Общество

Академик Коротеев: К 2018 году будет готов плазменный двигатель

У России есть шанс завоевать мировой автомобильный рынок. Если РАН проснется и достучится до руководства страны

  
789

Высшее руководство страны, подобно чукотским шаманам, повторяет и повторяет заклинание из двух слов: «модернизация, нанотехнологии», а тем временем США и Япония договорились о запуске программы, призванной резко уменьшить стратегическую зависимость двух стран от поставок нефти из стран Ближнего Востока, России, Латинской Америки и Африки. Суть ее заключается, во-первых, в разработке новых, более эффективных и безопасных АЭС, а, во-вторых, во внедрении автомобилей с водородными двигателями под лозунгом: «Прощай, бензин!».

А Россия? У нас-то как с этим делом? На эту тему корреспондент «Свободной Прессы» беседует с директором ФГУП «Исследовательский центр им. Келдыша» академиком Анатолием Коротеевым — одним из самых активных сторонников перевода отечественных автомобилей на водородное топливо.

«СП»: — Анатолий Сазонович, как вы относитесь к тандему США и Японии, решившему перейти на водородное топлива?

— Мне кажется — это исключительно важный шаг, который все-таки найдет отклик и в России. Сегодня примерно треть всей добываемой в стране нефти уходит на то, чтобы обеспечить топливом транспорт. В одной Москве ходит около четырех миллионов автомобилей, и даже если на уровне сегодняшних технологий перевести их все с бензина на водород, то понадобится всего полпроцента электроэнергии, производимой сейчас в России. А если перевести весь транспорт страны, то всего 4,5 процента. Помимо того, что мы высвободим треть нефти, перевод транспорта на водород кардинально очистит воздух в наших городах. Это задача задач — благородная и прогрессивная.

«СП»: — Что же мешает нам этим заняться?

— К сожалению, и Россия, и другие страны находятся под гипнозом коммерции. Бензиновые двигатели должны отработать свое, следующим этапом бизнес снимет сливки с так называемых гибридных двигателей, и уж потом разрешит человечеству перейти на водород. Но уже более десятка известных зарубежных автомобилестроительных фирм серьезно продвинулись в этом направлении, и если Россия сейчас вновь проспит, это будет катастрофа. Я бы, например, уже сегодня начинал переводить наш транспорт на водород!

«СП»: — Но для этого нужны новые технологии, конструкторские разработки?

— У нас имеются и технологии, и возможности. К тому же, при внедрении в серию, двигатели эти будут дешеветь. Бояться нам нечего, ведь Россия навсегда потеряла рынок бензиновых автомобильных двигателей и не имеет никаких шансов вернуться. В этой ситуации мы могли бы поступить мудро, если бы не бросались вдогонку, а немедленно переключились на водород, и попробовали завоевать рынок в новом качестве. Водород — наш последний шанс.

«СП»: — Но ведь вы не последний человек в науке и в стране, вы встречаетесь с руководителями России и могли бы донести до их ушей эту идею?

— Пока плохо встречаюсь. Да и один, как известно, в поле не воин. Например, абсолютно безобразно ведет себя наша Академия наук, которая, увы, не оправдывает своего предназначения. Она должна день и ночь говорить высшей власти о том, что водородное топливо — это задача задач. Высшая власть состоит из конкретных людей, которым порой трудно узреть приближение технической революции. Да они и не обязаны ее видеть. Они просто должны услышать специалистов. А если специалисты ничего не говорят? Когда-то советское научное сообщество убедило руководство СССР в необходимости запуска спутника Земли. Я сегодня не вижу людей, способных сказать: «Владимир Владимирович, или Дмитрий Анатольевич, это дело необходимо развивать…» А переход на водородное топливо мог бы дать огромные политические дивиденды лидеру страны.

«СП»: — Но руководители страны ведь сконцентрировались на нанотехнологиях?

— Одно другому не мешает, а помогает. При создании водородной энергетики нанотехнологиям найдется прекрасное применение. Кстати, хотелось бы напомнить, что нынешнее пришествие нано в Россию — уже второе в ее истории.

«СП»: — Когда же было первое?

— Не так давно — в 1992-м. Первым вопрос о внедрении нанотехнологий поставил ныне покойный президент Академии технологических наук РФ, лауреат Госпремии СССР Владимир Николаевич Алфеев. В здании, где сегодня располагается мэрия Москвы, тогда состоялся второй Международный конгресс по нанотехнологиям, в котором принимали участие очень достойные зарубежные ученые и даже тогдашний глава правительства Черномырдин. На заседании шел серьезный разговор о возможностях и пользе нанотехнологий. Но вот дальше разговоров дело тогда не двинулось. Вернулись мы к нему, лишь теперь, спустя 15 лет.

«СП»: — Но сейчас, по крайней мере, на обывательском уровне, создается впечатление, что нанотехнологии — это по-прежнему только слова?

— Конечно, возникают естественные вопросы, что хотят получить от нанотехнологий и когда, и где собираются это применять? А у нас этого нет. А ведь когда делали атомную бомбу или ракеты все эти задачи ясно и четко формулировались. Руководство четко сказало: надо сделать бомбу — раз. Надо сделать к такому-то сроку — два. Надо ее сделать такой-то и такой — три. Применительно к нанотехнологиям вопрос пока так не стоит. И это оставляет широкое поле для размышлений.

«СП»: — Печальных или радостных?

— В науке уже не раз бывало, что какое-то, казалось бы, очень перспективное направление становилось ненужным. Например, тот же бум, связанный с использованием свободных радикалов в ракетной технике, который обещал привести к созданию двигателей нового поколения, но оказался пустышкой. Вот и теперь по поводу нанотехнологий нет однозначного мнения. Одни говорят о них с восторгом, другие осторожно. Поэтому важно, чтобы из широкого поля поиска на первом этапе, мы все же перешли к направленному, концентрированному поиску. Требуется обозначить конкретные временные рамки и поставить конкретные задачи конкретным людям. А что на практике?

«СП»: — Что?

— Если, например, говорить о нанотехнологиях применительно к ракетной отрасли, то здесь лирическая жизнь, когда мы искали неизвестно что и неизвестно зачем, закончилась. Мы точно знаем, чего хотим и для чего…

«СП»: — Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

— Я могу назвать три нанотехнологических направления, которые начнут работать уже в 2010 году. Первое — создание имплантированных теплозащитных покрытий. Второе — защита от окислителей высокотемпературных камер. И третье — упрочнение общих конструкций. То есть, благодаря нанотехнологиям, мы уже сейчас получаем материалы, в полтора раза прочнее прежних.

«СП»: — Не получится ли так, что все эти нанотехнологические новинки останутся штучным товаром, слишком дорогостоящими и не окупающими себя?

— Если мы все, что я вам назвал, отработаем до конца, то с лихвой окупим все вложенные средства. Взять хотя бы двигатель, он в кислородно-тепловой среде сгорает за доли секунды. Только по причине аварий двигателей за последние три года в мире было потеряно порядка пяти носителей. Грубо прикинем: если каждый носитель обошелся в 50 миллионов долларов, то эту уже — 250 миллионов, выброшенных на ветер. Общий же ущерб от подобных возгораний уже достиг невероятной суммы — порядка семи миллиардов! Наши научные поиски обходятся на много порядков дешевле.

«СП»: — Но космическая отрасль это же не только двигатели? Взять хотя бы солнечные батареи, элементы для которых мы закупаем у Китая? А, например, космонавт Тюрин недавно посетовал, что Россия утратила лидирующую роль в космосе, а через пять лет Европа и Штаты спокойно будут обходиться без нас.

- Наш институт занимается двигателями, и поэтому я могу в первую очередь говорить именно о них. Так вот, ни на одну ракету Россия еще не покупала двигатели за рубежом. Наоборот, американцы для своих носителей «Атлас» много лет покупают наши РД-180. Это объективный показатель, того, что мы находимся на достаточно высоком уровне. И это должно быть законом. А закупка у китайцев тех же фотопреобразователей — позор! У России нет никаких оснований опускаться до такого уровня. Эпоха разрухи, когда считалось, что раз есть нефть, газ, лес, а больше нам ничего не надо — надеюсь, подошла к концу.

«СП»: — Недавно появилась информация, что ваш Центр начинает разработку ядерного двигателя, но многие тут же вспомнили, что еще 50 лет назад в СССР уже действовала подобная программа?

— Не только в СССР, но и в США. А в 70-е годы в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне были проведены испытания первых ядерных двигателей. Но сейчас мы ставим вопрос не об их возвращении в ракетостроение. Это, к сожалению, немного вульгарная трактовка. Мы ставим вопрос о возвращении ядерной энергетики в космос на новом этапе и не собираемся выбрасывать открытую радиоактивную струю в космос, мы не хотим идти на риски, связанные с этим. Мы фактически создаем в космосе электростанцию на базе ядерного реактора, от которой будут питаться уже плазменные двигатели. У них выброс струи принципиально не радиоактивный, да они и намного экономичнее. Если, например, современный самый лучший жидкостный ракетный двигатель имеет удельную тягу 450 секунд, ядерный — 900, то электроплазменный — до 7000. То есть мы здесь не просто возвращаемся в 70-е годы, мы переходим на новую качественную ступень. И к 2018 году двигатель обязательно будет готов.

Справка «СП»:

Коротеев Анатолий Сазонович — родился в 1936 году, доктор технических наук, профессор, действительный член Российской АН, избранный в 1994 году по специальности «Энергетика». С 1988 года является директором Федерального государственного унитарного предприятия «Исследовательский центр имени М. В. Келдыша» Российского авиационно-космического агентства. Автор более чем 220 научных трудов и изобретений в области ракетного двигателестроения и разработки устройств бортовой космической энергетики. В частности, широко известны результаты исследований Коротеева в таких приоритетных областях науки и техники, как генерация низкотемпературной плазмы, пучков заряженных частиц большой мощности, создание двигателей и бортовых энергетических устройств для космических аппаратов различного назначения.

Является председателем Объединенного научного совета по нетрадиционным источникам и методам преобразования энергии Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления Российской АН.

Руководит научными исследованиями по созданию предприятиями Российского авиационно-космического агентства новых высокоэффективных жидкостных ракетных двигателей, использующих в качестве топлива водород.

Лауреат Государственных премий СССР и РФ, лауреат премии Правительства, заслуженный деятель науки РФ. Имеет правительственные награды.

Исследовательский центр имени М.В.Келдыша — ранее РНИИ, НИИ-1, НИИТП, ныне является ведущей в России организацией в области ракетного двигателестроения и космической энергетики. Входит в структуру Российского авиационно-космического агентства и активно участвует в формировании и реализации Федеральной космической программы.

Как у них

В августе 2008 года компания BMW провела презентацию первого в мире автомобиля, использующего в качестве топлива водород. Модель 750hL имеет кузов типа седан, а под ее капотом находится 12-цилиндровый двигатель, способный разогнать машину до 227 км/ч. На одной заправке BMW 750hL может проехать более 320 км, а продукты сгорания практически полностью состоят из воды.

Однако с использованием водородного топлива все еще связаны значительные трудности. Например, для поддержания водорода в жидком состоянии, что необходимо для обеспечения достаточного запаса хода, бак должен находиться под чрезвычайно высоким давлением, что приводит к повышению взрыво- и пожароопасности. Среди других препятствий на пути распространения водорода является отсутствие инфраструктуры, прежде всего компрессорных и заправочных станций, а также относительная дороговизна водорода.

По оценкам специалистов, запуск водородных автомобилей произойдет не раньше, чем через 10−15 лет, хотя специалисты BMW планируют начать серийное производство таких машин несколько раньше. Не на последнем месте стоит и вопрос цены, поскольку бензиновый прототип BMW 750hL стоит в США около 93 тыс. долл.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Денис Парфенов
Денис Парфенов

У нас сейчас ситуация такова, что любой более-менее независимый голос втрое, впятеро, в десять раз ценнее, поскольку власть, конечно, максимально постаралась организовать собственное тотальное господство в СМИ. В этих условиях честно доводить до общества альтернативную позицию своего рода подвиг. И «Свободная пресса» занимается этим не простым, не всегда благодарным подвижническим трудом. Желаю изданию стойкости и дальнейшего расширения аудитории!

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня