Общество

Облученный чернобылец ушел в лес… умирать

…но обрел здоровье, друзей и молодую жену

  
149

О визите к участковому терапевту, перевернувшему всю его жизнь, Геннадий теперь вспоминает с юмором.

— Скажи жене, чтоб везла тебя в деревню, там ещё как-то протянешь, — посоветовал ему участковый.

— Нет у меня жены, — горько вздохнул Ляхов, — ушла! После того, как меня с родного подшипникового завода уволили. Сказала, что ей мужик нужен, а не инвалид.

Согласно медицинским документам, за полгода работы в Припяти Геннадий получил смертельную дозу радиации. Облучение вылилось в 16 диагнозов…

В село Старо-Комсомольск Гена приехал с небольшим рюкзачком. Походил по улицам, поспрашивал — не возьмёт ли кто на постой, но внезапно передумал. Сел за руль своего «Запорожца» и поехал по просёлочной дороге в сосновый лес. Больше его селяне не видели. А через три недели встревоженный пропажей друга в село явился друг чернобыльца Юра Овчаренко. И отыскал смертельно больного на берегу Печенежского озера с удочкой в руках. В старенькой палатке играл транзистор, на костре кипела уха, а заросший по самые глаза товарищ выглядел счастливым и умиротворённым.

-Дышится здесь, как в детстве, — рассказывал он за обедом, с удовольствием нажимая на свежий хлеб, привезённый другом. — Отекать перестал, представляешь? Аппетит появился. И что интересно — курить не тянет!

Следующая неделя ушла на строительство. Овчаренко смотался в село, набрал необходимого материала, и стал обустраивать брошенную рыбаками землянку. Снаружи получилась убогая нора, а внутри — уютная хатёнка. Посреди «комнаты» соорудил русскую печь, вокруг по периметру в два ряда поставили нары. Теперь в лесу можно было и зимовать, и гостей принимать.

Гости ждать не заставили. Всю зиму к Геннадию наезжали любители зимней рыбалки. Привозили крупу, овощи и свежие газеты. Искренне завидовали — какая благодать, тишина, и никто не мотает нервы!

За девять лет жизни у озера Ляхов только несколько раз возвращался в Харьков — проголосовать. На вопрос — за кого? — отвечает с хитрым прищуром: «Голосую правильно. Вот если бы и другие так». Из леса ему видно, что политики — большие мастера воздушных замков, а жизнь простого человека лучше не становиться. Сам он зависит от властей и государства только размерами пенсии — 800 гривен (1.600 рублей). В городе, конечно, не деньги, но в лесу — хватает.

Потихоньку оброс хозяйством: погреб выкопал, сарайчик поставил, летнюю и зимнюю кухоньки построил, коптильню для рыбы сделал, бычка завел да два десятка кур. На участке в шесть соток посадил яблони и абрикосы, стал выращивать зелень и овощи.

— У него — золотые руки, — с гордостью за друга говорит Юра Овчаренко. — Лодку сам смастерил, а машин у него целых три — «Запорожцы». Гена их из деталей со свалки собрал, а теперь любители за них тысячи предлагают — раритет!

…Пока мы в землянке пьем самодельный квас, рассматриваем «лесные апартаменты» и дивимся антикварному телевизору, работающему от портативной электростанции (за час работы электростанция съедает литр топлива) на пороге возникает хозяин.

— Привет-привет!- говорит он басисто. — По этому ящику я футбол смотрю и российские новости. У меня ведь корни в Курской губернии. Поставил снаружи четырехметровую антенну, и две программы ловлю спокойно. Удобства — налицо, а трат на оплату коммунальных услуг — ноль!

Над тумбочкой у окошка — портрет Брежнева.

— Мы при нём жили хорошо, — поясняет хозяин, — дружно и радостно…

— Вы — завидный жених! — льщу хозяйственному мужику и тут же понимаю, «жених» занят: над чисто застеленной кроватью — веселенький женский халатик и несколько дамских сумочек.

— Это Наташкино, — шепчет мне Овчаренко. — Есть у него одна муза. Наверное, женится.

Но семейная жизнь с Наташей не задалась. Приехали в гости рыбачки из города и сманили девчонку. Гена места себе не находил, но не зря говорят, нет худа без добра: чернобыльца поджидало настоящее счастье, о котором он и мечтать не смел — Аня Агапова.

Женщину жизнь не баловала. Отец с матерью пропили квартиру, девчонка оказалась в интернате. Проучившись два года в сельскохозяйственном училище в Богодухове, сирота при живых родителях подалась в доярки, потом — в колбасный цех. Но цех закрыли, и осталась она без работы и крыши над головой. Прошлым летом познакомилась с другом Гены, и тот предложил работу — пятницей у Робинзона Крузо. Стирка, готовка, уборка, рыбалка — за 10 гривен в день плюс питание.

— Только без интима! — согласилась Аня.

Как деловые отношения переросли в роман, молодые помалкивают. Но три месяца назад чернобылец ошеломил врачей: он стал отцом!

— Я выращу из Женьки настоящего мужика! — уверен Геннадий. —  Он в этой жизни не пропадёт.

Фото автора.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня