Общество / Кризис на Украине

Украинский борщ: Бандера, Шухевич, Холокост, резня поляков в одной кастрюле

Киев одновременно славит палачей и фальшиво скорбит по их жертвам

  
6685
Марш в честь Степана Бандеры в Киеве
Марш в честь Степана Бандеры в Киеве (Фото: Максим Никитин/ТАСС)

У Украины «нет другого героя», кроме Бандеры. Об этом написал в понедельник, 6 февраля, написал в своем Твиттере сенатор Алексей Пушков.

«Качиньский негодует: с Бандерой Украина в Европу не войдет! Но куда киевский режим без Бандеры? Нет у него другого героя. Разве что Шухевич», — написал он.

В следующей записи Пушков отметил: «Киев стоит перед выбором: не попасть в Европу с Бандерой или не попасть в Европу без Бандеры. Думаю, будут прорываться с Бандерой наперевес».

Тема всплыла после заявлений лидера правящей партии Польши «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. «Мы не можем годами соглашаться, чтобы на Украине строили культ людей, которые совершили геноцид в отношении поляков, и такой, что хоть немцев и трудно было превзойти в жестокости, но они превзошли», — сказал Качиньский в интервью журналу Do Rzeczy.

Читайте также

«Это дело определенного выбора Украины. Я четко сказал господину президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. Для меня это ясно, мы продемонстрировали огромное терпение, но у него есть границы», — подчеркнул политик

При этом Качиньский не уточнил, что ему сказал в ответ Порошенко, отметив лишь, что ответ украинского президенты был «очень сложным».

Слова Качиньского задели за живое директора Украинского института национальной памяти Владимира Вятровича.

«На Украине нет никакого государственного культа Бандеры, — возмутился он — Мне кажется, что такие вещи недопустимы для политика, который должен с уважением относиться к соседу, с которым он пытается наладить приятельские отношения. Для многих украинцев такое навязывание собственного видения украинского прошлого слишком серьезно напоминает то, как нам пытались навязать свою оценку с Востока».

По словам директора Центра евразийских исследований Владимира Корнилова, в последние несколько месяцев в западных СМИ, действительно, резко усилилось давление на Украину в связи с ее героизацией нацистских коллаборационистов.

— Штатам, как вы понимаете, всегда было глубоко наплевать на Бандеру — они вместе с Канадой после войны немало его ветеранов у себя приняли и взлелеяли. Теперь же Киев, как никогда раньше, зависит от Европы. А там все более жестко критикуют Украину за бандеровщину. Вятрович по привычке держит нос по ветру и боится, что его в итоге сделают ответственным за эту «неудобную» героизацию нацистов — вот и готовится к лавированию.

«СП»: — Помогут ли такие заявления налаживанию диалога с Польшей?

— Налаживанию диалога с Польшей Украине могут помочь два события: а) обострение конфликта Польши с Россией по какой-либо причине, рост русофобских настроений; б) полный отказ от воспевания Бандеры, снос его памятников, отказ от улиц Бандеры.

«СП»: — Готовы ли в Киеве на это?

— Понимаете, до 2004 г. ни один уважающий себя украинский политик, претендующий на общенациональный масштаб, не позволил бы представляться в качестве бандеровца. Еще в 2013 г. (всего-ничего прошло) Порошенко, вскочив в Раде при первом чествовании памяти Шухевича, тут же присел на спинку кресла — еще не разобрался, опасно ему становиться бандеровцем или уже можно. Я это к чему? К тому, что большинству «детей гнезда Майдана» Бандера и УПА* глубоко до лампочки. Я вспоминаю, какие антибандеровские интервью раздавал Луценко в 90-е — ну, прям герой-антифашист! А теперь, смотрите, песни бандеровские на сценах распевает. Завтра скажут красный галстук повязать и петь «Взвейтесь кострами» — вся эта братия будет в первых рядах…

«СП»: — Сенатор Пушков считает, что у Украины нет другого героя, кроме Бандеры. Разве это так? Почему на Украине нет других — более приемлемых для соседей национальных символов?

— На Украине много героических, славных, боевых, победных символов. Но беда для свидомых украинцев заключается в том, что практически все они связаны либо с борьбой за Великую Россию, либо за советскую Украину в составе СССР. Вот им и приходится выискивать «героев» из числа тех, кто предавал, убивал, грабил, насиловал, служил нацистам и т. д.

«СП»: — Насколько вообще, по-вашему, живучей будет нынешняя майданная мифология? При другой власти бандеры и шухевичи снова будут убраны в сундук?

— Я уверен, что «дебандеризация» — это единственно возможный путь для этой территории, какое бы государство или какие бы государства ни возникли на ней. Хорватия в свое время ради «евроинтеграции» прошла путь «деусташификации». Но дело в том, что там сама «усташификация» продлилась сравнительно недолго, потому процессы не были столь болезненными. На Украине же все гораздо более запущено — здесь уже взращено (при полном попустительстве бывших властей Украины и, к сожалению, при полном равнодушии России) целое поколение юных бандеровцев, которым вятровичи и Ко промыли мозги фальсифицированной «историей» УПА. Теперь на «дебандеризацию» общества уйдут годы, если не десятилетия…

— Слова Вятровича о том, что на Украине не существует государственного культа Бандеры, следует понимать также, как если бы в Советском Союзе эпохи расцвета заявили, что в стране нет никакого культа Ленина, — считает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Заявление Владимира Вятровича, являющегося главным «бандеризатором» Украины от науки, можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны, его слова могут быть неудачной попыткой пойти на примирение с Варшавой, остающейся главным адвокатом «евроинтеграции» (что бы под этим ни подразумевалось) Украины. С другой стороны, и этого нельзя сбрасывать со счетов, в современной Украине мифология ОУН-УПА настолько проникла в основной общественно-политический дискурс, что её уже не воспринимают как что-то, скажем так, необычное и неоднозначное: «Бандера и Шухевич были и будут героями, что здесь не так?»

«СП»: — Воспримут ли эти реверансы в Варшаве?

— Нет. В польском обществе по поводу Степана Бандеры и ассоциированных с ним организаций есть полный консенсус. Их воспринимают как палачей и мучителей, устроивших геноцид мирных польских крестьян на Западной Украине. Плюс персонально Вятровича в Польше, во всяком случае, среди интересующихся данной темой, знают именно в качестве, как сейчас принято говорить, «переписывателя истории», реабилитирующего ОУН-УПА. Период 1942—1947 гг. он называет не иначе, как «Второй польско-украинской войной» (первая пришлась на годы Гражданской войны), в логике которой необходимость убивать друг друга была очевидной, однако украинцы всё-таки были морально выше поляков, потому что боролись за свою историческую этнографическую территорию.

«СП»: — Почему украинские политики продолжают культивировать Бандеру? Они не понимают, что это портит их имидж в глазах всего мира?

— Современный мир мало интересуется коллаборационизмом времён Второй мировой войны, другое дело — красочные картинки с факельными шествиями. Впрочем, даже и их можно представить в качестве доказательства политического плюрализма, господствующего в постмайданной Украине. Во время шествий общественный порядок не нарушается, то почему бы властям не дать добро на такие марши?

Нынешнее руководство Украины, пришедшее к власти на волне национал-либерального Евромайдана под чёрно-красными знамёнами ОУН-УПА, в значительной степени является заложником этой национально-освободительной мифологии, как, к слову, и шапкозакидательской риторики про «освобождение» Донбасса или даже российского Крыма.

«СП»: — Откуда вообще взялся культ Бандеры? Ничего лучшего не нашли?

— Мифология ОУН-УПА планомерно пестовалась послевоенной западноукраинской иммиграцией, то есть абсолютно реальными бандеровцами и их потомками, осевшими преимущественно в Канаде и США. Персональный культ Бандеры, кстати, начал появляться уже после его убийства.

На рубеже 1980−1990-х гг., в эпоху распада СССР, начался массированный реэкспорт иммигрантских исторических концепций обратно на обретающую независимость Украину. В образе Бандеры, нарисованном канадскими историками, было всё, что требовалось для героя нового пантеона: национально-освободительная борьба с вековыми угнетателями украинства — поляками, русскими и, как бы нелепо это ни звучало в контексте коллаборационизма, немцами; налёт загадочности и конспиративности; прозападная ориентация; мученическая смерть от рук агента КГБ.

Понятно, что сегодня, в условиях максимального обострения отношений между Киевом и Москвой, бандеровское наследие более чем актуально для сплочения украинского общества против России. Одна из статей, которые во множестве писал Бандера, кстати, называлась «С москалями нет общего языка».

«СП»: — Почему никто, кроме поляков не возражает против культа Бандеры? Почему Запад смотрит сквозь пальцы на переписывание истории?

— Переписывание истории — это скорее норма, чем исключение. Все посткоммунистические страны Европы этим успешно занимались, начиная с распада советского блока. Украина здесь стоит в длинном ряду других стран.

Что же касается культа Бандеры, то кроме русских и поляков никто из европейских народов не столкнулся с его деятельностью, так сказать, на собственном опыте, поэтому возражения именно Польши и России вполне понятны.

Читайте также

«СП»: — Если гипотетически представить себе, что Брюссель поставил бы условие: ради «евроинтеграции» отказаться от Бандеры, пошел бы на это Киев? Пушков вон считает, что Украину в Европу не возьмут ни с Бандерой, ни без…

— Брюссель тормозит «евроинтеграцию» Украины вовсе не из-за специфической исторической политики Киева. Просто Украина, которую хотели интегрировать, при «диктаторе» Януковиче была вполне привлекательным активом, но после государственного переворота, начала войны и экономического кризиса стала проблемой и обузой. Необходимо объяснить украинским партнёрам, почему безвизовый режим и прочие блага «евроинтеграции» откладываются на неопределённое время, причём объяснить «благообразно».

От Киева вряд ли потребуют отказаться от героизации конкретных Степана Бандеры и Романа Шухевича. Попросят, скажем, более внимательно относиться к наследию Второй мировой войны и памяти Холокоста. В Киеве ответят: к наследию относимся прекрасно, жертв Холокоста чтим. В современной украинской историографии есть тенденция рассматривать ОУН-УПА в качестве разновидности «движений Сопротивления», вроде французского Résistance. Так что плохого, спросят они, в героизации Сопротивления?


* Решением от 17.11.2014 Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность организаций «Украинская повстанческая армия», «Правый сектор», УНА-УНСО, «Тризуб им. Степана Бандеры» и «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня