Общество / Санкции

Запад играет с огнем, крепя в России великодержавный дух

О чем говорят настроения в нашем обществе

  
16882
Запад играет с огнем, крепя в России великодержавный дух
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Материал комментируют:

64% сограждан полагают, что русский народ имеет особое значение в мировой истории. По данным «Левада-центра», это исторический максимум: в 1992 году об особой роли русских говорили лишь 13% опрошенных.

Социологи зафиксировали также пик великодержавных настроений. Сегодня число тех, кто считает Россию великой державой, достигло 72% россиян. Всего год назад их было 64%.

С мыслью о своем народе у опрошенных в первую очередь связывается история (46%), место, где человек родился (39%), и «земля, на которой мы живем» (38%). Что характерно, с государством народ ассоциируется лишь у 17% россиян, хотя год назад так отвечали 26%. Гордятся тем, что живут в России, 83% опрошенных, а самой страной гордятся 67%.

Аналитики считают, что такие результаты — «эхо посткрымской мобилизации». Как отмечает социолог «Левада-центра» Карина Пипия, «в отношении институтов власти мобилизационный тренд к настоящему времени прекратился, но в отношении национального самосознания он более устойчив». По ее словам, рост великодержавных настроений можно рассматривать как реакцию на несправедливую, антироссийскую политику стран Запада, которая консолидирует общественное мнение в РФ последние три года.

Читайте также

С этих позиций небезынтересно сравнить опрос «Левады» с другим исследованием, которое в декабре текущего года обнародовал Фонд Фридриха Науманна.

Как выяснили немецкие социологи, 64% россиян важно, чтобы в России была демократия (это на 15% больше, чем в прошлом году). 21,8% «все равно», 5,4% - «неважно», будет ли демократия в РФ. В то же время половина (50,5%) опрошенных думает, что большинству их сограждан не так важно, есть ли в России демократия.

Опрошенных также попросили дать определение свободы. Второй по популярности вариант ответа: свобода — «это ни от кого и ни от чего не зависеть» (7,3%). Еще 4,9% считают, что свобода — это «финансовая независимость, достаток». 24,8% понимают под этим «свободу выбора, решения, голоса, передвижения, мысли, слова, самовыражения».

Две трети (64,3%) опрошенных полагают, что государство вообще не вмешивается в частную жизнь граждан. 25,2% считают, что оно «скорее вмешивается» в нее. 10,5% затруднились с ответом. В прошлом году о невмешательстве государства в дела россиян отвечали 49,65% опрошенных.

В большинстве случаев граждане готовы поддержать государство. К примеру, 52% опрошенных считают, что следует ограничить присутствие иностранных компаний в России, еще больше респондентов (58%) уверено, что ограничение на ввоз товаров из-за рубежа полезно для экономики страны.

По мнению руководителя московского бюро фонда Юлиуса фон Фрайтаг-Лорингхофена, ответы довольно дифференцированы, однако в целом «в российском обществе прослеживаются черты авторитаризма». Так, 40% опрошенных приветствуют контроль СМИ со стороны государства «в особых случаях (например, в целях безопасности)», 30% за такой контроль при любых обстоятельствах и лишь 25,8% россиян считают, что СМИ должны быть полностью свободными, указывает фон Фрайтаг-Лорингхофен.

Что скрывают социологические портреты России, куда движется российское общество?

— Существуют очень значительные различия между срезом декларативных ценностей, о которых люди считают нужным говорить социологам, и их реальным жизненным поведением, и реальными мотивациями, — отмечает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. — Именно поэтому на уровне декларативном российское общество консервативно и даже авторитарно.

Замечу, в последние годы эти тенденции стали немного смягчаться по сравнению с 2014—2015 годами. Чуть-чуть стало больше в стране людей, которые перестали выбирать «сильную руку», и на 8% число увеличилось сторонников европейского выбора, хотя в целом доля таких граждан все равно не превышает трети.

По сути, феномен авторитарного большинства постепенно размывается, хотя продолжает в нашем обществе доминировать.

И по-прежнему российское общество крайне слабо структурировано и очень мало способно к самоорганизации. Между тем, самоорганизация есть основа любой демократии — реальной, а не декларируемой. Если нет низовой самоорганизации, даже свободные выборы никакой демократии не дадут, потому что для нее отсутствует фундамент.

Правда, в плане роста самоорганизации в России наблюдаются некоторые подвижки, связанные с работой социальных сетей.

«СП»: — Происходит ли с ростом самоорганизации и рост протестных настроений?

— Протестные настроения в России растут, но они не затрагивают верхние этажи власти. Зато нижние этажи подвергаются людьми очень серьезной критике. И если дать им волю, они могут снести некоторые фигуры и на уровне мэров, и на уровне губернаторов.

Недовольства здесь действительно много, причем граждане не считают нужным это скрывать. Люди, на мой взгляд, готовы к определенным переменам, но говорить, что это демократия, не приходится.

Сегодня, я считаю, наше общество вполне недемократическое. Даже тот факт, что граждане рассматривают демократию как позитивную ценность, — о чем свидетельствует исследование Фонда Фридриха Науманна, — еще ни о чем не говорит. Многие в России считают, например, что при Владимире Путине демократия развивается, в отличие от 1990-х годов, потому что тогда власти не считались с мнением народа, и всем заправляли олигархи.

Но это, конечно, не та реальная демократия, которая вырастает из самоорганизации, а лишь демократия декларативная.

Кстати, если говорить о демократии как о политических правах и свободах, сегодня в них, как показывают наши собственные исследования, заинтересованы не более 12−15% сограждан. Для абсолютного же большинства приоритетами являются ценности социальной справедливости и порядка.

«СП»: — Великодержавные настроения, о которых говорит «Левада-центр», будут и дальше крепнуть?

— Это прямо зависит от внешнеполитической обстановки: по сути, это две чаши одних весов. Чем больше на Россию будет идти давление со стороны Запада, тем больше — в качестве ответа на это давление — у людей будет возрастать чувство собственной национальной исключительности.

Читайте также

По данным того же «Левада-центра», в начале 1990-х картина была зеркально противоположной. Это значит, что ощущение великодержавности не является имманентным свойством нашего национального сознания. Это свойство тех периодов русской истории, когда Россия начинает противопоставлять себя окружающему миру в ответ на попытки этого мира отгородиться от России.

И Западу надо понимать: чувство национальной исключительности — механизм защитный, но довольно опасный. Вводя санкции против Москвы, Запад играет с огнем, и способствует зарождению у нас в будущем куда более жесткого режима, чем нынешний.


*Российская негосударственная исследовательская организация «Аналитический центр Юрия Левады» («Левада-Центр») внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня