Общество / Война в Сирии

Ответственность царя

Сергей Митрофанов о непростом выборе между патриотическим воодушевлением и прагматизмом

  
3425
Реконструкция посвященная 100-летию с начала Первой мировой войны
Реконструкция посвященная 100-летию с начала Первой мировой войны (Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС)

Я бы предложил читателям «Свободной прессы» поиграть в царя. Нет, не в этого, а в того. Хотя можно и в этого. То есть лично встать у весов истории со своею личной гирькой, зная, в общем, чем обернется дело, когда ее положишь на соответствующую чашку.

В качестве поля игры — Сараево, 28 июня 1914. Тогда, как известно, наследник австрийского престола прибыл в Сербию, чтобы лично понаблюдать за военными маневрами. Он был достаточно умеренным политиком, отстаивающим ту точку зрения, что Босния имеет право на автономию, но тем самым не очень симпатичным сербским националистам.

И вот те решили его убить.

Кто участвовал в заговоре — сейчас уже не очень понятно, да и подзабылось. Есть основания полагать, что террористам помогала служба безопасности Сербии, инфильтрованная агентами «Черной руки» (тайной организации в структурах власти, имевшей цель объединить южнославянские народы в одно государство — в некий «южнославянский мир», так сказать). Объединить не получилось, зато убийство вышло прекрасно. Девятнадцатилетний Гаврило Принцип подкараулил наследника престола и выстрелил в него, а затем и в живот его жены — прекрасной Золушки из не очень обеспеченной семьи Софии Хотек, ее особенно жалко. Оба они в муках скончались.

Позже школьникам говорили, и они в это свято верили, что данный эпизод стал если не причиной, то поводом к Первой мировой войне. Хотя это не совсем так. Первая мировая началась все-таки не из-за балбеса с пистолетиком, а из-за реакции на это событие военно-политических бюрократий.

Так, Австрия решила провести расследование силами своей полиции, — как мы видим, она имела некоторые сомнения не доверять сербской стороне, — что Сербия посчитала посягательством на ее суверенитет. В дело вступила Россия, которой в это время руководил царь Николай II, у которого был давний пунктик по поводу Балкан и участия в судьбе этих народов. Если Младший брат взмолился о помощи, то Старший никак не мог ему отказать, точно так же считало и общественное мнение России.

Николай II заверил сербского королевича: «Ни в коем случае Россия не останется равнодушной к участи Сербии». Когда Австрия объявила войну Сербии, в ответ Россия объявила частичную мобилизацию. На мобилизацию, однако, отреагировал Германия, объявив войну России. И понеслось… Дочь Франца Иосифа, наследная принцесса Стефания, возлагала ответственность за последующую катастрофу непосредственно на Россию, якобы пытавшую не допустить объединение славян под флагом Габсбургов.

Так или иначе, но Первая мировая война убила миллионы — причем самым варварским контактным способом. Голодом, в штыковых атаках, пулеметных расстрелах и ядовитым газом. Но кроме того, она сокрушила и все империи участников, не выиграл никто. Если Гаврило Принцип (в 2014 году в Сербии ему поставили памятник как символу идеи освобождения) думал, что убийство наследника отвратит захват Сербии Австрией, то он жестоко просчитался. Все вышло с точностью до наоборот. Просчитался и Николай II, у которого в мозгу засела непоколебимая убежденность, что он является посредником между божественной волей и Россией, ее народом, славянским миром, следовательно, безгрешен и прав. В 2000 году его канонизировала и наша РПЦ, но де-факто он же ведь этим… попросту убил Россию.

Как ни странно, но лучшими защитниками царя в этом смысле является советская историография и ненавидящий царя его сменщик — Ульянов Ленин. Многие десятилетия советские историки писали, что Первая мировая война была неотвратима, потому что таков путь империализма. Следовательно, не выстрели Гаврило Принцип, ну, случилось бы что-нибудь другое. Алчные державы все равно схватились бы за рынки и колонии.

Однако справедливости ради мы должны заметить, что утилитарный мотив совершенно не преобладал в риторике тогдашних правящих классов. Миром в это время все еще правила аристократия, которая в минимальной степени думала о рынках. Она думала о Достоинстве, Провидении, Судьбе.

Газета «Биржевые ведомости» — то есть коммерческая газета — поместила статью под названием: «Россия хочет мира, но готова к войне», где писала: «…Для России прошло время угроз извне. Для России не страшны никакие окрики… Россия готова! Русская армия, бывшая всегда победоносной, воевавшая всегда на неприятельской территории, совершенно забудет понятие „оборона“…Наша родина готова ко всем случайностям, но готова исключительно во имя желанного мира» (27.2.1914).

Иными словами, если бы действовал утилитарный принцип, то политикам можно было как-то доказать, что ожидаемые результаты не стоят возможных жертв. Например, министр внутренних дел Петр Дурново прямо предупреждал царя о возможной революции и о том, что «Россия будет ввергнута в беспросветную анархию, исход которой не поддается даже предвидению». Но авторитарная власть исходила из убежденности в своей правоте и в том, что некая национальная идея, духовность и некие высшие принципы важнее последствий. Все погибнем, но настоим на своем!

***

Как бы мы поступили, зная все обстоятельства дальнейших исторических событий, по-моему, очевидно. Не так!

Наверное, всеми силами мы бы постарались отвратить мировую войну. Однако вы, наверное, догадываетесь, почему я пишу эту статью сегодня. Ведь в какой-то степени мы снова подошли к опасной черте, за которой возникает развилка — мир или эскалация противостояния России и… доброй половины человечества. В том, первом случае, мы уже ничего не поправим, но сегодняшнее зависит буквально от каждого из нас. Каждый из нас встал со своей гирькой у весов истории.

Да, речь, конечно, идет и о том злосчастном самолете сбитом над Сирией, после которого российско-турецкие отношения вошли в пике. Я уже писал, и я не скрываю свою интерпретацию этого события: вина за него, по-моему, лежит на военных, всеми силами покрывающх свой бардак. Но в данном случае эта моя личная интерпретация, и она не так уж важна. Можно продолжать думать о заговоре и т. п. Важнее, однако, что заварили эту кашу максимум десять человек. А последствия будут ощущать тысячи и миллионы. Я не уверен, что наказывая простых людей — ну, тех, кто купил недвижимость в Турции (она оказалась дешевле, чем в России), тех, кто приехал из Турции работать в Россию, кто отдыхает на курортах, кто хочет мандаринов к Новому году, кто занимается культурными связями и т. п., — политическая Система реагирует вменяемо. Разбирайтесь со своими врагами, но не вредите стране! Тем более, сидя на пороховой исламской бочке.

Приведу две цитаты из статьи Глеба Павловского, с которыми трудно не согласиться: «Всякий раз при эскалациях система оказывается перед выбором: зайти слишком далеко — либо отхлестать себя по щекам, на $ 16 миллиардов потерь по турецким контрактам». «С политической точки зрения, открылся простой способ разрушить Россию — раз в год приводить Кремль в бешенство». Да и сам заголовок ценен мыслью: «Теперь уже не мы играем — теперь играют нами».

Бешенство — плохой советчик. Процветание страны — главная ответственность царя.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня