Общество

Авианосец или шарик для гольфа?

Заместитель руководителя главного военного ведомства страны Владимир Поповкин приоткрыл некоторые стратегические планы России

  
228

В 2009 году российская армия закупит 38 вертолетов, более 100 танков и около 300 единиц другой бронетанковой техники, но сократит ремонт имеющегося парка. Об этом на днях заявил в интервью газете «Красная звезда» заместитель министра обороны России Владимир Поповкин. Вот основные тезисы ответов заместителя министра корреспонденту издания.

О кризисе

С кризисом мы столкнулись еще в конце 1990 — начале 2000-го, когда Гособоронзаказ был очень маленьким, и в основном все средства шли на ремонт техники и вооружения. И вот за эти 10 лет, будем считать с 1998 года, получилось, что заказ рос и параллельно увеличивались средства на ремонт, и все время мы пытались ремонтировать то, что есть. Эту ситуацию надо было ломать. И в общем-то первые шаги для этого в Гособоронзаказе 2009 года сделаны. Около полусотни самолетов армия закупает в этом году, приобретает 38 вертолетов, а также более 100 танков, около 300 единиц другой бронетанковой техники.

О щите

Для гарантированного обеспечения безопасности страны надо приоритетно поддерживать и развивать Стратегические ядерные силы. Это наш щит: в Ракетных войсках будем поддерживать ту группировку, которая есть. Постепенно уйдем от «Тополя-М» на новый ракетный комплекс с разделяющимися головными частями. В этом году завершаем их испытание, ставим на дежурство и начинаем массовое производство.

О проблеме высокоточного оружия

По Сухопутным войскам главное — это, конечно, создание и массовое производство высокоточного оружия. Развернут целый комплекс работ, некоторые близки к завершению. Это — «Искандер», высокоточные боеприпасы для систем «Град» и «Смерч». Можно назвать и другие системы и образцы.

Есть проблема — обеспечение применения высокоточного оружия. Это цифровые карты, навигационное поле, создаваемое с помощью ГЛОНАССа. Без этих двух составляющих высокоточное оружие эффективно использовать нельзя.

Если мы начинаем массовое перевооружение, то надо готовить специалистов, способных работать на новой технике. Нужны операторы, грамотные в техническом отношении люди, а их в армии пока не хватает.

О военно-морском флоте

ВМФ — самый финансово емкий вид Вооруженных Сил, потому что все, что создается — корабли, подводные лодки — это десятки миллиардов рублей. Тяжелое бремя, в том числе и в доле Гособоронзаказа.

На чем мы сегодня сосредоточены? Надо переоснастить морские Стратегические ядерные силы. Создается новая подводная лодка, которая сейчас проходит заводские и ходовые испытания и к концу года будет готова. Это создание нового ракетного комплекса «Булава, с которым возник ряд проблем. Вы знаете о неудачных пусках. Мною была создана комиссия, которая проверила технологию подготовки этой ракеты на всю глубину кооперации. Сейчас мы создали еще одну комиссию из независимых экспертов с привлечением Академии наук, которая сможет оценить ситуацию со стороны, свежим глазом. И пока эта комиссия не завершит работу, мы не продолжим летные испытания.

Конечно, требуется и обновление надводного флота. Потому что весь надводный флот сегодня у нас — еще советский…

Для дальних походов нужен атомный крейсер, на дизеле далеко не уйдешь, либо же потребуются заправщики мощные — это очень дорого и неэффективно. Поэтому как минимум 2−3 атомных крейсера в ВМФ должно быть.

Об авианосцах

Ведется научно-исследовательская работа по определению облика перспективного авианосца. Но надо говорить не только о авианесущем крейсере — он сам по себе хорошая мишень, а и о целой группе кораблей его обеспечения и защиты. Это очень дорогое дело. Принимать решение о строительстве будет руководство страны, в рамках существующей госпрограммы вооружений мы его сделать, конечно, не сможем, нужна отдельная федеральная целевая программа. Напомню, что в советское время мы авианосцы строили в Николаеве. У нас теперь нет еще мощностей, нет ни одного нормального дока для такого корабля. А это тоже очень большие материальные затраты.

Это страшное слово «закупка»

Прокомментировать планы Минобороны России корреспондент «Свободной Прессы» попросил нашего эксперта по военным вопросам, капитана первого ранга, экс-командира атомной подводной лодки Александра Лескова.

 — Очень странно, что стратегический план перевооружения, озвученный г-м Поповкиным, появился только на девятом году существования новой власти, призванной остановить дальнейшее падение российских вооруженных сил на уровень ведущих держав четвертого мира…

«СП»: — Что вы имеете ввиду?

 — Вымирающее племя подводников-атомщиков были всегда уверены, что самые радужные перспективы по части защиты Отечества у летчиков. Когда же выяснилось, что авиаторы в этом вопросе уповают на сухопутчиков и ракетчиков, а у тех дела тоже не ахти — стало совсем грустно.

Первое, в чем лукавит г-н Поповкин: кризис российской армии начался не в конце 90-х. Увы, к 2000 году кризис был в самом разгаре. Развал, уничтожение и тотальная распродажа армии еще недавно великой державы начались на десятилетие раньше — в 1989 году и достигли апогея в период правления министра обороны Павла Грачева. Степень морального разложения армии зашкалила за все разумные пределы.

«СП»: — После ухода Грачева минуло уже больше 10 лет?

 — Сравнительно недавно, в 2005 году, группа ветеранов-подводников (я был в их числе) посетила нашу бывшую главную базу атомного флота СССР, закодированную как Североморск-7. Мы тогда сократили свой визит с четырех дней до двух, поскольку в первый же день испытали настоящий шок от увиденного: разрушенные дома офицеров, пустые пирсы, торгующие в задрипанных лавках азербайджанцы. Попались нам и сытенькие чиновники с депутатами, пьянствующие в тамошнем ресторане в рабочее время. На пустынных улицах города мы не встретили ни одного человека в военно-морской форме.

«СП»: — Процитирую, однако, замминистра обороны: «Создается новая подводная лодка, которая сейчас проходит заводские и ходовые испытания и к концу года будет готова…»

 — Речь идет об атомном подводном крейсере «Юрий Долгорукий», который сейчас проходит испытания на Белом море. Замминистра не стал уточнять, что этот атомоход строился на «Севмаше»… более десяти лет! И если в озвученном стратегическом плане предусмотрены темпы — один атомоход в десять лет — то лишь через 300 лет мы выйдем на уровень мощи США 1965 года. И то при условии, если пресловутая «Булава» все-таки научится попадать в назначенную цель, а не куда попало.

«СП»: — В чем же причина такой медлительности?

 — «Севмаш» — самый мощный судостроительный завод России дышит на ладан и кое-как сводит концы с концами, благодаря заказу индусов по переоборудованию устаревшего вертолетоносца «Горшков». Кроме того, в знаменитом 42-м цеху, где раньше одновременно строилось шесть (!) атомных субмарин, нынче строят… три яхты для наших олигархов, каждая по цене сопоставима с подводным атомоходом первого поколения…

«СП»: — Вы считаете, что модернизация военно-морского флота мало заботит руководство страны?

 — Премьер-министр Владимир Путин три месяца назад проводил в Питере совещание, посвященное судьбе военно-морского флота России. Основной вопрос повестки дня был такой: сможет ли правительство справиться с непокорным главным штабом ВМФ и переселить таки его из легендарного Козловского переулка в Москвы — в скромное питерское Адмиралтейство? Приказ на переселение был отдан Путиным еще в его бытность президентом. На совещании выяснилось, что приказ выполняется частично — повешена на здании Адмиралтейства соответствующая табличка, но для переезда всего адмиралитета… нет денег, ибо все они ушли на переезд в Питер и обустройство Конституционного суда РФ.

Второй вопрос повестки дня того совещания: почему могучая дизельная подводная лодка «Петр Великий», спущенная на воду два года тому назад под аплодисменты и бросание чепчиков, до сих пор не принята на вооружение ВМФ? Премьеру объяснили, что конструкторы из ЦКБ, проектировавшие эту дизелюху, имели весьма смутное понятие о подводном военно-морском бытие и спроектировали корабль с более чем 100 недоделками, существенно влияющими на его боеспособность. Например, оба гальюна для личного состава были расположены в носовом отсеке. Похоже, проектировщики понятия не имели, что по подводной лодке в подводном положении нельзя разгуливать, как по Невскому, а проход сквозь отсеки возможен лишь в крайнем случае и с разрешения центрального поста. Все это обрекает обитателей кормовых отсеков на долгое воздержание от отправления естественных нужд.

Второй просчет конструкторов. Испокон веков на лодках существовали устройства ДУК (для удаления мусора и бытовых отходов). Проектировщики сэкономили, решив, видимо, что ДУК для боевого корабля — излишняя роскошь. Они предложив таскать весь мусор из отсеков через центральный пост и складировать его для последующего выброса за борт при всплытии. Что тут скажешь? НАТО выведено из строя — умерли от смеха, а «зеленые» всех стран в бешенстве…

Премьер тогда поинтересовался: какой проект подводной лодки для нашего ВМФ был самым удачным? Ответ был единодушным: самыми лучшими были подводные истребители проекта 671 и 671-РТ. Все последующие ракетные монстры, начиная с «раскладушек-самоубийц» проекта 675 и кончая знаменитыми «Акулами» проекта 941 — это по сути выброшенные на ветер деньги налогоплательщиков. Для решения серьезных боевых задач эти суда были непригодны изначально.

"СП": — Так может вернуться к 671 проекту?

— Боюсь, это уже невозможно. Хотя ЦКБ «Малахит» еще, возможно, и справится с модернизацией, а вот «Севмаш» — вряд ли, потому что уничтожена система обучения и подготовки как строителей, так и будущих экипажей.

«СП»: — Еще цитата из интервью замминистра обороны: «Ведется научно-исследовательская работа по определению облика перспективного авианосца…»

— Определение перспективного облика? Красиво звучит! Но это — шарик для гольфа! Как утверждает Поповкин, ведутся исследования… Однако стоит ли тратить огромные деньги на научные работы, если нет производственных мощностей, нет доков и нет денег, как далее говорит замминистра…

Ну, с деньгами вопрос решим: попросим олигархов купить для России вместо очередной яхты или футбольной команды какой-нибудь завалящий атомный крейсерок для борьбы с надувными лодками сомалийских пиратов. Хотя не исключено, что к тому времени пираты появятся и в водоемах России…

Однако, самый страшный термин во всех высказываниях г-на Поповкина — это слово «закупка». Не строительство, а именно закупка. Оно означает одно: новое беспробудное воровство, откаты и т. п.

Санкт-Петербург

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня