедуре банкротства, вопросов о владельце не возникало. Сейчас, когда областные власти пытаются удержать завод на плаву, начали решать проблемы долгов и выплат зарплат — завод никому не нужен.

— Собственника ЗМЗ найдет Генеральная прокуратура, — комментирует ситуацию губернатор Сумин. — Наша задача продолжить запуск цехов, обеспечить производство заказами и, конечно, полностью погасить долги по зарплате перед коллективом.

Дождутся ли рабочие?

№ 10. Магнитогорский металлургический комбинат, г. Магнитогорск, Челябинская область


Владелец: Виктор Рашников. Его бывшие акционеры ММК обвиняют в незаконном присвоении акций комбината.

…31 мая 2009 года был широко анонсирован изданиями, подконтрольными ММК, приезд в город шоумена Владимира Соловьева, который должен был провести в городе вечер под названием «Свет в конце тоннеля». За час до начала перед входом во Дворец культуры металлургов им. Орджоникидзе, где должно было проходить действо, выстроились пикеты Комитета обманутых акционеров ММК. Участники акции держали лозунги и транспаранты с текстами: «Владимир! Скажите, когда прекратится олигархический беспредел? Мы устали!», «Рашникова — под суд!», «Заклеймим позором олигархов!», «Владимир, скажите правду о Рашникове, как были украдены акции „ММК“ у десятков тысяч магнитогорцев?», «Миллиарды Рашникова — это кровь и пот трудового народа»…

На шоу разгорелась дискуссия между Соловьевым и представителями Комитета. Председатель его, Сергей Васильев, начал выступление со слов: «Рашников — вор!». «Соловьев, — написало на следующий день местное информагентство ИКД, — видимо, не очень хорошо подготовился защищать интересы олигархов, потому что его линия защиты Рашникова строилась на том, что Рашников всем все за акции заплатил. Говорить такое магнитогорцам, где в каждой семье есть обманутый Рашниковым акционер — это, конечно, просто слабо».


Чем все закончится?

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития:

— Моя статья «Новочеркасск-2009» заканчивается тем, что в город Н-ск, где возник бунт, присылают вагон денег, и завод снова начинает работать. Правда, до поры до времени, потому что он неэффективен и обречен обанкротиться. Но потом возникают такие же волнения в городе М-ске. Сценарий реализовался, к сожалению, практически буквально.

Это проблема всей нашей экономики, которая, мягко говоря, не соответствует требованиям времени… Справиться с проблемами такого масштаба, выработать адекватные пути их решения невозможно без конкурентной политической системы, без свободных СМИ, без общественной дискуссии о будущем страны. Надеюсь, Пикалево и другие подобные ситуации станут толчком для федерального центра и он, наконец, решится на преобразования, которые давно назрели.

Спасение моногородов может продлиться максимум полгода. Смотрите: в Пикалеве бизнес заставили работать себе в убыток, обеспечив кредитом госбанка. «Русский вольфрам» фактически приобрели местные власти, судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре — Сбербанк. Кому-то типа «АвтоВАЗа» просто дают бюджетные деньги. Но 2009-й — последний год, когда их можно тратить столь щедро. В 2010-м такие меры будут просто невозможны. Не хватит никаких ресурсов — ни финансовых, ни политических.

Геннадий Зюганов, руководитель фракции КПРФ в Госдуме РФ, председатель ЦК КПРФ:

 — Вторая волна экономического кризиса, похоже, начнется с августа нынешнего года, когда банковские неплатежи породят цепочку банкротств, а, следовательно, и невозможность даже под большие проценты взять кредиты.

По словам лидера КПРФ, предстоящая волна кризиса «продует уши и прочистит глаза даже тем, кто вчера был настроен антикоммунистически».

Глава коммунистов выразил опасение, что к осени число безработных в России может достичь 10 миллионов человек, и эта ситуация может привести к митингам и акциям протеста.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня