Общество

День разведчика: «Майор Вихрь» оружия так и не сложил

Большая часть жизни 92-летней легенды разведки Алексея Ботяна до сих пор под грифом «совершенно секретно», его служба еще не закончена

  
65

5 ноября отмечается День разведчика. Этот праздник установлен приказом министра обороны РФ № 490 от 12.10.2000 года. Дата выбрана не случайно. 5 ноября 1918 года в Рабоче-крестьянской Красной армии было сформировано регистрационное управление, ставшее первым центральным органом военной разведки в новейшей истории России.

Наш корреспондент накануне праздника побеседовал с легендой российской разведки полковником Алексеем Ботяном, которому указом президента РФ от 10 мая 2007 года «за мужество и героизм, проявленные в ходе операции по освобождению польского города Кракова и предотвращению уничтожения его немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

«СП»: — В России ведь и до 1918 года была разведка, почему праздник отмечается именно 5 ноября?

— Профессия разведчика считается одной из древнейших на земле. Еще во времена Киевской Руси разведка была делом государственной важности. Для сбора данных привлекались послы, гонцы, торговые люди, жители пограничных областей и воинские отряды. Позднее, уже при царе Алексее Михайловиче, в 1654 году был основан Приказ тайных дел — прообраз разведывательного управления того времени. В Воинском уставе 1716 года Петр I подвел под разведывательную работу законодательную и правовую базу.

В царствование императора Александра I в январе 1810 года по инициативе Барклая де Толли была создана Экспедиция секретных дел при военном министерстве, а в январе 1812 года её переименовали в Особенную канцелярию при военном министре. Она решала важнейшие задачи: ведение стратегической разведки (сбор стратегически важных секретных сведений за рубежом), оперативно-тактической разведки (сбор данных о войсках противника на границах России) и контрразведки (выявление и нейтрализация агентуры противника).

В составе других военных подразделений военная разведка существовала и в дореволюционной России. Но как обособленное подразделение она ведет отсчет своей истории с 5 ноября 1918 года. Именно в этот день в составе Полевого штаба Красной армии в Петрограде приказом председателя Реввоенсовета Республики Льва Троцкого было образовано регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов армии. С этого дня ведет свою историю Главное разведывательное управление Генерального штаба ВС РФ.

На сегодняшний день Главное разведывательное управление сочетает в себе все существующие виды разведки — стратегическую, агентурную, в том числе нелегальную, техническую, экономическую, космическую и войсковую, больше известную как спецназ ГРУ.

«СП»: — По вашей судьбе можно изучать историю разведки второй половины двадцатого века. Расскажите, как вы стали разведчиком?

— Получилось так, что та область Белоруссии, где прошло мое детство, перед войной была передана Польше. В 1939 году я стал гражданином Польши. Меня призвали в армию. Несколько месяцев повоевал, но советские войска заняли нашу область, не дав захватить ее фашистам, и я неожиданно стал гражданином СССР. Меня отправили в Москву на учебу. А поскольку я знал уже польский, белорусский, русский, немецкий языки, предложили поступить в разведшколу. В ноябре 1941 года я был переброшен за линию фронта в составе спецгруппы. Она развернула разведывательно-диверсионную деятельность в тылу врага в Подмосковье, а потом вместе с фронтом передислоцировалась на запад и начала действовать совместно с партизанскими соединениями Белоруссии и Украины.

«СП»: — Многие помнят увлекательный фильм о советском разведчике майоре Вихре, спасшем польский Краков от уничтожения? Как вы стали кинематографическим майором «Вихрем»?

— Образ майора «Вихрь» — собирательный. Писатель Юлиан Семенов при подготовке сценария ознакомился с некоторыми документами наших разведгрупп, в том числе и той, которую возглавлял я. Весной 1944 года, когда фронт стремительно продвигался на запад, было решено переместить ряд советских партизанских соединений, отрядов и специальных групп на оккупированную территорию Польши для совместной с польскими патриотами борьбы против захватчиков. Моя группа перешла Государственную границу в составе партизанского отряда «батьки» Карасева. В диверсионно-разведывательное подразделение вошли Михаил Минаев, Иван Колбасов, Петр Бочкарев — всего двадцать восемь разведчиков, вооруженных автоматами, пулеметами, противотанковыми ружьями, взрывчаткой. Был с нами и польский офицер Юзеф Вроньский, который еще на территории Беларуси в декабре 1943 года вступил в группу. В конце 1944 года мы узнали, что в замке города Новы-Сонч в Краковском воеводстве находится крупный склад боеприпасов, вмещавший десятки тонн взрывчатки. Насторожило то, что запасы ее спешно пополнялись. Война шла к концу, и гитлеровцы, чувствовалось, готовят какую-то серьезную акцию. Москва потребовала сконцентрировать все внимание на замке. Во время одной операции мы с помощью польских друзей захватили инженера-картографа технического штаба тыловых подразделений Зигмунда Огарека. При нем были карты оборонительных сооружений. Огарек показал, что в случае приближения наших войск, город Новы-Сонч, по планам фашистов, должен превратиться в руины. В замке, по его данным, была также сосредоточена взрывчатка для уничтожения культурных памятников древней столицы Польши — города Кракова. Вскоре эти показания подтвердились. 10 января 1945 года мы подбили немецкую штабную машину. В портфеле одного из убитых, обер-лейтенанта Франца Шлигеля, среди секретных документов оказался приказ шефа жандармерии. В нем говорилось об уничтожении города, а также о завезенных в замок новейших противотанковых гранатах — фаустпатронах, которыми надлежало вооружить даже войска жандармерии для борьбы с советскими танками. Тогда группа провела операцию по минированию склада. Взрыв в замке прогремел 18 января 1945 года в 5 часов 20 минут. Так было предотвращено уничтожение Кракова.

«СП»: — После Победы вы были вынуждены изменить и фамилию, и судьбу. Как это произошло?

— Центр решил использовать меня с перспективой. Мне была поставлена задача: в качестве чешского репатрианта «возвратиться» из Западной Украины в Судетскую область, переданную после войны Чехословакии. Там предстояло осесть, получить образование, сделать карьеру, чтобы в последующем внедриться в западные спецслужбы, которые проявляли большой интерес к судетским месторождениям урановой руды.

Под именем Лео Дворжака я приехал в промышленный город Аш. Меня направили учиться в Горный техникум, а потом устроили работать на урановую шахту. Там вырос до мастера участка. Словом, внедрился.

В Аше я познакомился с местной красавицей Геленой Винзель. Мы полюбили друг друга и поженились.

С помощью чешских связей в урановой отрасли я внедрился в одну из западных спецслужб и стал поставлять информацию. Но в 1953 году меня неожиданно вызвали в Москву. На том карьера разведчика чуть было не закончилась.

«СП»: — Почему?

— После смерти Сталина почти все руководство управления, на которое я замыкался, было арестовано. Новые начальники, узнав, что у важного агента жена — иностранка, срочно вызвали меня в Союз. И уволили из разведки за… разложение. Пришлось с помощью друзей-разведчиков нелегально переправлять из Чехословакии жену и к тому времени уже родившуюся дочь Светлану. Только тогда Гелена узнала, кто я на самом деле. По советским документам она стала Галиной Владимировной Ботян. Через полтора года, когда улеглись страсти после смерти вождя, руководство управления вернуло меня на службу. Спецподготовку прошла и Галина Владимировна. Мы вернулись в Чехословакию. Операция была продолжена. Затем были командировки в другие страны. Мы работали до 1985 года, выполняя до сих пор не рассекреченные задания за рубежом. А когда «осел» в Союзе, принимал участие в создании легендарного подразделения «Вымпел», передавал его бойцам свой опыт. До сих пор продолжаю сотрудничать с учреждениями, готовящими разведчиков.


Из досье «СП»:

Алексей Николаевич Ботян родился 10 февраля 1917 года в белорусской деревне Чертовичи. С 1941 года начал службу в разведке Западного фронта. После войны стал разведчиком нелегалом. Выполнял задания Центра в Чехословакии, Польше, Канаде и других государствах. Награжден 12 боевыми орденами. С 1985 года живет в Москве.

Фото из личного архива Алексея Ботяна, Дмитрия Иванова, [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня