С убийства на Рымарской начинался «Азов»

14 марта 2014 года в центре Харькова произошла первая кровавая расправа над людьми, неугодными новому режиму

  
6613
С убийства на Рымарской начинался «Азов»
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

За два года убийство 19-летнего харьковчанина Артема Жудова и 31-летнего днепропетровца Алексея Шарова так и не было расследовано. Преступники не привлечены к суду. Расстрел на Рымарской стал отправной точкой в череде дальнейших трагедий.

Дело об убийстве антимайдановцев 14 марта 2014 года — иезуитское изобретение нынешней правоохранительной системы Украины. Именно после расстрела на Рымарской майданная власть довольно успешно начала вживлять в мозги сограждан простую мысль: убийство «ватников» не требует наказания преступников, потому что убитых можно объявить главными виновниками преступления. Часть общества, превращенная в стадо, охотно подхватила эту установку. Подобная логика была задействована и при расследовании одесской трагедии 2 мая 2014 года, и после авиаудара по зданию Луганской ОГА 2 июня 2014 года — военного преступления, которое не расследовалось вообще…

Вспомним цепь харьковских событий. 8 марта 2014 года на проспекте Правды вооруженные боевики, выгрузившись из микроавтобуса, напали на активистов, защищавших памятник Ленину. 14 марта тот же микроавтобус подъехал вплотную к памятнику. Штурмовики начали провоцировать участников движения «Защитники Харькова», но вынуждены были ретироваться, протаранив ограждение. Антимайдановцы, среди которых были байкеры и таксисты, бросились в погоню за боевиками. Микроавтобус обнаружили на Рымарской, возле офиса «Просвиты», в котором располагались неонацистские организации Социал-национальная ассамблея (СНА) и «Патриот Украины». На входе в здание боевики открыли огонь по безоружным антимайдановцам. Артем Жудов и Алексей Шаров умерли от полученных ранений. Был тяжело ранен и милиционер.

В ночь с 14 на 15 марта происходила осада здания, шли переговоры местных властей и правоохранителей с забаррикадировавшимися боевиками из «Патриота Украины» и СНА. Штурмовики сдались. Их доставили в районные отделения милиции, куда приехали и антимайдановцы, чтоб зафиксировать данные всех задержанных. Главе «Патриота Украины» и СНА Андрею Билецкому удалось уйти. Вскоре и остальных задержанных отпустили. После штурма Харьковской обладминистрации 6 апреля 2014 года протестующие выдвинули одно из основных требований: прозрачное расследование убийства на Рымарской и наказание преступников, которых покрывают правоохранительные структуры. Об этом заявлял мэр Геннадий Кернес во время переговоров в здании ХОГА.

«Логическим» итогом этих событий стало формирование батальона «Азов» из штурмовиков «Патриота Украины» и СНА. Некоторые из неонацистов с Рымарской получили руководящие должности в МВД. Полгода спустя Андрей Билецкий стал депутатом Верховной Рады по мажоритарному округу в Киеве. Его активными промоутерами во время выборов были советники министра внутренних дел Геращенко и Шкиряк.

Александр Александровский в феврале и марте 2014 года был одним из координаторов защитников памятника на площади Свободы. Он считает, что после расстрела на Рымарской обозначились контуры «нового порядка» на Украине:

— Самозваная власть опробовала сразу несколько наработок. Нужно было проверить в деле радикалов, штурмовиков: кто из них подходит для запугивания несогласных и расправы над ними; а кто пригодится в скором будущем в карательных батальонах. Параллельно с этим проверили, как действуют пропагандистские и информационные технологии. В марте 2014 года все харьковские события сопровождались потоками вранья — о тысячах «титушек» из Белгорода, «захвативших» обладминистрацию 1 марта. Какой-то украинский телеканал договорился до того, что и 22 февраля здание ХОГА захватали активисты Антимайдана и боевики «Оплота»! И точно так же украинские СМИ, политики, чиновники в один голос, с одного темника рассказывали, что 14 марта «титушки», российские провокаторы и боевики «Оплота» (слово «колорады» еще не было пущено в ход) учинили погром в офисе культурно-просветительской организации. Оказалась, что эта технология — агрессивного вливания пропагандистского вранья в сознание населения — очень неплохо работает. Особенно, когда нет альтернативных источников телевизионных новостей.

Что показало 14 марта? Что антирусская грантоедская журналистика, засилье националистической идеологии в информационном пространстве, майданная ориентация практически всех украинских СМИ успешно справляются со своей задачей, не брезгуя никакими методами. Наглую ложь можно чередовать с громким враньем, оставив людям только право гадать, что из них — правда. В конце 2013 года украинские журналисты и телевизионные говорящие головы легко убедили часть населения, что разгон «онижедетей» на Майдане — это чудовищное преступление бандитской власти, поэтому нужно ее свергать, массово выходя на улицы. И они же смогли «должным образом» подать информацию о расстреле ребят на Рымарской: что это российская провокация, что проплаченные «титушки» и бандиты устроили погром и поплатились за это. Я помню, что в марте 2014 года паблик американского посольства в одной из соцсетей вообще распространял информацию, что на Рымарской убиты активисты Евромайдана! Как бы там ни было, эта тотальная ложь сделала свое дело. И, к сожалению, Харьков не поднялся в массовом порядке после преступления на Рымарской, которое произошло не только при попустительстве правоохранительных органов, а еще и благодаря министру внутренних дел Авакову. Дальнейшие события подтвердят это. Аваков сделает убийц-неонацистов своими соратниками и даже штатными сотрудниками.

«СП»: — Почему десятки тысяч харьковчан не вышли тогда на площадь, не возмутились?

— Казалось, что это показательная расправа над городом — оплотом Юго-Востока. Можно было ожидать, что действительно последует массовое возмущение. Но не случилось. За три недели, начиная с 23 февраля, люди в большинстве своем подустали ходить на митинги… Наверное, по инерции, харьковчане верили, что в «ментовском» городе уже задержанные преступники (а они не только убили двух ребят, но и тяжело ранили милиционера, взяли в заложники одного из правоохранителей) не уйдут от наказания. Еще не до конца понимали, что ушли те времена… Еще не до конца верилось, что преступник-министр теперь всегда будет покрывать штурмовиков. Надеялись, что если милиция на месте, если Кернес лично приехал, то убийцы уже не уйдут от возмездия. Харьков тогда был очень лоялен к милиционерам после событий на Майдане, был солидарен с «Беркутом». Если бы знали, что дело замнут наверху, то, наверное, активней возмутились бы. А так — разгромили два дня спустя офис «Патриота Украины» на Рымарской — и понадеялись, что дальше правоохранители доведут дело до конца.

Ну, и сыграл свою роль некий информационный вакуум, в котором оказался наш Харьков. Более того — из всех эфиров безостановочно лилось вранье. Харьковчане толком так и не узнали, что же произошло на Рымарской.

«СП»: — Одна мадам с «Радио Свобода» весной 2014 года решила развенчать миф о «защитниках Харькова» и изложила собственные «верные сведения»: дескать, защитники Харькова оказались донецкими «титушками»…

— Я лично знал ребят. Артём Жудов, харьковчанин, был парнем с активной гражданской позицией. С самого начала пришел в движение «Защитники Харькова». Был такой эпизод. «Защитники Харькова» на площади Свободы блокировали машину Автомайдана: водитель с травматическим пистолетом вел себя агрессивно, провоцировал людей. И Артема тогда чуть не задавили. Он попал под эту машину.

Лёша Шаров имел какую-то кулинарную специальность. Поэтому на площади он всё время был при кухне.

Ребята был спокойные, неагрессивные. Их невозможно было представить с каким-либо оружием в руках. Когда их называли «боевиками», «наемниками», «бандитами» — это было циничное вранье.

А потом мне пришлось участвовать в организации похорон этих ребят. Артёма отпевали в Пантелеймоновском храме. Лёшу наши пацаны отвезли в Днепропетровск, там похоронили.

«СП»: — Уже тогда шло к тому, что штурмовикам будет покровительствовать Аваков, «волчий крюк» объявив «нобелевским знаком»?

— Надо понимать, что эти люди не 14 марта взяли в руки оружие. Организация «Патриот Украины» в течение длительного времени занимались подготовкой. Штурмовики проходили «вышкил» в тренировочных лагерях. Их давно натаскивали на силовые действия. Во время Майдана это были не случайно собравшиеся в одном месте активисты, обиженные на что-то, а вполне конкретная организация. Костяк уже сформировался. Расстрел на Рымарской был «боевым крещением» этого коллектива. Уже стало понятно, насколько далеко они могут зайти. Наверняка до этого они отрабатывали Днепропетровск. Потому что темно-синий микроавтобус «Фольксваген», на котором они раскатывали по городу, был с днепропетровскими номерами. Устраивали нападения и провокации, пока люди не погнали их. В итоге боевики применили оружие, и это привело к жертвам.

А что касается «волчьего крюка»… Напомню, что в среде «ультрас» граффити является своего рода знаком, что это их территория. Так вот, в последнее время уже и в Белгороде появились граффити «14/88» на фоне кельтского креста. Возле БелГу нарисован «волчий крюк» «Азова». Их символика в городе показывает, что, как минимум, они здесь бывают. Харьковчане несколько лет назад тоже не догадывались о существовании «Патриота Украины»…

«СП»: — Почему харьковские милиционеры в начале марта 2014-го мирились с тем, что в городе действуют вооруженные боевики? А после событий на Рымарской, по идее, было вопросом чести для правоохранителей — наказать боевиков, стрелявших в их сотрудника?..

— Да, вооруженные боевики появились в Харькове уже в первые же дни после переворота. Когда «правосеки» * сидели в обладминистрации, мы позвонили в милицию и сказали, что в здании — взрывное устройство. Приехали взрывотехники, вынесли весь бензин, бочки, «коктейли Молотова». И, по сути, их всех там сфотографировали. Когда митингующие 1 марта освободили здание, у боевиков были и огнестрельное оружие, и «травматы». Накануне «Патриот Украины» (в то время они как раз стали структурным подразделением «Правого сектора»; это потом Билецкий пойдет своим путем) захватил здание спортклуба «Оплот». У меня был знакомый, который общался с этой организацией. И когда 23 февраля с утра харьковчане собрались на площади, «правосеки» и «патриоты» говорили ему: «Мы придем сейчас с автоматами, дадим две очереди в воздух, и посмотрим, какие вы тут защитники Харькова, как вы все разбежитесь». У них тогда уже было оружие на руках. Но, скорее всего, хранилось не в здании администрации, а где-то в машине, при себе.

1 марта, буквально за час до начала штурма администрации митингующими, «патриоты Украины» оттуда все свалили. Там остались только харьковские идиоты с Евромайдана и массовка (в основном малолетки) из Полтавы. Только идеолог СНА и «Патриота Украины» Однороженко был извлечен из здания, сидел потом на «сцене позора» среди остальных «постояльцев» обладминистрации. Но актив «ПУ» и СНА с «инструментом» вовремя ретировался.

Ну, а через две недели «стволы» выстрелили. Закончилось всё трагедией. Почему правоохранители не приняли своевременных мер, не попытались найти микроавтобус с уже известными номерами? Видимо, они думали, что если прогнутся под новую власть и приспособятся к новым веяниям, то это им зачтется. Но, по факту, мы видим, что их все равно перетряхнули, расформировали, повыгоняли …


* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Харьков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня