18+
пятница, 28 июля
Общество

Климат и эгоизм: почему мир не подпишет Киотский протокол № 2

Пока страны-участницы саммита в Копенгагене пытаются «кинуть» друг друга, ученые говорят, что человек вообще не в силах принципиально изменить природу

  
94

Президент России Дмитрий Медведев, подписав Климатическую доктрину России, улетел в Копенгаген, чтобы принять участие в затянувшемся саммите климатологов. Который, как уже поняли все, ничем хорошим не кончится.

А основным камнем преткновения стал вопрос финансирования программ развивающихся стран, которые вообще отказываются что-либо обсуждать и брать на себя новые обязательства, пока вопрос с деньгами не решится так, как они того хотят. Напомним, Евросоюз объявил, что направит в «климатический» фонд 10,6 миллиардов долларов с 2010 по 2012 год. Россия добавила к этому 200 миллионов в год. А так называемая Зонтичная группа (Umbrella Group), которая включает развитые страны и страны с переходной экономикой (в нее входят Австралия, США, Норвегия и другие развитые страны, кроме стран ЕС, а также Россия, Украина, Белоруссия), вчера заявила о том, что предоставит дополнительное финансирование к выделенному ЕС, чтобы помощь развивающимся странам достигла 10 миллиардов.

«Этого мало!» — заявили развивающиеся страны. Корреспонденты «Свободной Прессы» попытался разобраться — почему мало и сколько кому полагается за «остановку» глобального потепления?

«Человечество не в силах повлиять на законы, по которым живет Земля…»

Александр Перов, руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности (Москва):

— Скажу вам откровенно, задолго до начала саммита в Копенгагене было ясно — это пустые хлопоты, которые закончатся ничем.

«СП»: — Отчего так пессимистично? Ведь столько народу уже две недели топчет бедную датскую землю.

— Вопрос о финансировании реформ по ограничению выбросов был поставлен очень давно. А год назад президент Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу прямо заявил, что развивающиеся страны обязаны нести свою долю ответственности за происходящее антропогенное загрязнение нашей планеты.

«СП»: — Финансовую?

— Нет, не финансовую, а хотя бы ответственность за сокращение выбросов углекислого газа в атмосферу. Развивающимся странам такое заявление очень не понравилось. Уже тогда стало ясно — саммит в Копенгагене обречен на провал.

«СП»: — Почему сумма в 10 с лишним миллиардов долларов не понравилась развивающимся странам?

— Проблема в том, что развитые страны Европы и Америки гораздо больше загрязняют атмосферу Земли, и по логике развивающихся стран должны и больше платить. В том числе должна платить и Россия, которая по Киотскому протоколу отнесена к разряду экономически развитых стран. Об этом, кстати, наши экологи почему-то не любят говорить…

«СП»: — Мы, естественно, платить не хотим и в данной ситуации предпочли бы остаться в рядах развивающихся стран, что, собственно, и есть на самом деле?

— Кому охота отдавать деньги непонятно кому и непонятно за что? Зачем нам вскладчину с Евросоюзом платить китайцам, индусам и большому количеству стран третьего мира?

«СП»: — Неужели и Китай «косит» под «развивающуюся» страну?

— В том-то и дело! Более того, китайцы пытаются подхватить скипетр мирового лидера в деле борьбы с загрязнением окружающей среды и использовании антипарниковой риторики, отняв пальму первенства у Евросоюза. Китайцы теперь не устают повторять, что западные страны должны взять на себя обязательства, как с точки зрения сокращения доли выбросов углекислого газа, так и с точки зрения помощи развивающимся странам, то есть, в первую очередь им — китайцам.

«СП»: — В чем же тут лукавство нашего соседа?

— Китай и другие, так называемые, развивающиеся страны стоят на пороге серьезной модернизации своих экономик, а это автоматические предполагает резкое увеличение выбросов. А кому хочется получать за это штрафные санкции, когда можно получить большие деньги в виде грантов? США и Европа этот этап давно прошли и, в свою очередь, стремятся перенести свои наиболее грязные производства подальше от собственных границ — в те же Китай, Индию, в страны Юго-Восточной Азии…

«СП»: — И все же, какая сумма удовлетворила бы аппетиты стран, которые считают себя развивающимися?

— Речь на данном этапе идет не только о деньгах. Они стремятся в первую очередь продлить срок действия Киотского протокола и после 2012 года. И такая возможность в документе оговорена.

«СП»: — Зачем?

— Ни Китай, ни Индия, ни США Киотский протокол не подписывали, и его продление позволит им беспрепятственно наращивать выбросы, не неся при этом никакой ответственности.

«СП»: — Как в данной ситуации должна поступать Россия?

— Медведев, отправляясь в Копенгаген, подписал Климатическую доктрину России. В ней поставлена цель — повысить энергоэффективности производства в стране на 40 процентов к 2020 году. Этот шаг, по его мнению, должен продемонстрировать миру, что мы за экологию и что внедрение энергосберагающих технологий автоматически снизит наше участие в загрязнении планеты. И с этим трудно спорить. Но есть другая сторона медали, о которой официально никто не говорит. Дело в том, что все эти климатические игры, правила которых Запад пытается навязать миру, России очень не выгодны. Мы — крупнейший поставщик газа, но под предлогом борьбы с потеплением идет яростное вытеснение нашего сырья с западных рынков. В результате получается анекдотическая ситуация: природный газ является самым экологически чистым видом топлива, но Европа всеми силами с ним борется, опасаясь попасть под «зависимость» России. Прошлую свою русофобию Европа поменяла на газофобию. В Евросоюзе все громче раздаются голоса, что нужно отказаться от газа вообще, а все силы и средства бросить на развитие альтернативной энергетики — солнечной, ветряной, приливной и т. п.

«СП»: — Но ведь Европа поддержала строительство наших газовых трубопроводов — Северного и Южного потоков?

— Это верно. Но европейцы отлично понимают, что, во-первых, солнечные батареи не компенсируют всех потребностей в электроэнергии, а, во-вторых, с помощью антипарниковой идеологии они получают хорошие рычаги давления на поставщиков углеводородов, и в первую очередь — на Россию.

«СП»: — Мне кажется, в эту идеологию верит все меньше и меньше людей?

— Да, европейцев не раз ловили на подтасовках научных данных, не буду сейчас их все перечислять. Яркий пример — последний скандал, который уже окрестили климатгейтом. Но дело не в том. Страны, которые намерены заменить газ, уголь и нефть на альтернативные виды энергии, заведомо ставят себя в очень невыгодное положение, поскольку альтернативная энергетика реально не рентабельна. И наоборот, те страны, которые продолжают жечь углеводороды, экономически выигрывают. Поэтому США и Евросоюз придумали для мира такой «фокус»: они готовят законодательные акты для стран-членов ВТО, которые должны резко ограничить экспорт товаров из тех стран, которые, якобы, не борются с парниковым эффектом. То есть, если Россия не примет их правила игры, то рискует оказаться под действием этих санкций.

«СП»: — Но ведь сначала неплохо было бы принять нас в это самое ВТО?

— Весь цинизм американцев и европейцев в том и состоит, что подобные санкции коснутся всех, независимо от членства во Всемирной торговой организации. На сцене появляются новые правила игры, которые я бы назвал климатическими. Те, кто потребляет углеводороды — например, электростанции — вынуждены будут платить за выброс парниковых газов. И они, в свою очередь, вправе будут заявить продавцам газа, чтобы те компенсировали им эти потери.

«СП»: — Вы говорите, что Копенгаген ничем не завершится, но для чего тогда туда отправились первые лица многих стран? И как на ваш взгляд станут развиваться дальнейшие события?

— Лидеры государств с удовольствием продемонстрируют миру свою антипарниковую риторику, попиарятся на этом фоне и заявят о своей глубокой озабоченностью проблемами экологии. Но, скажут они потом, возникли некие непреодолимые проблемы, которые они, конечно же, постараются решить, если не в этот раз, так в следующий. Возможно, будет принята некая политическая декларация. Но развивающиеся страны будут действовать все равно согласно своей собственной стратегии. Они уже завили, что готовы сократить свои выбросы СО2, но по своеобразной формуле: никто не обещает сократить нормы выброса, скажем на 20 процентов, а привязывают их к ВВП — будет расти ВВП, будут расти и выбросы.

«СП»: — То есть, норма будет не сокращаться, а расти параллельно ВВП?

— Совершенно верно.

«СП»: — Как вы относитесь к страшилкам, типа повышения кислотности океана вследствие потепления климата, гибели кораллов, появлению белых медведей-каннибалов и т. п.

— Присмотритесь внимательно к тому, чем нас пичкают западные СМИ: если уменьшается площадь ледников в Арктике и Антарктике — нас убеждают, что виноваты парниковые выбросы. Если площадь ледников увеличивается — говорят, что виновата озоновая дыра, которая образовалась также вследствие тех же парниковых выбросов… То есть мы получаем следующий вывод: все, что на Земле происходит негативного, все напрямую связывается заинтересованными странами с грядущим потеплением климата, которого на самом деле нет. Между тем, серьезные ученые давно поняли: вся деятельность человека на Земле — это капля в огромном море, и вряд ли человечество в силах хоть как-то повлиять на законы, по которым живет наша планета, ибо существуют гораздо более могущественные силы. Впрочем, никто не отрицает, что следует бороться с загрязнением нашего дома-Земли. Но это совсем другая история.


«Все страны очень эгоистичны…»

Елена Кобец, директор по развитию экологического центра «Беллона» (Санкт-Петербург):

— Увы, все страны достаточно эгоистичны, и каждая отстаивает свои экономические интересы. В этом, по-моему, главная причина того, почему переговоры зашли в тупик. Развивающиеся страны считают, что им должны платить за то, что они страдают от выбросов углекислого газа с промышленного производства развитых стран. Одно дело, когда человек живет в хижине и готовит себе пищу на огне, другое — в развитых странах, с высоким ВВП, когда потребители имеют автомобили, их дома набиты бытовой техникой, питаются хорошей пищей…

«СП»: — Это они считают несправедливым?

— Да, они считают, что сильнее страдают не только от неравномерности развития, но и от последствий изменения климата. В России эти изменения не так заметны, а вот в южных странах повсеместно наблюдаются засухи, наводнения, деградация почв, лесов, и прочие негативные проявления природной среды. На восстановление и защиту от стихийных бедствий нужны средства. А ими никто не хочет делиться.

«СП»: — Что же делать?

— Участникам саммита в Копенгагене предлагалось несколько вариантов для обсуждения. Например, такой: каждая страна должна вкладываться во Всемирный фонд по борьбе с последствиями изменений климата в зависимости от уровня ВВП. Но опять-таки, не все согласны и не все готовы платить. Богатая Саудовская Аравия, например, вообще отказывается делать взносы…

«СП»: — Что бы вы пожелали участникам саммита?

— В Копенгаген слетелись первые лица стран-участниц. Важно, чтобы они приняли не столько финансовое, сколько политическое соглашение. Мы призываем президента России Медведева принять новый международный документ, который бы пришел на смену Киотскому протоколу, ведь все надежды на выработку механизма по выходу из экологического кризиса и ограничению уровня выбросов углекислого газа связывались экологами именно с саммитом в Копенгагене. Впрочем, надежда на то, что разногласия между странами будут преодолены, очень мала.


Из заявления Фредрика Райнфельдта, премьер-министра Швеции:

— Вместе мы ответственны за половину мировых выбросов парниковых газов. Позвольте мне быть честным: ваше общее желание ограничить выбросы позволит либо реализовать, либо сделать недостижимой общую цель — удержать глобальное потепление на границе 2°.

СМИ2
24СМИ
Lentainform
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Лентаинформ
Рамблер/новости
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня