Кто сильнее, тот и прав

Сергей Падалкин о тюремных понятиях в подростковой и молодёжной среде

  
4573
Кто сильнее, тот и прав
Фото: DPA/TASS

На заседании Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека Владимир Путин обещал помочь педагогам и общественникам в борьбе с распространением тюремной субкультуры в школах. Об этой проблеме главе государства рассказала председатель Совета добровольцев России Яна Лантратова. По её словам, существует система, с помощью которой у детей вымогают деньги. Мне сразу вспомнилась российская армия. Вот уже где царит настоящая тюремная субкультура, победить которую практически невозможно.

О неуставных отношениях в армии говорят много и давно, с ними пытаются бороться, но безрезультатно из-за понятий, которые распространены в армейской среде. Старослужащие или контрактники отбирают у солдат деньги, зарплатные карточки, мобильные телефоны. Одни военнослужащие заставляют других выполнять различные физические упражнения или унизительную работу, подвергают их всевозможным пыткам. И это стало обыденностью в российской армии. Солдат терпит, лишается материальных ценностей, теряет здоровье, но за помощью не обращается. Причин такого странного для нормального человека поведения несколько. И в первую очередь, это как раз боязнь нарушить армейские «понятия», придуманные теми, кто занимается произволом в отношении солдат, укрепляя эти самые понятия из года в год. Главный принцип — нельзя сдавать своего обидчика. То есть нельзя жаловаться. Если ты слабее своего обидчика и не можешь дать сдачи, то тогда терпи. Кто сильнее, тот и прав. Этот принцип всецело распространяется на армейскую жизнь.

Цивилизованное общество так не живёт. Ну, представьте себе, что было бы, если бы эти «понятия» действовали в семье или трудовом коллективе. Если бы к вам в квартиру залез вор, обчистил всё, а вы не стали бы обращаться в полицию из-за неких «понятий». Бред же. А в армии такие порядки вполне приемлемы. В одной из воинских частей, где я служил, был такой случай — солдату срочной службы после избиения его сослуживцами, удалили селезёнку. В прокуратуре он утверждал, что упал с лестницы. В результате он стал инвалидом, а те, кто его избивал — остались безнаказанными и спокойно демобилизовались. Кем в этой истории является потерпевший солдат? Дураком или героем, оставшимся верным «понятиям»? Вопрос, как говорится, риторический.

А сколько солдат возвращаются домой в цинковых гробах? По разным оценкам, около 30 процентов гибели военнослужащих происходит из-за несчастных случаев: ДТП, неосторожного обращения с оружием и т. д. Ещё примерно треть умирает от заболеваний. И почти треть заканчивают жизнь самоубийством или умирают в результате избиения. И только два процента гибнут при исполнении воинского долга.

Ещё одна важная причина, по которой солдат не обращается за помощью в случае проявления неуставных отношений — это боязнь того, что от его обращения не будет никакого толка или будет ещё хуже. Зачастую бывает и так, но в целом, практика показывает обратное. Тут главное знать, к кому нужно обратиться за помощью. Необязательно рваться на приём к командиру части или бежать с заявлением в прокуратуру. Иногда достаточно поговорить с батальонным психологом или заместителем командира батальона по работе с личным составом. Как правило, это люди нормальные и они смогут помочь.

Когда я служил в Таджикистане, со мной в санчасти лежал один такой солдат, который очень уж уважал армейские «понятия», потому что любил «отжимать» у тех, кто послабее деньги и мобильные телефоны. Когда я ему сказал, что эти «понятия» ничего не стоят, он чуть дар речи от удивления не потерял. Пришлось мне ему про другие понятия рассказывать. Одно дело, когда ты товарища своего «сдал», а другое дело, когда пожаловался на то, что у тебя отняли телефон. Нельзя быть жертвой, всегда надо давать отпор. Словами, силой, действиями.

Но вернёмся к началу статьи. Если тюремная субкультура уже добралась до школы, то это действительно, как говорит Яна Лантратова, страшно.

«В тюрьме сидит человек, и у него есть свои „смотрящие“ на воле, и связываются, в том числе с детьми, с подростками в социальных учреждениях, устанавливают свои порядки. И детей, и подростков заставляют сдавать на так называемый общак для зоны. В случае если ребёнок не может сдать деньги или отказывается совершить какое-либо преступление, он попадает в разряд так называемых „опущенных“ — у него своя парта, своя посуда, в ряде случаев таких детей бьют или насилуют» — заявила на заседании Совета Яна Лантратова.

Вы только вдумайтесь в это заявление! Как такое вообще стало возможным? «Опущенные» в школе! Сложно говорить о масштабах этой проблемы. Но раз об этом рассказывают президенту, значит, это не единичные случаи.

Мы ведь совсем не заметили, как тюрьма прочно вошла в нашу жизнь. Люди, сидящие по ту сторону «колючки», оказывают просто колоссальное влияние на свободных людей. Тюремные понятия становятся нормой даже в подростковой среде.

Несколько лет назад мне один мой ещё школьный знакомый рассказал историю о том, как живут подростки в одном из детских домов в Пензенской области. У меня волосы дыбом встали.

Воспитатели зачастую боялись воспитанников. Дети ходили пьяные в школу, наркомания была повальная. Драки, кражи, унижения стали обыденными явлениями в этом детдоме. Любая новенькая девочка старше 13 лет насиловалась. Воспитатель при этом запирался в своей комнате. Контроля за воспитанникам вообще никакого не было. Муж директора детдома работал в милиции, в отделе по делам несовершеннолетних. Все происшествия в детском доме проходили через него, поэтому бороться с этим не было никакой возможности.

При этом разгул коррупции был страшный. Почти всё новое, что закупалось для детдома, отправлялось к директору домой. К примеру, привозят новые шторы, директор уносит их себе, а из дома приносит свои.

Мы хотели сделать материал для газеты, но ничего не вышло. Нужны были доказательства, иначе завтра в редакцию пришли бы из прокуратуры. А в детском доме понятия посильнее, чем в армии. Из воспитанников явно никто ничего не скажет, а среди воспитателей рука руку моет. Эта тема так и осталась в разговоре. Через пару лет директора детдома обвинили в мошенничестве и растрате. По данным следствия, она устроила на работу двоих человек, которые по факту не работали, и похитила имущество учреждения на сумму около 30 тысяч рублей.

Директора, конечно, поменяли, но проблемы остались. Пьянство, наркомания, изнасилования, кражи среди воспитанников детского дома никуда не делись. И ведь тоже никто не заявит в полицию, потому что боятся и не верят, что можно, что-то изменить.

Вот это страшно. Потому, что дети, молодёжь — это будущее нашей страны. А я не хочу, чтобы наша страна жила по тюремным понятиям. Советская система воспитания и образования растила здоровых и образованных граждан своей страны. После революции за несколько лет Дзержинский смог победить детскую беспризорность, а такие педагоги, как Макаренко, смогли воспитать из вчерашних малолетних бродяг достойных сынов отчизны. Детей в СССР называли самым привилегированным классом. Для них были созданы все условия — всем хватало места в детских садах, спортивных секциях, творческих кружках, домах пионеров, детских оздоровительных лагерях и санаториях. И воспитывались советские дети на хороших книжках и добрых мультфильмах…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня