18+
понедельник, 27 марта
Общество

Наталья Воронцова, пытаясь доказать невиновность мужа, умерла в тюрьме

Дмитрий Воронцов, находящийся в СИЗО, даже не смог попасть на ее похороны, а маленькие дети думают, что мама уехала работать

  
1406

В новосибирском СИЗО 9 августа умерла мать двоих маленьких детей, 30-летняя Наталья Воронцова. Арестовали ее в ноябре прошлого года. Друзья и родственники говорят, что женщину, по сути, взяли в заложники, надеясь, что ее муж Дмитрий, обвиняемый в торговле наркотиками и вымогательстве, ради освобождения супруги, признает свою вину. Дмитрия Воронцова арестовали в августе, но в инкриминируемых ему преступлениях он не сознавался.

В камере у Натальи начались проблемы со здоровьем: постоянно держалась высокая температура и неожиданно появилось уплотнение на бедре. Тюремные медики говорили, что она здорова и обвиняли в симуляции. Лишь когда на месте уплотнения образовалась опухоль, заключенную доставили в медсанчасть. Операцию по удалению опухоли сделали в апреле. Врачи настаивали хотя бы на трехдневном нахождении под наблюдением в стационаре, но следствие в этом отказало. Уже через полчаса после операции, Наталью отправили обратно в холодную, сырую камеру СИЗО. В течение следующих месяцев, Наталья очень быстро из здоровой женщины превращалась в настоящую развалину: тело распухло, перестали сгибаться колени и почти не закрывались глаза. 21 июля ей сделали вторую операцию и поместили затем в реанимационную палату с диагнозом «сепсис». Охрана, согласно указаниям следователей, не позволяла передать ей даже горячего бульона, ведь по инструкции все продуктовые передачи должны идти через СИЗО. 9 августа Наталья умерла. У нее остались два маленьких сына — пятилетний Ваня и годовалый Дима. Они сейчас находятся под опекой своих бабушки и дедушки — родителей Дмитрия.

«Свободная пресса» связалась с подругой Натальи Верой Смоленской и попросила рассказать подробности этой страшной истории.

— Сегодня Диме — Наташиному мужу — разрешили приехать на ее могилу. Видимо, пошли на этот шаг потому что в городе история наделала много шума. — рассказывает Вера, — Его привезли на кладбище в сопровождении четырех охранников, к одному он был пристегнут наручниками, как будто, правда, какой-то рецидивист. Родители Димы тоже туда подъехали, с его младшим сыном. У них с Наташей была хорошая семья, ни лучше, ни хуже, чем у других. Жили они скромно. Поэтому даже люди, не знавшие их близко, удивлялись, что Диму объявили главарем наркомафии. Некоторые непреступники у нас живут гораздо богаче. Наташа даже в декрет по уходу за ребенком не пошла, сразу после родов вернулась на работу в наш ТСЖ, где была председателем. Я помню, как она каждый месяц ждала зарплату: «Ну когда уже, когда!» А зарплата — 4 тысячи рублей.

«СП»: — Ее арестовали как соучастницу мужа?

— Да, после ареста Димы, она сразу начала активную деятельность. Наташа была грамотная, знала законы и куда обратиться, все-таки закончила Институт Управления. Она приносила документы, искала нужных людей, адвокатов, которые могли помочь мужу. Когда мы виделись, Наташа рассказывала, что следователи ей угрожают, что отнимут детей, а мужу в приватной беседе пообещали «закатать обоих в асфальт». Вот такой начался кошмар. Она свою деятельность не прекратила, Дима так и не сознался, поэтому, видимо, ее и решили арестовать, как соучастницу.

«СП»: — Расскажите, до ареста у Натальи были проблемы со здоровьем?

— Она всего за полгода до этого родила ребенка. Женщины в период беременности проходят все возможные обследования и максимально следят за своим здоровьем. Забирали ее здоровой и красивой. Какой я увидела ее на похоронах невозможно описать: все тело — сплошная гнойная рана. Из-за этого ее даже хоронили в закрытом черном мешке.

«СП»: — Родственники и друзья как-то пытались ей помочь?

— С ней встречались родители Димы и она им постоянно жаловалась, что температура не падает, что все тело ноет и опухоль увеличивается. Когда ей все-таки сделали первую операцию и удалили опухоль, мы просто не могли поверить, что ее тут же отправили обратно в СИЗО Сам врач говорил следователям, что это опасно. Но нет у них, видимо, ни капли милосердия. Потом ей становилось все хуже. Мы вместе с Димиными родителями нашли специалистов-врачей, которые были готовы приехать в СИЗО с необходимой аппаратурой и сделать нужные анализы, чтобы понять, что с ней происходит. Следствие отказало, сославшись на то, что врачи, которых мы нашли, могут сфабриковать Наташины анализы по нашему указанию.

«СП»: — 19 июля у Натальи был суд по изменению меры пресечения, в каком состоянии она была к тому времени?

— Тогда она уже начала вся отекать. У нее не открывались глаза, не сгибались ноги. Судья у нее спросила, в чем дело, на что Наташа ответила, что мне, мол, тоже хотелось бы знать, что со мной происходит, но никто не дает ответа. Судья посмотрела дело, а в нем была справка о том, что она здорова. То есть, выходило, что она симулянтка. Хотя, не понятно, что же такое можно с собой сделать, чтобы так выглядеть. Срок заключения ей продлили, после чего сами следователи начали возить ее по врачам. Через три дня 21 июля ее доставили в гнойную хирургию. Наташе сделали срочную операцию. Родственникам хирург сказал: «Я не Бог, постараюсь сделать все, что смогу, но положение тяжелое». И добавил, что для восстановления после операции ей нужно усиленное питание — соки, бульоны. Два дня охранник разрешал передачи, а на третий отказал, сославшис на запрет следствия. Больше ее живой уже никто не видел. Она просто сгнила заживо.

«СП»: — Вы видитесь с Натальиными детьми?

— Да, сейчас родители Димы оформили над ними опеку и забрали к себе. Дети еще не понимают, что произошло. Старший Ванечка, недавно ко мне подошел и спрашивает: «А где моя мама, ты ее сегодня не видела?». Я говорю: «Нет, Ванечка, не видела». А он мне: «Она поехала зарабатывать деньги. Когда вернется, мы купим большую машину и улетим на ней в космос» Не знаю, откуда ребенок это взял, но слушать, когда он говорит о маме, очень больно. Я не верю в виновность Димы и Наташи. Но в любом случае, даже если молодая женщина в чем-то и виновата, можно ли обойтись с ней так бесчеловечно? Пока она находилась под следствием, ей были обязаны оказать медицинскую помощь. Все-таки правоохранительные органы должны нас защищать.

Дмитрий Воронцов все еще находится под следствием в СИЗО. Его старенькие родители-пенсионеры собирают документы, ищут адвокатов, носят передачи и заботятся о маленьких Диме и Ване. Дети верят, что мама с папой вернутся, и они снова будут вместе.

Фото из личного архива, [*]

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня