Патриотизм по разнарядке

Власти на местах уже рапортуют о первых успехах

  
5149
Патриотизм по разнарядке
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

После того, как президент РФ Владимир Путин высказался недавно о патриотизме, в том смысле, что именно он должен стать главной объединяющей россиян идеей, «никакой другой у нас нет, и быть не может», в стране разгорелись споры о самом этом понятии.

А власть на местах уже трубит о «первых достижениях» — о введении в школьные программы «уроков патриотизма», проведении соответствующих слетов студентов, фестивалей рабочей молодежи. Словно живем мы не 2015-году, а в каком-нибудь 1970-м, когда началось «обюрокрачивание» многих, в общем-то, правильных, интересных начинаний.

В Петербурге, к примеру, за неполных три недели, что прошли со времени встречи президента РФ Владимира Путина с активом «Клуба лидеров по продвижению инициатив бизнеса», на котором он и высказался о патриотизме как о национальной идее россиян, проведён уже не один многочасовой «круглый стол» с участием педагогов, ученых, чиновников. Хотя, казалось бы, тема-то не нова, да, в общем, и ясна.

Тем не менее, спорят: иллюзия это или проект государственного бытия? И какой патриотизм нужен России? И должна ли национальная идея работать в современных условиях? Уж очень много тут разночтений.

«СП» тоже решило обсудить эти темы, пригласив к разговору специалистов. Первым взял слово Дмитрий Травин, кандидат экономических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге.

— Я к патриотизму отношусь очень хорошо, а к тому, чтобы назвать его национальной идеей очень плохо, — сказал Дмитрий Яковлевич. — С моей точки зрения, это понятие имеет очень узкую сферу применения. Потому что, если я называю себя патриотом, то я должен это как-то доказывать, чем-то за любовь к Родине жертвовать. А такие случаи бывают только во время войны. Вспомним, Великую Отечественную. Когда фашисты рвались к Ленинграду, помимо армии на защиту города вышли дивизии народного ополчения, состоящие из пожилых людей, не всегда здоровых, из тех, у кого была «бронь». Их не призывали, они сами встали в строй. В мирное же время никто собой не жертвует, чтобы доказать любовь к Отечеству. Если человек хорошо трудится, патриотизмом это не называется.

«СП»: — Ну, почему же, в СССР очень даже называлось, не случайно появились соответствующие награды, такие как орден Трудового Красного знамени, звезда Героя Социалистического Труда…

— Мы говорим о нынешнем времени. Я вообще считаю, что люди, которые говорят сейчас о патриотизме, делятся на две категории. Первая: «профессиональные патриоты». Они на этом зарабатывают разными способами. Характерный пример — кандидат в депутаты, который во всеуслышание заявляет о том, что он патриот, в надежде заполучить дополнительные голоса избирателей. И часто получает их. Дальше я не буду рассказывать, как эти голоса конвертируются в очень большие состояния, это общеизвестно. Фактически, на тезисе о патриотизме у нас делаются карьера и деньги.

Вторая категория — когда человек говорит о патриотизме, о национальной идее, желая разделить общество. Потому что если мы патриоты, значит, есть и не патриоты, так?

Есть ещё одна возможная трактовка патриотизма. Вот утверждают, что патриоту достаточно просто любить свою Родину, не надо никаких жертв. И какой за всем этим смысл? Никакого. Как измерить любовь? Чем? Тем, что я больше люблю русские блины, чем немецкие сосиски? Или сопоставляя культуры разных стран и народов? Все лучшее в России, а если я так не считаю, то я уже не патриот? Чушь получается. Потому я и не нахожу другого объяснения патриотизму в мирное время, как только то, что люди делают на этом деньги.

Либералу Дмитрию Травкину в чем-то оппонирует, в чем-то его дополняет социолог Мария Мацкевич, кандидат наук, старший научный сотрудник Социологического института РАН.

— У нас в стране до 80% граждан утверждают, что они патриоты, — говорит Мария Георгиевна. — По данным самых разных опросов, эта цифра не меняется с начала 2000-х годов. При этом, когда граждан спрашивают, а что такое в их понимании патриотизм, большинство отвечает: любовь к Родине. В последнее время число таковых растет. А численность людей, которые считают, что такая любовь предполагает некие действия, скажем, работу на благо страны, способность чем-то жертвовать, участвуя в преобразовании государства, снижается, и довольно заметно.

«СП»: — То есть, любить Родину россияне предпочитают пассивно?

— Да, именно так. Многие вообще убеждены в интимности патриотизма. А потому, мол, государство не должно вмешиваться, определяя, что он такое и как ему следует проявляться.

С другой стороны, будучи патриотами, люди сами в себе не уверены. Отсюда их требования специальных учебных программ. Особенно от граждан старшего поколения, а также от тех, кто проживает в малых городах, у кого есть проблемы с образованием. Уточняют даже некоторые параметры, которые требуемыми программами должны развиваться. Это правильное отношение к военному предмету (то есть, к армии), к национальному гимну, к славе.

«СП»: — К слову, об армейском призыве. Ещё сравнительно недавно немалое число наших молодых сограждан предпочитало уклоняться от срочной армейской службы, исхитряясь в этом, кто как может. Изменилась сейчас ситуация?

— Показатели позитивного отношения к военному призыву в последние годы растут. Но весьма избирательно. Люди старшего возраста, а также мужчины в возрасте от 30 лет и выше, считают срочную воинскую службу важным и ответственным делом каждого россиянина. А вот женщины (матери) и молодежь из числа тех, кого призыв непосредственно касается, по-прежнему относятся к нему негативно. Что не мешает им считать себя патриотами. Получается некая двусмысленность.

«СП»: — В 2014-м году после возвращения Крыма в состав России, да и в прошлом году, когда отмечалось 70-летие Великой Победы, и потом, в сентябре, после заявления президента РФ о необходимости поддержки сирийцев в их борьбе с ИГИЛ*, не было, кажется, в нашей стране человека, который не выразил бы своего восторга всему этому. Профессиональные оппозиционеры, конечно, не в счет.

— Все, что касается внешней политики, то поддержка действиям президента в этом направлении действительно растет. Уже 2/3 жителей страны считают, что Россия «лучше большинства других стран». И эта ситуация резко отличается от той, которая была 7−10 лет назад. Тогда большинство людей, на вопросы социологов о том, чем можно в России гордиться, отвечали, «только прошлым». Теперь появилась гордость за нынешнюю Россию (у 70% из числа граждан, опрошенных социологами).

«СП»: — А уточняют, чем именно гордятся?

— Резко возросшим политическим влиянием РФ на планете. Вооруженными силами, так как они у нас «самые мощные в мире». Тут свою роль сыграло, на мой взгляд, военное присутствие РФ в Сирии. И то, как нам об этом рассказывают и показывают. А показывают не гибель людей, кровь, грязь, а красивые современные самолеты, стремительно взлетающие, прицельно наносящие удары. Чем-то похоже на виртуальные войны.

Всё это не мешает нашим гражданам трезво оценивать ситуацию во всем остальном в стране. В частности, уровень социальной защищенности остается, по мнению большинства, низким. Как и равенство всех перед законом, независимо от должности, партийной принадлежности.

К концу 2015 года, согласно данным мониторинга, те же самые события (Крым, Сирия) стали вызывать у россиян пессимизм. Они видят нарастание проблем в Тавриде, и то, что явно затягивается ближневосточный конфликт, который одной нашей авиацией, судя по всему, не разрешить, и задумались о том, что ждет их в будущем.

«СП»: — Некоторые политологи уверены, то патриотизм как таковой в полной мере может проявляться только во время большого военного конфликта. Как это было во время Великой Отечественной войны. А сейчас, мол, повода для него нет.

— Но вот Крым дал же нам пример резко возросшего воодушевления россиян по отношению к своей стране!

«СП»: — Во властных кабинетах всё чаще говорят о том, что патриотизму теперь «будут учить». Видимо, как прежде, в советские годы, на соответствующих уроках в школах, «правильными» фильмами. Что, помнится, вызывало прямо противоположный эффект… Или это такой способ получить от государства деньги, как бы под «нужный проект»?

— Способ получить денег, да. Так было и раньше. Подозреваю, что для культуры, например, это станет одним из важных составляющих бюджета. То, что раньше, скажем, кинематографистами снималось по зову сердца, теперь будет делаться под маркой патриотизма. В принципе, ничего в том плохого не вижу. Как и в том, что школьным учителям станут платить больше за дополнительные уроки — патриотизма. Смущает только одно: как бы не случился стопроцентный возврат к практике советского времени, когда тема была заглушена избытком пафоса. А он всегда вызывает обратный эффект. Как любое принуждение.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня